Arts
ENG
Search / Поиск
LOGIN
register




Интервью
A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z #


Igor Cavalera


Я знаю, как у вас любят этот альбом

Prologue
В декабре 2016 года именитый бразильский дуэт Max & Igor Cavalera в рамках масштабного мирового тура “Max & Iggor Cavalera return to Roots” возвращается в Москву, чтобы целиком сыграть знаковый альбом Sepultura “Roots” (1996). Таким образом братья призывают “вернуться к корням” и отметить 20-летие самого широко известного и, по мнению большинства слушателей и критиков, лучшего альбома своего экс-коллектива. Накануне концерта нашим собеседником стал Igor Cavalera.
Привет, Игорь. Вы сейчас в туре по США, верно?

Привет. Да, мы сейчас в Чикаго, отыграли отличный концерт.

Это ведь уже часть тура в честь альбома «Roots»? Как люди принимают эту программу?

Отлично. Мы уже половину американского тура отыграли, можно смело сказать, что идея удалась.

Каково это в сравнении с 1996 годом, когда этот альбом только вышел и вы гастролировали с ним по миру?

Ну, главное различие в том, что теперь люди отлично знают эти песни, многие уже стали классикой. В 96-ом публика встречала эти песни совсем новыми, мало подпевали, не были готовы ко всем музыкальным поворотам. Есть и другое различие. Сейчас на концерты приходит много молодых ребят, которые никогда не слышали эти песни живьём. Вместе со старыми фэнами они создают отличную аудиторию для такой программы.

Когда «Roots» только вышел, вы исполняли всего несколько песен с него, а сейчас играете весь альбом целиком. Есть в программе песни, которые вы вообще никогда не играли живьём?

Да, есть несколько: «Lookaway», например. Мы иногда играли «Spit» и «Straighthate», но вот ту же «Itsari» с индейцами — никогда. Сейчас очень классно её исполнять, я там с барабанами выступаю, очень круто.

Многие считают, что этот альбом оказал определяющее влияние на альтернативный металл, так называемый ню-метал, и вообще на все современные виды экстремальной музыки. Как ты относишься к этому?

Да, больше скажу — даже блэк-металлические группы благодаря нам начали заглядывать в своё прошлое, в свои корни, искать народные мотивы. Все эти норвежские парни. Дело не только в ню-метале, вся эта тема глубже.

Будем честны, такой альбом не был большим сюрпризом от вас. Этнические элементы появлялись и на более ранних альбомах — вспомнить ту же «Refuse/Resist». Но в
какой момент вы поняли, что хотите погрузиться в народную музыку так глубоко?


Это была целая концепция. Мы стали больше интересоваться бразильской музыкой, всё стало складываться само собой и мы поняли, что нужно объединить все идеи в один альбом. Вытащить на поверхность все эти национальные традиции, которыми богата бразильская музыка. Да, у нас были опыты с этникой и раньше, но это было скорее баловство. А вот на «Roots» мы взялись за дело всерьёз.

Как считаешь, можно назвать «Roots» языческим металлом?

Языческим? Даже не знаю. Никогда не задумывался о таком.

А как ты сам определяешь эту музыку?

Правда, не знаю. Там столько всего. Хардкор, металл, бразильская музыка. Всё такое разное, я бы не стал называть это каким-то металлом или чем-то ещё. Это очень самобытная запись, она сама по себе.

Какая твоя любимая песня с альбома?

Живьём мне больше всего нравится играть «Straighthate», а вот слушать «Itsari» — ту самую, с индейцами.

Многие помнят видеоклип на песню «Attitude» — довольно необычный для металла, с кадрами тренировок семьи Грейси, легенд бразильского джиу-джитсу. Ты сам когда-нибудь интересовался боевыми искусствами?

О да, я много лет занимался бразильским джиу-джитсу. И клип этот мне очень нравится. Это ведь было ещё до того, как UFC стал таким популярным. Семью Грейси тогда ещё не знали во всём мире, но для Бразилии они уже были важной частью национальной культуры. Мы отдали им дань уважения, показав всему миру их неповторимый стиль борьбы. Их путь в единоборствах чем-то похож на то, что Sepultura сделала для музыки.

А есть ли в Бразилии музыканты, которых бы во всём мире знали так же хорошо, как Sepultura и братьев Кавалера?

Ну, из Бразилии вышло много выдающихся людей, в том числе в искусст
ве. И в спорте, как Грейси или многие футболисты. И в музыке, как Кавалера. Бразилия также известна выдающимися поварами. У нас очень разнообразная страна.

Но ведь именно музыкантов вашего уровня трудно найти? Получается как со скандинавскими странами — металлисты там главный экспортный продукт в музыке.

Пожалуй, да. Хотя кроме Sepultura, к сожалению, не так уж много металлистов вышли на мировую арену из Бразилии.

А ты сам слушаешь какие-нибудь бразильские группы?

Да, их много. Есть очень классная группа Test из Сан-Паулу. Они играют грайндкор, но и в других видах металла бразильцы знают толк. Конечно, все знают Krisiun. Также очень уважаю за прорыв группу Angra, хотя я не большой поклонник классического металла с красивым пением. Их гитарист вообще теперь играет в Megadeth — это очень высокий уровень, страна может им гордиться.

Раз уж мы заговорили о твоей стране, то нельзя не вспомнить недавнюю Олимпиаду в Рио. Её окружало много противоречий и споров, верно?

Ну, разумеется, это прекрасно, когда в твоей стране проходит такое важное событие, как Олимпийские Игры. Но проблема в том, что это как бы разовая акция. Провели и забыли. Хотя стоило использовать такое событие для развития бразильского спорта, для помощи молодым атлетам. Повторюсь, это хорошее дело, но правительство упустило возможность подготовить свою же молодёжь к этим Играм. Это позор.

Ты сейчас не живёшь в Бразилии?

Нет, четыре года назад я переехал в Лондон.

Если не секрет, почему?

Я всю жизнь прожил в Бразилии, я не испытываю каких-то проблем с этим. Я просто хочу испытать больше новых ощущений, повидать мир, пожить в разных местах. Я уже жил в США одно время. Конкретно в Лондон я переехал для того, чтобы развивать свой проект Mixhell. Это совсем другая музык
а, электроника. Именно в Британии такая музыка очень развита, много специалистов, много возможностей.

Ты выглядишь очень открытым для экспериментов музыкантом. У тебя столько проектов: и электроника, и хип-хоп, и металл, и этника. Трудно всё это удержать в поле зрения?

Нет, наоборот. Для меня это гораздо интереснее, чем зацикливаться на чём-то одном. Я вообще считаю, что хороший музыкант должен бросать себе вызовы, каждый раз открывая новые горизонты. А не топтаться 30 лет в одном жанре только потому, что у него однажды хорошо получилось в нём сыграть. Я всегда пробую что-то новое, погружаюсь с головой и чувствую себя по-настоящему живым.

Какое у тебя сейчас оборудование?

Барабаны Pearl, педали тоже, тарелки Zildjian, электроника Roland, палочки Vic Firth, пластики Aquarian.

Ты возишь свою собственную установку на каждый концерт?

Нет, не на каждый. У меня есть гастрольная установка в США и ещё одна в Европе, но логистика не всегда позволяет привезти их на нужный концерт так, чтобы это не ударило по карману. Иногда даже при всём желании и деньгах не получается перевезти инструменты с места на место в срок.

А в России у тебя своё оборудование?

Да, похоже, что к вам мы едем во всеоружии.

Полная установка, со всеми мелкими томами и бонгами, как ты любишь?

Да не, у меня не такая большая кухня. Я сейчас упрощаю её по сравнению с тем, что было раньше. Но у неё всё ещё свой собственный характер. Например, я использую небольшую бочку и в то же время огромные томы. Получается интересное сочетание по звуку.

Маленькая бочка — это для более чёткого щелчка?

Да, можно так сказать. В быстрой музыке не нужны огромные бочки, потому что именно маленький диаметр позволяет выбивать из бочки чё
ткий, сочный стук. Большие бочки годятся для более медленной музыки, вроде как Джон Бонэм играл в Led Zeppelin или Билл Уорд в Black Sabbath.

Может, это неудобный вопрос, но как ты сам считаешь, что отличает тебя от других барабанщиков? В чём заключается твой собственный стиль?

Я думаю, это сочетание разных стилей. Бразильские мотивы, африканские, и в то же время весь этот рок, металл, хардкор, даже электроника. Это трудно описать одним словом, но я люблю быть максимально энергичным в своей игре на барабанах.

За это тебя и любят, в том числе у нас в России. Сколько раз ты был у нас?

Ох, очень много раз. Мы первый раз приехали к вам ещё во времена «Arise». С тех пор мы почти в каждом туре заезжали к вам. Мы знаем, что в России очень любят Sepultura и вообще творчество братьев Кавалер, поэтому для нас ваша страна особенная. Мы чувствуем, как важно играть в России.

На первом концерте Cavalera Conspiracy в Москве фанаты подарили тебе и Максу футбольные майки с вашими именами. Помнишь? Это был 2009 год.

Да, я помню. Было очень приятно.

А сам ты футбол любишь?

Ну конечно, я же бразилец! Я любил футбол задолго до своего увлечения музыкой.

За кого болеешь?

Я всегда был фанатом Палмейрас, клуба из Сан-Паулу. Когда я переехал в Лондон, я стал также болеть за Арсенал. Я живу недалеко от их стадиона, часто хожу на матчи.

Ну что ж, мне пора заканчивать интервью, осталась пара вопросов напоследок. Вы будете играть в Москве что-нибудь ещё, кроме песен с «Roots»? Хиты с других альбомов?

Нет, их не будем. Обычно мы играем весь альбом, а потом ещё несколько каверов или би-сайдов из того же периода, из 96 года. В этом вся суть такой программы, мы создаём особую атмосферу.

Хочешь что-нибудь сказать фанатам перед концертом?

Думаю, это будет ещё один отличный концерт в России. Вы никогда не подводите, ребята. Надеюсь, всем понравится живое исполнение всего альбома «Roots». Я знаю, как у вас любят этот альбом, так что мне терпится представить его вам именно в таком виде.

Беседовал: Шамиль Усаров
Благодарим Марину Лапкину за организацию интервью.

10 дек 2016
the End


КомментарииСкрыть/показать 2 )




/\\Вверх
Saturnus Рейтинг@Mail.ru

Rambler's Top100
1997-2017 © Russian Darkside e-Zine.    Если вы нашли на этой странице ошибку или есть комментарии и пожелания, то сообщите нам об этом