Arts
ENG
Search / Поиск
LOGIN
  register


Новости группы Альбомы
23 фев 2021 : HELLFEST все. В 21
10 фев 2021 : IRON MAIDEN, NEW YORK DOLLS, RAGE AGAINST THE MACH...
10 фев 2021 : Музыканты METALLICA, GUNS N’ ROSES, SLIPKNOT...
далее
Альбомы Найти музыку

Подстиль

Подстиль

Основной стиль
Добавить в TOP10

V/A


« Иисус Христос Суперзвезда (версия Моссовета) »



V/A "Иисус Христос Суперзвезда (версия Моссовета)" Год

1995



Формат

CD Album



Стиль
Symphonic Rock

Оценка

6

/10





N Название
1Увертюра 4:12
2Пролог (Нагорная проповедь) 1:28
3Небом головы полны (Ария Иуды) 4:15
4Что за шум? 4:33
5Колыбельная Магдалины (Все хорошо) 4:11
6Забвение 4:37
7Заговор Кайафа 3:42
8Осанна (Въезд в Иерусалим) 6:22
9Сон Пилата 2:00
10Изгнание из Храма 3:31
11Калеки 1:47
12Как его любить? (Дуэт Магдалины и Иисуса) 4:30
13Предательство Иуды 5:09
14Тайная вечеря 5:44
15Гефсиманский сад (Моление о чаше) 6:20
16Арест 4:17
17Пилат и Кайафа 1:43
18Пилат и Иисус 2:19
19Пилат и Магдалина 4:37
20У царя Ирода 4:38
21Раскаяние и смерть Иуды 5:30
22Суд Пилата (39 плетей) 5:41
23Загробная ария Иуды 3:00
24Эпилог 1:20
Состав группы->
Певцы:
Иисус из Назарета - Олег Казанчеев
Иуда Искариот - Валерий Ярёменко
Мария Магдалина - Ольга Моховая, Лада Марис
Понтий Пилат - Борис Иванов
Кайафа - Вячеслав Бутенко
Анна - Леонид Сенченко
Савл - Александр Бобровский
Симон Зилот - Эдуард Стёпин / Вадим Проданов
Царь Ирод - Сергей Проханов

Запись фонограммы:
В. Голутвин - эл. гитара, ак. гитара
Е. Казанцев - бас-гитара
Ю. Китаев - ударные
С. Нефёдов - рояль, орган
А. Чиненков - труба, перкуссии
В. Савин - эл. барабаны, программирование
Группа «Зодчие» - доп. вокал
Тексты песен
1. Увертюра

(Инструментальная композиция)

2. Пролог

Иисус:
Блаженны нищие духом,
Но не нищие душою,
А те, кто познали
Смысл праведной жизни,
Смысл праведной жизни.

Блаженны чистые сердцем
И милостивые блаженны.
Блаженны миротворцы.
Ждет их высшая слава,
Ждет их высшая слава.

Скрыть/показать



КомментарииСкрыть/показать

Сообщений нет



Комментарии могут добавлять только зарегистрированные пользователи.
Вы можете зарегистрироваться на сайте или залогиниться через социальные сети (иконки вверху сайта).


Поиск Стили Памятка Статистика

Оригинал лучшей рок-оперы на все времена увидел свет в 1970 г., но среди последующих постановок русскоязычной не было. Пришлось ждать до перестройки. Одним из первых идеей об отечественной версии этого произведения загорелся некто Ярослав Кеслер, сделавший свою обработку «по мотивам» уже давно. В 1988 г. он занялся поисками подходящей сцены и в конце концов выбрал театр им. Моссовета.
В постановке, главным режиссером которой стал Павел Осипович Хомский, были задействованы: актеры театра, рок-группа «СВ», группа «Зодчие» (доп. вокал), скрипачи Валерия Петрова, подопечные «усатого няня» Сергея Прохано-ва, тогда уже руководителя театра-студии фантастики «Луна», а также участники театра жанровых миниатюр «Листья» и творческого объединения «АТУМ». Благодаря радиомикрофонам «Зенхайзер» вокальные данные слишком высокого уровня не требовались, а танцевать все учились как могли. Кроме того, трудились не из-за денег (платили ведь мало), а желая прикоснуться, так сказать, к легенде. Репетиции шли долго, и премьера состоялась 12 июля 1990 г.
Пластинка вышла лишь в 1995 г., причем запись по сравнению со сценической версией чуть сократили. Кроме того, на роли Марии и Симона взяли по два артиста, а компоновали, видимо, из двух вариантов записи (http://www. bagiron.narod.ru/media_officiali.htm). Сам Кеслер назвал свое детище «своеобразным сочетанием рок-оперы, православного прочтения Евангелия и традиций русской театральной школы». Однако претензий у меня к нему довольно много – в пер-вую очередь, из-за вольного обращения с первоисточником. В этом я солидарен с Дианой Годер (статья «Пни его!» – http://bagiron.chat.ru/pressa.html#pni). Конечно, переводить шедевры очень сложно, но товарища с его стремлением все разложить по полочкам иногда просто заносило и ему явно не хватало кого-нибудь, кто бы его сдерживал и направлял.
1) «Увертюра». Отличия от оригинала чувствуются уже с самого начала (тревожное гудение там было потише), но и дальше это ощущение не исчезает. Да, все другое – люди, инструменты, время. Тем не менее, музыка звучит, как мне кажется, все-таки хуже (возможно, дело в саунде некоторых инструментов или качестве записи). На сцене в это время разыгрывается целое действо (хореографом стал Феликс Иванов): сначала через зал на сцену проходят трое людей в по-лицейских шлемах и с дубинками (главных священников, как окажется позже), а потом туда вбегает толпа рокеров; когда избивают какую-то девушку, защитить ее пытается парень в джинсах и кожанке, но ему тоже достается; вдруг все рассту-паются, и герой предстает уже в белом балахоне. Авторы явно видели фильм Джуисона, из которого взяли и мотив осов-ременивания сюжета, и некоторые технические моменты вроде строительных лесов. Только вот беда: рокеры ведь не хип-пи, и общественного движения из них что-то не получилось. Да и странно как-то сводить все к любовной теме.
2) «Пролог (Нагорная проповедь)». В оригинале рок-опера начинается (и заканчивается) арией Иуды. В этом был глубокий смысл, который наш интерпретатор либо сам не понял, либо побоялся, что не поймут другие. Вот и получаем в начале Иисуса (Олег Казанчеев) с цитатами из «Нагорной проповеди». В записи нет подпевающих апостолов и диалога коварных Каиафы и Анны.
3) «Небом головы полны (Ария Иуды)». Иуда (Валерий Яременко) поет хрипловатым голосом, из-за чего чувствуешь к нему некоторую антипатию. Перевод неплох, но иногда очень волен и не без ляпов. Например, странновато звучит фраза: «Помнишь, я был правой твоей рукой всегда?», ведь «right hand man» в оригинале – это скорее «сторонник». Еще отмечу, что Иисуса ни «Богом», ни «мессией» Иуда не называет – только «гордым пророком». Насмешило, что Хри-сту предлагают плотничать в домике в лесу (где в Израиле леса?). Фразу «it’s all gone sour» (дословно: «всё прокисло») переводчик заменил более резкой метафорой «в вино твое подмешан яд». И еще одно отличие от оригинала: Иуда не стал причитать до самого конца темы, завершающейся диминуэндо.
4) «Что за шум?». Разговор Иисуса с апостолами весьма близок к оригиналу – правда, в спектакле все портят дев-чонки, то и дело обнажающие в танце ножки. Да и Кеслер вновь хвастается знанием евангелий, вставляя «Кто из нас пер-вый из апостолов?». Все эти добавления нужны были потому, что русские слушатели в основном меньше знают Библию, чем те же англичане или американцы; тем не менее, я не против некоторой недосказанности. Голос Марии Магдалины (Ольга Моховая/Лада Марис) вполне приятен, только вот ее простецкую просьбу «Дай-ка я охлажу твое лицо» заменили на более психологически прямую «Хоть на миг отвлекись, забудь о них», как бы предваряя ее колыбельную. Когда далее Искариот нападает на Иисуса из-за того, что тот решил «возвысить девку до себя», Кеслер опять поражает несколько странной фразой: «Патетику твою отнюдь не все поймут». Не слишком ли высокопарно для не самого образованного че-ловека, которым вроде должен быть Иуда? Впрочем, еще Райс хотел показать, что он все же умнее остальных апостолов. На ответе Христа заметно, насколько голос Казанчеева слабее, чем у Гиллана.
5) «Колыбельная Магдалины (Все хорошо)». Чем дальше в лес, тем больше отсебятины. Конечно, переводить по-эзию нелегко, но сочинять всё самому? Сначала имеем весьма банальные романтические вирши: «Я приду к тебе, лишь позови. Шепчут звезды нам слова любви», но пока они все-таки напоминают перевод. Однако странно, что Иуда оказался не меньшим романтиком, явно не ровно дышащим к прелестям красотки и ревнующим ее к Иисусу: «Сладки твои губы, сладки твои речи…» В оригинале он просто обвинял женщину в пустой трате масла. Кеслер, правда, тоже об этом вспом-нил, но как-то мимоходом. Не обошлась без правок и речь Христа – из нее напрочь исчезли фразы о том, что после его смерти апостолам придется туго и поэтому пусть действуют, пока он жив. Единственным недостатком этой композиции в английской версии была ее затянутость, которую наши, к счастью, повторять не стали. Окончание, кстати, сделали более джазовым, чем в оригинале.
6) «Забвение». Приехали! Взяли музыку из других композиций, написали стихи – и вот результат. Получилось вполне неплохо, хотя текст местами слабоват. Перед нами еще одна исповедь Иуды, который, оказывается, боится, что его все забудут, когда Иисус приобретет славу. Затем появляется Симон Зилот (Эдуард Степин/Вадим Проданов), подумы-вающий поднять восстание по прибытии в Иерусалим. Искариот заявляет, что они «не шайка с большой дороги». Обозвав товарища трусом и «несчастным либералом» (диву даешься, какие политически грамотные эти апостолы!), Зилот (почему не Зелот? нехватка знаний или опечатка?) уходит, а Иуда продолжает размышлять под тревожную музыку о своем пред-назначении, которое поможет ему избежать забвения – причем ценой предательства, к которому, впрочем, подталкивает его сам Иисус. Все это очень напоминает известный роман Леонида Андреева.
7) «Заговор Кайафа». Логично, что после метаний Иуды мы попадаем в синедрион. Для большего контраста на роль Анны (Леонид Сенченко) можно было взять актера с более высоким голосом (как в оригинале). Впрочем, запоминающий-ся бас Кайафы (Вячеслав Бутенко) ни с чем не спутаешь. Только вот почему имя этого первосвященника упорно произно-сят с ударением на последнем слоге? К переводу особых претензий нет, хотя есть и пара перлов: так, Иисус «больше лю-дей возвратил (!) в свое лоно», чем Иоанн, а Кайафа обзывает своих соратников «безмозглыми тварями». Кстати, трех безымянных священников из оригинала превратили в одного, да еще и окрестили Савлом (Александр Бобровский). Так звали от рождения апостола Павла, причем раньше он был именно фарисеем, за что Кеслер и решил зацепиться.
8) «Осанна (Въезд в Иерусалим)». Данная композиция – это синтез оригинальных «Hosanna», «Simon Zealotes» и «Poor Jerusalem». Правда, Кеслеру было и этого мало, и он дал Иуде возможность высказать свое мнение о происходящем безобразии. Пока Симон подбивает Иисуса на восстание, Искариот чувствует себя среди «безумцев во власти громких фраз». Признаюсь, комментарии Иуды добавили определенного шарма. А вот ликующая толпа вызывает впечатление лю-дей, еле сдерживающих зевоту. Интересно, что первосвященники не возмущены этим славословием – напротив, назаретя-нин им симпатичен. Не преминули они и показать свое отношение к Иуде, обозвав его «лукавым» «человеком без лица», который «ради собственной славы… продаст и отца». Ой не нравится мне такая отсебятина! Да и Иисус, который, когда обращался к присутствующим в оригинале, был весьма конкретен, здесь вдруг перешел к обобщениям: «Честолюбец, рвущийся к власти, и свободы жаждущий раб, ученый мудрец, вольнодумец, тиран…» Все остальное тоже изменено – например, вместо фразы «Чтобы победить смерть, нужно умереть», Христос говорит совершенно другое: «Когда навеки я покину Иерусалим, вы сможете дорогу отыскать именем моим».
9) «Сон Пилата». Бориса Иванова в роли Пилата можно считать вполне хорошей заменой оригиналу, хотя поет он менее эмоционально. Однако Кеслер опять выдает, например, такое: «Безмолвный незнакомец предо мной предстал, сой-дя с икон». Даже если Пилату приснился пророческий сон, то откуда ему известно название совершенно чуждого ему предмета? Ладно, спишем на намеренный анахронизм. Однако все равно текст не сравнить с изяществом описания сна в оригинале. Кстати, в отличие от английской версии, в конце композиции звучит постепенно затихающий гитарный инст-рументал. Мелочь, а приятно!
10) «Изгнание из Храма». Видимо, русскому иисусоведу здорово приглянулся фильм Джуисона, раз он перевел и строки, имевшиеся только там. Да и современные реалии типа голосов, кричащих «Милиция!», тоже навеяны экранизаци-ей. На словах изгнания голос Казанчеева вновь не сравнится с Гилланом. Кстати, видимо, вспомнив, что в конце «Осан-ны» было кое-что пропущено, Кеслер вставил ту часть сюда: «Жить вечно можно только смерть поправ».
11) «Калеки». И опять все не слава Богу! Решив, что негоже Иисусу показывать свою человеческую натуру в фра-зах вроде «Не толкайтесь!», Кеслер вообще не дал ему открыть рта. Стоны калек, кстати, звучат как-то неестественно и комично.
12) «Как его любить? (Дуэт Магдалины и Иисуса)». Переходим к арии Магдалины – сильнейшему гимну любви, но любви обреченной. Интересно, что в диалог с Марией вступает и объект ее любви, хотя в оригинале он в это время спит (после репризы колыбельной «Everything’s Alright»). Впрочем, благодаря этому диалогу композиция стала даже эмоцио-нальнее. На сцене в это время актеры стоят в лучах лунного света на противоположных краях крепостной стены, которая потом поворачивается, разделяя их.
13) «Предательство Иуды». К сожалению, никакого продолжительного инструментального вступления нет, и ком-позиция начинается почти сразу же со слов Савла, предупреждающего нас, что сейчас появится Иуда. После неплохого соло на саксофоне мы слышим Искариота. Странно, что заговаривает с ним первым все тот же Савл, причем тоном ЦРУшника, наезжающего на недавно завербованного им шпиона. Создается впечатление, что главный тут он, а характер Иуды приобретает какие-то непонятные черты. В остальном же текст довольно близок к оригиналу.
14) «Тайная вечеря». Кульминация рок-оперы получилась мало впечатляющей. То ли музыка звучит не так мощно (особенно добивает губная гармошка в начале), то ли в подобных произведениях просто необходимо наличие такого голо-са, как у Гиллана. Впрочем, учитывая, что сотворил с текстом Кеслер, со сценой – Хомский и с танцами – Иванов, можно сказать, что вокалист Deep Purple даже в лучшие свои годы спектакль на более высокий уровень бы не вывел. Когда Ии-сус говорит, что один из присутствующих предаст его, можно услышать видоизмененные цитаты из евангелия (в ориги-нале был просто гомон апостолов), т.е. Иуда спрашивает: «Не я ли, Учитель?», а Христос отвечает: «Ты знаешь кто». Да-лее голос Яременко становится уж сильно хриплым, отчего антипатия к нему только усиливается. При этом в оригиналь-ной версии я, напротив, был на стороне Иуды. Кеслер и здесь не удержался от очередного перла: Иуда сравнивает Христа с мандарином, причем именно с фруктом, хотя в английском варианте слово «mandarin» означало лидера, не оправдавше-го надежд.
15) «Гефсиманский сад (Моление о чаше)». Прослушав предыдущую тему, в которой голосу исполнителя роли Ии-суса явно многого не хватало, можно уже не надеяться, что он реабилитируется тут. Да, тягаться с тем, кто в 1970 г. впе-чатлял исполнительским мастерством не только в первой версии этого произведения, но и в миниопере «Child in Time», Казанчеев не может. Ну, не ощущается к герою такого сочувствия! Кстати, инструментальная интерлюдия сделана как-то отрывисто (да еще и с воем саксофона), что на пользу ей совершенно не идет.
16) «Арест». В этой сцене Кеслер опять хочет показать знания Библии, и с его подачи Иисус произносит, обращаясь к апостолам: «Мне пора проститься с вами на недолгие три дня. Вы же станете ловцами душ, поверивших в меня». В ори-гинале же не было ни предсказания о воскрешении, ни такого учительского наставления. Опять пару реплик в текст вставляют неугомонные Савл и Симон, а в конце, после призывов толпы отправить Иисуса к Пилату, мы слышим Магда-лину. Эта часть в оригинале звучала после отречения Петра, которое наш русский товарищ проигнорировал, так что слова «предал лучший друг», которые должны, по идее, относиться именно к Петру, как будто говорят об Иуде.
17) «Пилат и Кайафа». Опять создателю русской версии показалось мало оригинального текста, и он вновь предал-ся сочинительству, вспомнив и евангелия, и Булгакова. Итак, Кайафа сообщает Пилату о бунтовщике. Прокуратор подоз-ревает, что первосвященник преследует личную цель, а вовсе не пытается быть лояльным к Риму. Когда Кайафа намекает, что может обратиться и к императору, Пилат соглашается «на месте разобраться».
18) «Пилат и Иисус». Здесь русский уэбберолюб Кеслер вполне следует оригиналу. Правда, на пластинку не попала довольно большая часть диалога, которую можно услышать на сцене. Представьте себе беззастенчивое цитирование «Мастера и Маргариты», т.е. перед нами предстает Иешуа, а это ведь совершенно другой персонаж.
19) «Пилат и Магдалина». Третий человек, пришедший к прокуратору (в оригинале был один Иисус), – это женщи-на, любящая Христа больше жизни. Мария, повторяя интонации своего возлюбленного под музыку из его арий и резко снижая своим текстом ее эмоциональное значение, просит Пилата казнить лучше ее, что до боли напоминает жен декаб-ристов. Странно звучат и фразы: «Не пролей невинной крови. Искупить грехи чужие – разве это преступленье?», хотя именно пролитие крови в этом случае и должно было привести к искупленью. Да и откуда Марии известно об этой сверх-задаче Христа? Игемон заявляет, что ничего сделать не может, тем более что Иисус сам «ищет смерти», а потом повторяет не только интонации Иуды, но даже и несколько его фраз (в т.ч. и с дурацким «мандарином»). Возможно, так нам хотят сказать, что если даже прокуратор Иудеи, достаточно умный человек, не может понять Христа, то что уж взять с не само-го грамотного на свете Иуды?
20) «У царя Ирода». В оригинале между сценами у Пилата и Ирода паузы почти не было. Кеслер этот пропуск вос-полнил, добавив часть «По пути к Ироду/Появление Ирода», где вновь вспомнил евангелие: толпа продолжает издеваться над Христом, кто-то бьет его по лицу и просит назвать свое имя, а Иисус молчит и умоляет Бога простить этих «неразум-ных». Далее мы знакомимся с Иродом, исполнитель роли которого, Сергей Проханов (ко всему прочему, еще и второй режиссер), вполне похож на Майка Д’Эбо из английской версии. Причем он еще смешнее, чем в фильме Джуисона, по-скольку выезжает на сцену в ванне, а ведет себя наглее некуда, показывая, что может творить чудеса, в отличие от «само-званца и прохвоста», стоящего перед ним. Но откуда же он знает, что Христос «мудр не по летам», если тот молчит?
21) «Раскаяние и смерть Иуды». Иуда жестоко раскаивается в своем поступке, но тут зачем-то свое слово вновь вставляет Симон: нормального вождя из Иисуса не вышло, но иудеи еще покажут Риму, на что они способны. Странно также, что хотя Искариот обращается к Анне и Кайафе, но вместо первого опять влезает Савл. Кто там главный все-таки?! В оригинале Иуда повторяет слова Марии, признаваясь в любви (естественно, как друг) к Иисусу, но Кеслер перевел все заново. Тем не менее, вспоминая предполагаемую ревность Иуды к Иисусу из-за Магдалины (в ее «Колыбельной»), начи-наешь думать, что, может быть, все было наоборот – Иуда влюбился в Иисуса, а девушка ему мешала. Но не будем разви-вать эту тему. Кстати, стоит еще вспомнить о то и дело появляющемся в спектакле Юродивом с колокольчиком, который здесь передает его Иуде, отчего гораздо легче поверить, что парень под конец повредился умом. Однако заканчивающий композицию монолог далеко не так впечатляет, как в оригинале. Да и более выпяченное гитарное гудение как-то раздра-жает.
22) «Суд Пилата (39 плетей)». В записи нет начала сцены, когда Пилат говорит: «Итак, Христос, молись своей судьбе! А что же Ирод, он не внял тебе?», а Кайафа заявляет о необходимости «еретика распять». Непосредственно перед бичеванием толпа просит: «Распни его!», но фраза эта постоянно теряет первый слог, из-за чего получается невеселый каламбур. Во время ударов плетью нет отсчитывающего их бесстрастного голоса, как в оригинале (не хотели утомлять?), и мы слышим Магдалину, вновь желающую оказаться на месте своего возлюбленного. В Сибирь – однозначно! Когда би-чевание заканчивается, ударник выдает пару коротких проходов, и после паузы вновь вступает Пилат. Завершающий диа-лог на удивление близок к оригиналу.
23) «Загробная ария Иуды». На сцене в этом месте имеется часть «Ради спокойствия нашей системы», в которой первосвященники в последний раз обсуждают ситуацию с Иисусом. Горькой иронией отдают их слова: «Славься, наша свобода, в рамках которой послушен народ!» В записи же поет сразу Иуда. Некоторые фразы лично мне не нравятся. На-пример, что означает: «Было б, видно, лучше отступиться ему, чем ввергать всю землю в непроглядную тьму»? И к чему намек на инопланетное происхождение Иисуса, Будды и Магомета? И откуда взялся еще и Илья-пророк? Ох уж этот Кес-лер! В оригинале Иуда, как я уже говорил, не только начинал, но и завершал рок-оперу (если не считать увертюры и инст-рументала в конце). В русском же варианте музыка затихает и возникает голос Пилата: «И вот когда вы упьетесь своей свободой… тогда вы снова придете ко мне… и скажете: “Прости нас, игемон, прости Христа ради!” Ради Христа я бы простил, да простит ли Он?» К чему этой ненужной вставкой заканчивать спектакль, в котором о свободе (и причем здесь она?) вспомнили только под конец, а в записи эта часть вообще отсутствует? Кстати, никакой сцены распятия, очень тя-желой с любой точки зрения, нет, но в английской версии она по крайней мере завершала рок-оперу на достойном эмо-циональном уровне.
24) «Эпилог». Хоть инструментал на месте. Пожалуй, это единственный трек, ничем не отличающийся от оригина-ла. Правда, название фактически убрали. На сцене в это время исполнитель роли Иисуса, вновь одетый как рокер, жмет руку Иуде, а потом они садятся пассажирами на два мотоцикла и уезжают, но затем возвращаются за Марией. Так закан-чивается спектакль о личности, ставшей жертвой, с одной стороны, представителей власти, а с другой – толпы, но только получается, что главное – это любовная тема.
Я долго размышлял над оценкой. Музыка изменилась мало, но и в ней есть что-то неуловимое, из-за чего впечатле-ние получается несколько хуже. А уж когда Уэббер звучит под стихи, которых Райс не писал, то возникает и раздражение. К тексту вообще претензий гораздо больше. Свалив все в кучу, переводчик, как остроумно заметила Диана Годер (спаси-бо ей за блестящую рецензию, которой я кое-где беззастенчиво воспользовался), «повесил столько ружей, которые к фи-налу должны выстрелить, что зритель чувствует себя просто в тире». А стремления объяснить все загадочной русской душе, да еще и развлечь ее, приняли, особенно на сцене, просто невообразимые черты. Размышлял я, размышлял, но в конце концов решил, что до оригинала, который наши все-таки здорово попортили, здесь ой как далеко!
Featus6/106/106/106/106/106/106/106/106/106/1029 июл 2008


~



просмотров: 17158    

/\\Вверх
Рейтинг@Mail.ru

1997-2021 © Russian Darkside e-Zine.   Если вы нашли на этой странице ошибку или есть комментарии и пожелания, то сообщите нам об этом