Arts
ENG
Search / Поиск
LOGIN
  register




Интервью
Interview
A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z #


Die Apokalyptischen Reiter



Апокалипсис рядом



Prologue
Эта группа уникальна. Даже их лейбл Nuclear Blast, прямой обязанностью которого является подбор наиболее правильной стилистической классификации для своих питомцев, рекламирует новый альбом этого немецкого квинтета просто как “the craziest kind of metal”. Как и четыре предыдущих релиза Die Apocalyptischen Reiter, “Samurai” представляет собой смешение стилей в диапазоне от блэка и дэта до эмбиента и даже регги. И вместе с тем, это новый шаг в развитии группы, поскольку и музыка, и тексты, и оформление нового альбома заметно отличаются от того, что группа делала раньше. Подробности – в телефонном разговоре с вокалистом и гитаристом Фуксом.
Давай начнем с вопроса, который интересует всех ваших фэнов на территории бывшего Советского Союза. В октябре вы должны были выступать в Киеве, но этот концерт так и не состоялся. Что-то пошло не так?

Я не знаю, я совершенно не представляю себе, что произошло. Мы должны были выступать там 2 октября, но организаторы не подавали признаков жизни в течение четырех или пяти недель. Мы им беспрестанно писали, но ответа так и не пришло.

Жаль, но ничего не поделать, такие вещи для многих местных промоутеров - в порядке вещей. Давай обсудим что-нибудь более приятное. Например, тебя самого. В начале истории группы ты называл себя Оймель, а пару лет назад сменил псевдоним на Фукс (по-немецки "лиса" - прим. авт.)…

(Хохочет).

Что, тебе все задают этот вопрос?

Ага! Это очень личный вопрос, но на него очень просто ответить. Однажды я увидел во сне двух лисиц, и одной из этих лисиц был я. Вот и вся история.

А как это изменение твоей личности отразилось на музыке группы?

Не знаю… Ты же журналист, так что это ты должен сказать, что изменилось.

Мне лично кажется, что на последних двух дисках вы заиграли гораздо более оптимистичную музыку…

Да, это так. Я всегда говорю, что наши песни пишет жизнь, а наши альбомы похожи на музыкальные дневники. Все, что с нами случается, все, с кем мы встречаемся - все это влияет на нашу музыку. Что же касается меня лично, я очень много путешествовал, и это меня вдохновляло. Я отлично проводил время, и возможно поэтому сейчас у меня получаются более позитивные песни, чем когда-либо раньше.

Кстати, вы поменяли еще и название группы. За пределами Германии и Австрии ваш новый альбом продается как творение группы Apocalyptic Riders…

Да, это так. Дело в том, что наше название вызывает массу проблем у многих людей. Американцы вообще не могут выговорить это словосочетание. В турне мы встречали немало ребят из Америки, и никто их них не мог правильно произнести название Die Apocalyptischen Reiter. Но ведь в России мы по-прежнему называется немецким именем, разве нет?

Да, все правильно. Но на этом перемены в вашей жизни не заканчиваются. Для альбома "Samurai" вы нашли новую студию и нового продюсера. Почему вы решили работать в Antfar Studio с Тью Мадсеном? Чем вам не угодил Энди Классен, который продюсировал несколько ваших предыдущих работ?

Энди - фантастический продюсер и интересный человек, но мы захотели попробовать что-нибудь новенькое. Мы не хотим слишком часто делать одно и то же и поэтому решили поэкспериментировать. Я думаю, что мы не ошиблись с выбором, мне нравится звучание нового диска, оно очень мощное. Мы говорили с Тью до начала работы, мы послали ему запись пре-продукции, которую сделали сами в своем родном городе Ваймаре, и он был очень удивлен. Он сказал нам: "Пожалуйста, позвольте мне заняться вашим продюсированием! Я знаю, как добиться с этим материалом наилучшего результата". И мы поехали к нему в Данию.

С кем проще работать - с Тью или с Энди?

(Смеется). Они совершенно разные! Энди работает как бы сам по себе, а Тью - это не просто продюсер, он почти участник группы. У нас в студии был такой момент, когда я сидел за микшерским пультом и нажимал клавишу "play", а он играл на музыкальных инструментах. Последний раз, когда мы виделись с ним в студии, мне уже казалось, что он наш третий гитарист. Возможно, он нам немного ближе по духу, у него большая коллекция восточных инструментов, и мы часто выбирались вместе на барбекью или на вечеринку. К тому же, пейзажи его района Дании очень напоминают нам нашу родную природу, прямо у его дома находятся два больших озера, и до них можно было дойти всего за 10 минут. Так что у нас получился почти отпуск - много отдыха и чуть-чуть работы. Записываться с Тью было очень просто, и на этом альбоме все партии действительно записаны "живьем". В отличие от наших альбомов с Энди, мы не использовали никаких студийных трюков.

Вы, наверное, воспользовались каким-нибудь экзотическим инструментом из коллекции Тью?

Да, мы использовали затц - это такая национальная турецкая гитара - и ситар.

Есть ли на свете такой музыкальный стиль, элементы которого вы никогда не стали бы использовать в своих песнях?

(Смеется). Не знаю. Не хочу загадывать наперед, потому что невозможно предугадать, что нас ждет. Возможно, мы запишем песню в стиле кантри, кто знает.

Окей, а существует ли такой музыкальный стиль, который ты от всей души ненавидишь?

(Смеется). Я думаю, что в любом стиле есть хорошая музыка и хорошие музыканты. Мне, пожалуй, не очень нравится "холодная", "бездушная" музыка, что-то вроде EBM, но я бы не сказал, что я ее ненавижу. Я слушаю музыку всех стилей. Когда я в турне или путешествую, я слушаю фолк тех стран, которые мы посещаем, потому что она отображает душу страны и ее жителей.

Как вы решаете, какую песню петь по-английски, а какую - по-немецки?

Наверное, наши английские песни проще, у них более простые тексты. Если ты используешь слова вроде "fight" или "kill", это международные понятия, и все поймут, о чем ты поешь. Немецкие тексты имеют более глубокий смысл. Здорово играть в своей родной стране, когда все знают твои тексты, и фэны перед сценой подпевают громче, чем музыка из динамиков.

Оформление нового альбома также заметно отличается от ваших предыдущих работ. Почему в качестве художника вы выбрали Хельмета Хауптмюэля? Чем он знаменит?

Сначала мы хотели поместить на обложку фотографию группы, но потом выяснилось, что у нас нет ни одной достаточно хорошей фотографии. (Смеется). Так что нам пришлось за два дня изобретать новую обложку, и Хельмет был первым, о ком мы подумали. Он работает для немецкого журнала "Legacy" и часто рисует картинки для подкладок под "трей" для многих групп. Мне очень нравятся его работы, и поэтому выбор пал именно на него. Через два дня у нас уже была готовая обложка.

Кстати, почему вы назвали диск "Samurai"? Это подарок вашим японским фэнам?

(Смеется). Нет, дело не в этом. Просто мы, музыканты группы, сейчас чувствуем себя, как самураи. С одной стороны, самурай - это воин, знаменитый своей дисциплинированностью и преданностью, а с другой, самураи всегда поддерживали искусство, театр и музыку. У самураев была веселая жизнь. И все это относится к нам на все сто процентов.

Кстати, у вас много фэнов в Японии? Вы там когда-нибудь выступали?

Нет, никогда. Мы пытались, но у нас там нет издающей компании.

Ваш новый диск выходит с бонус-DVD. Что на нем можно будет увидеть?

Там пять видеоклипов и документальный фильм о группе, причем мы показаны не столько как музыканты, сколько как люди.

Слушай, ты сказал, что там будет пять клипов, а в пресс-релизе написано, что вы недавно сняли свой самый первый видеоклип на песню "Eruption"…

Да, там будет один настоящий видеоклип и четыре концертных трека. Но это все равно не первый наш клип, у нас уже есть одно видео на песню "We Will Never Die" (с альбома "Have A Nice Trip", 2002 - прим. авт.)

Расскажи подробнее о работе над клипом "Eruption". Где вы его снимали? Какие впечатления от процесса?

Было прикольно. (Смеется). Мы сняли клип у нас в Ваймаре, съемки продолжались три дня. Кстати, его можно скачать с сайта Nuclear Blast. Но у нас возникли проблемы с этим клипом и DVD - компания, которая печатает эти диски, почему-то не справляется с работой, так что лимитированное издание "Samurai" с бонус-DVD появится в продаже позже, на неделю позже, чем обычная версия.

Я слышал, что это видео покажут по MTV и Viva…

Может быть. Но это зависит от продаж. Если ты занимаешь высокие места в немецких чартах, то они, возможно, покажут твой клип, если же нет, его можно выбросить в помойку. Таковы правила этой чертовой индустрии.

А вы уже, насколько я понял, собираетесь в тур…

Да, мы начинаем давать концерты на следующей неделе, и тур продлится до конца марта. В феврале и марте мы будем пять недель выступать хэдлайнерами в Германии, Австрии, Швейцарии, а также на нескольких концертах в Голландии и Франции.

Вам больше нравится выступать хэдлайнерами, или прикольнее быть в роли разогрева?

Нет, хэдлайнерами быть гораздо лучше! (Смеется). Конечно, когда ты кого-нибудь разогреваешь, твой сет короче, ты заканчиваешь раньше и можешь весь вечер пить. Но это единственное преимущество разогрева.

Где бы ты хотел сыграть больше всего?

Я бы очень хотел устроить тур по Австралии и Новой Зеландии. Я там прожил почти год, и я знаю эти места. Если ты гастролируешь по Австралии, все совсем по-другому, нежели в Европе. Если ты перемещаешься на автобусе, то на дорогу от одного клуба до другого уйдет неделя. Наверное, это очень здорово - пересечь пустыню, чтобы выступить в маленьком пабе перед 15 металлистами, а потом снова проехать 200 километров, чтобы выступить перед другими 15 металлистами.

Да вы же разоритесь!

Конечно, но такой тур нужен не для зарабатывания денег, а для удовольствия. Было бы здорово устроить себе такой отпуск.

Теперь несколько вопросов о ваших старых альбомах. Переиздание вашего первого диска "Soft & Stronger" (1997) содержит три бонус-трека. Откуда они взялись? Вы записали их специально для этого переиздания, или это какие-то ауттейки?

Это наши совсем старые песни, которые мы в 1997 году так и не записали. Наш старый лейбл (Ars Metalli) закрывался, они не могли нам заплатить и взамен отдали нам права на наши диск. Тогда мы договорились о переиздании с Nuclear Blast, но они хотели, чтобы на переизданиях были бонус-треки. Поэтому мы пошли в студию и записали этот старый материал.

Самый интересный из этих бонусов - "Dragonheart", в котором вы используете старую советскую мелодию авторства Александры Пахмутовой. Как вы вообще услышали эту мелодию? Вы слушаете на досуге старую советскую поп-музыку?

Нет.(Cмеется). Ты знаешь группу Rammstein? До ее создания некоторые музыканты Rammstein играли в группе Feeling B. Это были настоящие грязные панки, и они использовали эту мелодию в одной из своих песен. С тех пор прошло уже 15 лет. Но мне настолько нравится эта мелодия, что я решил ее тоже использовать в своей песне. В нашей музыке вообще много русских влияний, ведь в детстве мы жили в ГДР, где так или иначе приходилось слушать русскую музыку. Мне, кстати, она нравится до сих пор.

А с современными русскими группами ты знаком? Или, может быть, с группами из других пост-советских стран, например, из Латвии, Украины или Беларуси?

Нет, никого не знаю. Мы общаемся со многими группами, но среди них нет никого из России. Я совершенно не знаком с вашей сценой. Я знаю несколько групп из Польши, например, Vader и Behemoth, знаю Krabathor из Чехии, но из России - никого. У нас здесь практически невозможно получить информацию о том, что у вас происходит.

Часто приходится слышать, что практически все группы из Восточной Германии играют совершенно особенную музыку. И правда, такие восточно-немецкие артисты, как Rammstein, Нина Хаген, Depressive Age и вы действительно уникальны. Как у вас получается играть музыку, которую больше никто не играет?

Не знаю. Возможно, мы не испытываем такого давления, как музыканты в западной части Германии. Мы просто играем музыку, и для нас не важно, коммерческая она или нет, металл это или нет, дэт это или нет. Мы всегда смотрим по сторонам и используем в нашей музыке все лучшее, что видим и слышим. Наверное, именно это делает группы из Восточной Германии особенными. У многих из них есть свой собственный стиль, но они не думают о стилях, они просто играют музыку. К тому же, на артистов всегда оказывает влияние из жизнь, а поскольку мы выросли в другом окружении, поэтому мы и играем другую музыку.

Ты помнишь, какой альбом ты купил самым первым?

Да, это был Napalm Death "The Peel Sessions".

А вообще, трудно ли было достать записи своих любимых групп, когда ты жил в ГДР?

Да, еще бы. Но у нас вовсю процветал обмен кассетами. Например, в соседнем городе мог быть парень, у которого на кассете было три песни Napalm Death, а у тебя было три песни Kreator, и ты ехал в соседний город и менялся с ним, или вы посылали друг другу записи по почте. Большинство этих записей имели совершенно ужасное качество, и поэтому, когда Берлинская стена рухнула, и я купил себе кучу пластинок, я был очень разочарован, потому что они так чисто звучали! Я же привык слушать старые кассеты, а звучание пластинок вообще не имело с ними ничего общего. Так что Napalm Death, который я упомянул, не был первым металлическим альбомом, который я услышал, но это была первая настоящая пластинка, которую я купил.

Как твои родители отреагировали, когда ты стал слушать экстремальную музыку?

(Вздыхает). Их никогда особо не интересовало, что я слушал. Они просто выключали магнитофон, если я слушал что-нибудь уж слишком громко.

До создания Die Apocalyptischen Reiter ты и бас-гитарист Фольк-Ман играли в нескольких дэтовых и грайндовых командах. Что вас заставило переключиться на другую музыку?

Просто нам совершенно не интересно делать одно и то же на протяжении 15 лет. Может быть, это просто эволюция. Когда мы начинали, мы были по-настоящему быстрой и экстремальной группой, и у нас до сих пор есть экстремальные элементы, но я не хочу стоять на одном месте целых 15 лет. Я изменился как личность, и это слышно в музыке.

Трудно ли было играть дэт и грайндкор в Восточной Германии после крушения Стены?

Вовсе нет. (Смеется). После того, как Стена рухнула, множество групп из Западной Германии устремились на восток, и в течение двух-трех лет они были у нас суперзвездами. Но потом люди просто "наелись". В начале они испытывали музыкальный голод, а теперь этого нет, теперь ты каждую неделю можешь ходить на крутой концерт.

Ты когда-нибудь брал уроки вокала? Уж очень легко ты комбинируешь различные манеры пения…

Я брал несколько уроков, но не особенно часто. Просто дело в том, что я не хочу делать одно и то же слишком часто, и поэтому наши песни такие разные, а раз так, мне приходится переключаться с высокого вокала на низкий, с чистого голоса на гроулинг. Главное, чтобы вокал подходил песне. Представь, например, как бы я спел "Lazy Day" с последнего альбома дэтовым голосом.

Кстати, про "Lazy Day". Признавайся, кто у вас в группе фанатеет от регги? Вы, наверное, единственная группа в мире, которая смешала регги с металлом…

На самом деле, никто из нас не слушает регги. (Смеется). Я написал "Lazy Day", когда был в отпуске в Португалии. Мне было нечего делать, я лежал на пляже с прохладным напитком в руке и слушал шум прибоя. И так у меня родилась эта песня. Она передает те чувства, которые были у меня в тот момент. На альбоме она идет девятым треком, так что после восьми тяжелых и быстрых песен слушатель может отправиться с нами на отдых.

Теперь давай обсудим ваш веб-сайт. Что за жуткий раздел "War" вы там сделали? Откуда взяты все эти фотографии с ужасами войны?

Смысл этого раздела можно объяснить двумя способами. Да, мы знаем, что в мире множество войн, множество боли, и это одна из сторон нашей группы. У нас есть злые и мрачные песни о человечестве и войнах, так что эти фотографии являются иллюстрациями этих песен. Но с другой стороны, ты не должен забывать про то, что жизнь продолжается. Ты еще не умер, и ты должен радоваться этому обстоятельству. Попытайся получить от жизни удовольствие! Развлекайся!

Тебе когда-нибудь попадались группы, которые можно считать последователями Die Apocalyptischen Reiter?

Нет, я бы не сказал. Но сейчас есть множество групп, которые смешивают разные стили. В прошлом нам постоянно приходилось бороться с "тру-металлистами", которые говорили нам: "Нельзя делать то, нельзя делать это…" А сейчас многие группы, особенно в нашем районе Германии, занимаются тем же, что и мы.

Ну что ж, пора заканчивать. Пожалуйста, скажи на прощанье пару слов вашим фэнам в России. И если можно, по-русски, вы ведь учили в ГДР русский язык.

(Смеется). Ой, это сложно, я знаю всего несколько слов - "na zdorovje", конечно же, а еще "slushat", "chto", "dostoprimechatelnosti" (смеется), "rabotat", "zagranturist". (Дружный хохот).

Ого! Оригинальные у тебя познания!

Один из моих лучших друзей родом из Одессы, и он очень прикольный парень. А что касается фэнов, то я хочу сказать им следующее: я надеюсь, что мы однажды все-таки доберемся до России, дадим концерт и классно с вами потусуемся. Надеюсь, что билеты не будут слишком дорогими. (Смеется).


Выражаем благодарность Маркусу Восгиену (Nuclear Blast) за организацию этого интервью.

Роман "Maniac" Патрашов
23 ноя 2004
the End


КомментарииСкрыть/показать
просмотров: 962




/\\Вверх
Рейтинг@Mail.ru

1997-2022 © Russian Darkside e-Zine.   Если вы нашли на этой странице ошибку или есть комментарии и пожелания, то сообщите нам об этом