Arts
ENG
Search / Поиск
LOGIN
  register




Интервью
Interview
A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z #


Мельница



На крыльях успеха



Prologue
Если говорить об отечественной околофолковой сцене и коллективах, работающих в этом направлении, то московскую группу Мельница можно смело назвать одной из самых ярких команд жанра. И действительно, тот факт, что тысячные залы для Мельницы не проблема, уже давно никого не удивляет. Более того, это чуть ли не единственная российская фолк-рок-команда, пробившаяся на массовый уровень – радио, телевидение, крупные фестивали и т.д. Вот и мы решили встретиться и поговорить обо всем, что было, есть и будет в жизни коллектива с гитаристом и по совместительству директором Мельницы Алексеем Сапковым, известным также как Chus. Разговор, надо сказать, получился довольно объемным и порой выходящим за рамки группы и связанных с ней вопросов. Тем не менее, мы решили по возможности не сокращать материал, ведь поднятые в нем темы могут быть интересны не только поклонникам группы, но и всем, интересующимся отечественной сценой.
Мельница
Не так давно вы отыграли на одном из крупнейших российских рок-фестивалей - «Нашествии». Как удалось туда попасть?

Переговоры об этом шли давно, еще с тех пор как мы выпустили первый альбом и попали на CD-Land, наш лейбл. Сразу, естественно, вопрос о том, как бы нас запихнуть на разные престижные фестивали, так как лейбл заинтересован в том, чтобы группа раскручивалась. В этом плюс для музыканта, который издается не на деньги из собственного кармана, а в том случае, когда его издает лейбл. Лейбл заинтересован в том, чтобы диски продавались. Соответственно, лейблу необходимо, чтобы музыкант раскручивался, ведь чем больше он раскручен, тем лучше продаются диски. Поэтому тогда же, еще в 2003 году, поднимался этот вопрос, но тогда нас никуда не взяли. А вот в 2004 году мы уже совершенно спокойно поиграли на «Крыльях» и довольно легко договорились. Но то было понятно, поскольку группа периодически собирает большие залы и сам фестиваль проходит в Москве. То есть, это тоже было в их интересах, это было уже в какой-то степени взаимовыгодное сотрудничество. Но «Нашествие» - более пафосный фестиваль, наверное, даже центральный рок-фестиваль страны. Мы хотели еще в прошлом году туда попасть, не получилось, но вот в этом году лейблу уже удалось продавить наше участие в фестивале. Плюс к этому, свою роль сыграло то, что у Нашего Радио и у «Нашествия» соответственно все-таки поменялся формат. Ушел Михаил Козырев, его место заняли другие люди, и это, в общем, заметно. Я послушал радио и даже по эфиру заметно, что они немножко изменились.

Выступление на «Нашествии» можно расценивать как прорыв для группы, или же это достаточно ординарное событие?

Скажем так, если бы мы на этом фестивале поиграли на большой сцене, да еще и в самое горячее время, вот это можно было бы считать прорывом. В принципе, то, как это произошло, на данный момент достаточно закономерно. Потому что практически все группы, которые вышли на наш уровень, и у которых по каким-то личным обстоятельствам, интересам, формату получилось поучаствовать в «Нашествии», там поучаствовали. Я считаю, что это достаточно закономерно, может, это и не скромно так говорить, но тем не менее. А вот то, что в «Чартову дюжину» мы попали практически одновременно, вот это прорыв. (на момент подготовки материала группа уже не одну неделю удерживает первую позицию в «Чартовой Дюжине» Нашего Радио - прим. авт.)

Расскажи о вашем выступлении, где вы играли, какие песни исполнили и, собственно, как отыграли?

В этом году «Нашествие», видимо, решило перенять у «Крыльев» хорошую идею о нескольких сценах. Потому что, действительно, когда идет такой большой фестиваль, когда выступает очень много групп, располагать только одной сценой очень не удобно. Хотя бы по той причине, что когда на главной сцене что-то такое происходит, пока кто-то там перенастраивается, налаживает аппаратуру, нерационально теряется время. На «Крыльях» играла то большая сцена, то боковая малая. Здесь они решили пойти даже еще дальше. На «Нашествии» сделали три сцены, которые играют одновременно. То есть если тебе по какой-то причине не нравится то, что на большой сцене играет, то ты идешь смотреть одну из боковых. Территория фестиваля позволяла, она очень большая, и друг другу сцены не мешают. Мы играли на боковой сцене, которая называлась Южная. На ней в этот день, когда мы играли, был так называемый фестиваль музыки «Этно». Для нас это, конечно, забавное наименование, но мы уже привыкли, что нас постоянно пихают куда-то, куда ну хоть как-то более-менее мы подходим. То мы в кельтах ходим, то мы в этно попали, то нас запихнут в русский рок, например. (Дружный смех). Хотя мы ни туда, ни сюда не вписываемся. И сам фестивальчик вот этот, «Этно», он был несколько странный, потому что с одной стороны, действительно, были группы, которые играли такую этно-ориентированную музыку. С другой стороны, были группы типа нас, которые все-таки играют рок или фолк-рок. Но тем не менее, по-моему, было достаточно интересно, нас пришло послушать много народу. Причем, мне так показалось, нас даже лучше всех принимали, по крайней мере, на этой сцене. Еще когда мы отстраивались, прибежало большое количество народа, и уже начались пляски. Что приятно, на фестивале очень хорошая организация и, по-моему, очень хороший звук. Нам было очень комфортно работать на сцене. Мы приехали на отстройку первыми, и тем не менее, все уже было подключено, и если на фестивале и были какие-то накладки, нас это не коснулось. Играли мы в основном вещи с нового альбома. Такие вещи, которые хорошо играть на большой площадке, с хорошим, мощным звуком, что-то более драйвовое. Мы с ударными и с басом поиграли все, что есть на новом альбоме и кое-что из неизданных песен. А потом забавным образом нас попросили поиграть еще, что для фестиваля не очень характерно. Я не знаю, с чем это было связано, но подбежал организатор и сказал: «Ребята, играйте еще!» Мы сыграли еще три песни, причем с учетом того, что у нас новая программа с басом и ударными закончилась. Мы играли старые вещи с первого альбома, но в варианте с ударными, правда, без баса. (Смеется). Было очень забавно, и, по-моему, народ порадовался. В общем, было весело и драйвово.

А публика, если не считать поклонников группы, как вас приняла? Были ли какие-то отзывы от слушателей, доселе не знакомых с вашим творчеством?

А кстати, на самом деле, мне не показалось, что там было много наших регулярных посетителей концертов. Часто, когда концерты играешь, зачастую узнаешь людей. «Вот, вот эту физиономию я уже видел, он уже был на концерте!» Нет, там было много других лиц, конечно же, наша публика тоже была, водила хороводы, но относительно общего количества людей, мне кажется, их все-таки было меньшинство. Однако, народ очень хорошо принимал, да и атмосфера способствовала - все приехали отдыхать, всем весело, всем хорошо, все уже выпили пива.

Как прошло ваше выступление на "Этно-Лайф'2005"? Как принимали группу, и велась ли обещанная видео съемка концерта?

Да, видео съемка велась. Причем, судя по всему, достаточно серьезная, потому что были специальный краны с операторами, то есть, это такое не дешевое удовольствие. Они к этому достаточно серьезно подошли. Касательно самого фестиваля, я, к сожалению, до этого не бывал на нем, хоть он уже и четыре года проходит. Те, кто был до этого, говорят, что фестиваль стал очень коммерческим, его сделали ориентированным на зарабатывание денег. И судя по всему, это действительно так, и на концерте было не так много народу, как могло бы быть, так как вход на концерт стоил отдельных денег. И было немножко жаль людей, которые заплатили за вход, и которым еще пришлось заплатить деньги за концерт, но это уже вопрос к организаторам. Организован он, к сожалению, не так хорошо, как «Нашествие», но в общем-то, это довольно-таки понятно, потому что «Нашествием» занимаются очень серьезные люди и компании, у которых много денег, и которые на этом зарабатывают много денег. Но в принципе, те, кто не занимался сравнением прошлых фестивалей и этого, те, кто приехал просто отдохнуть, по-моему, остались очень довольны. У нас, правда, случилась там парочка накладок с транспортом. Не получилось с автобусом туда, не получилось с автобусом обратно. Но надо отдать должное организаторам, они компенсировали наши расходы. И поскольку сама организация была не очень четкой, то мы выступали на фестивале практически без отстройки. Хорошо, что у нас есть свой звукорежиссер, Доктор, который хотя бы в курсе, чего мы играем, и который мож
Мельница
ет в какой-то незнакомой обстановке быстро хоть что-нибудь вырулить. И, в общем, отзывы были скорее отрицательные, но отрицательные не в плане того, как мы выступили, а в плане звука, что звук был плохой. Верю, верю.

А предложение выступить на фестивале «Крылья» в этом году не поступало, или вы отказались?

(Смеется). Ну, на самом деле, оно поступало, нам предлагали играть на «Крыльях», но в этом году мы решили, что мы там играть не будем. Даже не мы это решили, в данном случае за нас это решил наш лейбл CD-Land. А вот почему он так решил, это секрет.

Каков, на твой взгляд, статус группы на сегодняшний день? Ведь Мельница сегодня не позиционирует себя как андеграундная группа? Ну и в целом, по твоему мнению, фолк и все, что с ним связано - в России это андеграунд?

Ну, мы, конечно, не андеграунд, и, в общем-то говоря, Мельница никогда не была андеграундом. Потому что это всегда была скорее такая поп-музыка. Популярная музыка не в плане «попса» а музыка, рассчитанная на популярность у слушателей. Не замороченная, ничего такого, просто мы делаем то, что нравится. Стараемся, чтобы это нравилось другим. Но сейчас Мельница наверное где-то на перепутье, на полпути от андеграунда до настоящего шоу-бизнеса. Мы конечно еще не доросли до уровня Алисы, например, или ДДТ, которые реальные мега-звезды по всей стране. С другой стороны, мы уже давно выросли из штанишек, которые, может, наши товарищи еще до сих пор носят, к сожалению. По поводу перспектив, то тут на самом деле нужно различать фолк-музыку и музыку, сделанную на основе фолка. Очень часто это путают. Путаница эта происходит по одной такой замечательной причине, о которой рассказал Ди Курцман из питерской группы The Dartz. Он сказал так: «Есть два вида фолка. Есть фолк в европейском понимании, когда собираются люди и играют аутентичную народную музыку. То есть вот так, как ее играли в народе, это называется «традиционный фольклор». Воспроизводится то, что игралось, то, как игралось тогда. У нас тоже есть такие коллективы, ансамбль Дмитрия Покровского, например. А есть фолк в американском понимании, когда на самом деле пишется авторская музыка». Вот Боб Дилан - это фолк с точки зрения американцев, и там есть фолк-хит-парады, в которых он регулярно занимает первые места. Джоан Баэз - это фолк с их точки зрения. На самом деле, даже группа Led Zeppelin – фолк с точки зрения американцев, реально. Но естественно, это музыка на основе фолка, и у нее в России, как и вообще везде, перспективы очень хорошие. Реально просто рынок не развит, просто нет рынка. Под рынком понимается в первую очередь издательская индустрия, а конкретно, издательские лейблы. Ведь помимо крупных, так называемых «мажорных» лейблов, на западе огромное количество лейблов меньшего размера, так называемых независимых лейблов, каждый из которых на чем-то специализируется. Каждый издает какую-то определенную музыку, кто-то издает металл, например, причем тоже по жанрам. Каждый из них в отдельности погоды не делает, но все вместе – это, на самом деле, большая часть музыкального рынка. И в России вся беда для музыкантов, которые играют не сугубый мэйнстрим, состоит в том, что нету вот этой индустрии. Нету вот этих лейблов. Но перспективы хорошие, и если ничего катастрофического не случиться, я думаю, что через 10-15 лет все это появится потихонечку. Сейчас уже все это появляется. Уже появились, например, специализированные металлические лейблы.

У вас есть определенный круг преданных поклонников, которые уже многие годы поддерживают группу. Но часть этих поклонников любое изменение в группе воспринимает в штыки. Насколько вы прислушиваетесь к таким консервативным мнениям? И вообще, насколько мнение поклонников влияет на ваше творчество?

Нет, мы обязательно ко всем прислушиваемся, потому что любое мнение может быть интересно, причем даже не конструктивное мнение. Но, в общем, решающего значения это не имеет. Мы в первую очередь делаем то, что нам самим нравится, что нам интересно. Но что уж тут делать, если человек так устроен, что, мол, раньше и солнце было ярче, и трава зеленее, и небо было более голубое, а сейчас все не то. Поэтому, естественно, тот, кто ностальгирует по каким-то прошлым временам, может оценивать то, что происходит сейчас, отрицательно. Но зачастую, кстати люди вспоминают ни о том, как хороша была музыка, а о том, как им хорошо было. (Дружный смех). А человек, который может выдать по-настоящему адекватную критику, он умеет от этого абстрагироваться, и из таких людей получаются самые лучшие критики, к мнению которых мы стараемся прислушиваться.

Кстати, чего именно больше всего боятся поклонники? За какие изменения вас чаще всего ругают?

(Смеется). Ну, больше всего говорят про так называемое «опопсение» группы. Но на самом деле с «опопсением» группы почему-то связывается появление ударной установки и баса. Хотя я совершенно не понимаю, какое отношение эти инструменты имеют к «опопсению». На тему баса, ударной установки ведутся постоянные споры. Спорят о том, можно ли это по-прежнему называть акустической музыкой. Мы уже неоднократно объясняли, что, во-первых, барабаны - это по определению акустический инструмент, тут не может быть никаких разночтений, а во-вторых, бас, по сути своей, в общем-то тоже акустический инструмент. Потому что на басу, как правило, играют не через какую-то электронную обработку, а это чистый звук струны, вот как она резонирует, так это и снимается звукоснимателем. Неакустический инструмент – это, допустим, гитара с дисторшном.

Теперь давай подробнее об эволюции группы. Последний альбом “Перевал” отличается более роковым звучанием, и часть фэнов, естественно, была недовольна, но с другой стороны благодаря нему ряды ваших поклонников заметно пополнились. Альбом получился таким, каким и задумывался, и то, что происходит - в порядке вещей?

Во-первых, мы конечно хотели сделать новый альбом не таким, каким был первый. Потому, что это наша принципиальная позиция – всегда стараться делать что-то новое. Я знаю некоторое количество групп, которые играют год от года одно и то же, как они делали это много лет назад, в самом начале карьеры. И в принципе, это довольно скучно. С другой стороны есть группы, которые настолько экстремально меняют концепцию, что послушав новый материал группы, нельзя сказать, та же эта группа или нет. Мы, скорее всего, останемся где-то посредине, чтобы у нас, с одной стороны, не было одного и того же, а с другой стороны, чтобы соблюсти некую общую концепцию, на уровне атмосферы по крайней мере. Альбом мы хотели сделать именно таким, но, к сожалению, у нас получилось не все из того, что мы планировали. Как, впрочем, было и с первым альбомом. Никто не знает, но на самом деле первый альбом тоже получился не совсем таким, как нам хотелось бы. Ну а в целом, «Перевал» задумывался в большей степени как рок-альбом. Потому что песни, которые на него записаны, не считая «Королевны», изначально сочинялись как рок-песни. Фолковая составляющая, которая в них, возможно, есть, находится не более чем на уровне приемов аранжировки, да и то местами. И честно говоря, мы хотели, чтобы альбом был еще более роковым, немного пожестче по звуку. Немножко не хватило нам, наверное, продюсерских талантов, для того, чтобы это реализовать.

В дальнейшем, в каком ключе вы собираетесь работать? Не планируете чуть более утяжеляться, вносить в звучание больше рок-элементов, может, электрогитары?

Вряд ли мы, конечно, начнем играть какой-н
Мельница
ибудь фолк-метал. Это маловероятная ситуация. Мы, конечно, периодически об этом шутим. Группа чОрнайа МельнЕцца или там Аццкайа МельнЕцца. (Дружный смех). Это, конечно, все очень забавно, и мы даже развлекались, делали на компьютере какие-то шутки на эту тему. Чисто для себя, поржать. Но, думаю, не в рамках этого проекта. Если сделать какой-нибудь сайд-проект или бонус-альбом внештатный, где переиграть зверским образом, поиздеваться над существующими песнями, это было бы забавно и интересно. Некоторые песни, я думаю, очень даже свежо зазвучали бы. (Смеется). Но все это требует достаточно большой работы, ведь чтобы блэк играть, надо еще научиться его играть. (Смеется). Это все не так просто, я уверен даже, что тяжело. Но интересно, и если у нас будет такой момент, мы чего-нибудь сделаем. Но в принципе, на тему дальнейшего движения Мельницы как проекта мы пока точно не знаем. Мы уже немножко думаем над третьим альбомом. Мы хотим в него добавить немножко фолка, но фолка не такого барочно-акустического плана, как это было на первом альбоме, а более такого… кондового, жесткого фолка.

И еще про рок. Ваше концертное звучание заметно отличается от студийного. В чем причина – студийный саунд невоспроизводим “живьем”, или же вы специально стараетесь на концертах все делать по-другому?

Ну, концерт по определению более драйвовая вещь - приходит публика, которая тебя поддерживает, ты ее заводишь, она тебя заводит, это естественно. А с другой стороны, действительно не очень интересно, чтобы на концерте все было то же самое, что и в студии. На втором альбоме мы постарались уйти от нашего концертного звука, концертных аранжировок. Там есть какие-то фишки, которых на концерте нет в принципе, которые никогда не играются, потому что нельзя Мельницу превращать в оркестр, брать еще музыкантов. Единственное, нам бы хотелось добавить на альбом еще больше инструментов всяких разных, интересных. Нам просто не хватило времени. Я надеюсь, что все-таки на третьем альбоме у нас это получится, и мы сделаем какие-то явные и очевидные эксперименты.

То есть, у группы есть желание увеличить количество фольклорных инструментов? Это будут инструменты каких-нибудь народов, музыки, которых вы пока еще не касались?

Кстати, это один из вариантов, каким образом может звучать третий альбом. Такая идея есть, мы пока это всей группой еще не обсуждали. Мы обычно стараемся все вместе решать какие-то серьезные вопросы. Но в принципе, это одна из идей - использовать какое-то количество новых для нас, интересных фолк-инструментов. Ту же, например, кельтскую арфу, на которой Хелависа, кстати, умеет играть. Ту же колесную лиру, например, ну что-то в этом роде. Может быть, дудки какие-нибудь специфические.

Какова роль Хелависы в Мельнице? Является ли она ключевым элементом в группе, или же, если она останется в Ирландии насовсем, группа будет продолжать и без нее?

Смотря с какой стороны. Если брать организационные вопросы и какую-то объединяющую силу, то она не ключевая фигура. То есть, мы такое свободное содружество, и друг дружку как-то подстегиваем и собираем вместе, по частям. (Смеется). Нельзя сказать, кто именно играет определяющую роль. Но в творческом плане пока, действительно, Хелависа - это основное, что у нас есть. И это не удивительно. Большая часть репертуара принадлежит ее перу, и, в общем, ничего в этом нет плохого. По поводу Ирландии, то в свое время, когда это только стало известно, было очень много слухов, сомнений, и до сих пор они высказываются. Но тут есть два момента. Во-первых, сама Хелависа не хочет, чтобы группа разваливалась вне зависимости от того, что с ней происходит. То есть если ей задать этот вопрос, желает ли она, чтобы группа прекратила свое существование, если она перестанет в ней участвовать, я очень сильно подозреваю, что ответ будет – однозначное нет. Второй момент - это то, что несмотря на то, что она живет в Ирландии, у нас до сих пор достаточно успешно получается сотрудничать, она приезжает, мы играем концерты. Я не знаю, насколько это ей тяжело дается, но поскольку желание очень большое, она с этим как-то справляется. Третий момент - это то, что она сама очень хочет вернуться в Россию. То, что она вышла замуж за ирландца - это еще ничего не значит. Сам Джеймс (так зовут мужа Хелависы - прим. авт.) очень хочет в Россию вернуться и жить здесь. Здесь много своих недостатков, неудобств, но тут интересно, и может быть, в какой-то момент они вернутся обратно.

Ты не мог бы рассказать про лейбл, на который подписана группа? Как у вас складываются отношения, вы довольны его работой?

CD-Land, в принципе, один из крупнейших лейблов, издающих и дистрибутирующих музыку в России. Он издает очень большое количество всего, что лежит на прилавках, очень много так называемого русского рока, много попсы. И в принципе, быть подписанным на такой лейбл - это хорошо. Тем более, что у нас такие тепличные условия в плане того, что они совершенно никаким образом не вмешиваются в наше творчество. С другой стороны, они очень много для нас делали и делают. И в какой-то степени тот успех, который Мельница имеет по отношению к соратникам по цеху, это отчасти заслуга CD-Land. Очень здорово, что мы с ними, так сказать, друг друга нашли, хотя изначально они тоже нас очень скептически восприняли. И первый альбом издавался таким образом: мы его принесли, они сказали, что в принципе это интересно, давайте попробуем, напечатаем 1000 экземпляров и посмотрим, как оно будет продаваться. И альбом очень быстро распродался, и второй тираж, и даже третий тираж очень быстро продались. В общем, с этого момента они в нас поверили, и мы очень хорошо сотрудничаем, у нас отличные отношения.

А вообще, какие основные препятствия встают на пути развития группы? Ну и в целом, что сегодня является основным препятствием для фольклора и околофолковой музыки в плане завоевания сердец слушателей?

У Мельницы самое главное препятствие - это непонимание многих продюсеров, директоров вещания, ну, много кого из сферы шоу-бизнеса, которые считают, что такая музыка в принципе не может быть популярной. До сих пор еще никто с такой музыкой не вылезал и не пробивался. Это никому пока не удавалось, и если вдруг нам это удастся. Если будет действительно реальный мега-прорыв, если мы действительно станем заметными, пусть даже не мега-звездами, а скажем, звездочками на музыкальном небосклоне, тогда, в принципе, может что-то сдвинется в нашем сегменте рынка. Потому что эти люди очень чутко относятся ко всем успехам, которые случаются на их поле деятельности, но никто из них пока не любит экспериментировать. И вот это, на самом деле, самая главная проблема всех наших интересных, так называемых неформатных групп. Если вдруг возникнет необходимая издающая индустрия, если насыщенность рынка продюсирования заметно возрастет, тогда, я думаю, все это будет двигаться.

В плане лирики у группы очень многосторонняя тематика, тут и кельтика, и славянство, есть скандинавские темы, даже тематика Золотой Орды затронута, да и музыки это также касается. Посему вопрос: откуда вы черпаете вдохновение для столь разных направлений?

Поскольку изначально все это базировалось на творчестве Хелависы, для нее все это совершенно естественные и само собой разумеющиеся вещи, потому что она по образованию филолог. И человек, который занимается филологией, в принципе не может пройти мимо того, чтобы изучить несколько иностранных языков, в том числе языков древних и
Мельница
мертвых. Она изучала и санскрит, и древнегреческий, и латынь, и даже готский язык, ничего не имеющий, кстати, общего с современными готами. (Смеется). И там какой-нибудь староанглийский, валлийский язык и другие подобные, все это изучают. И естественно, что в данном случае нельзя миновать и народного фольклора, потому что многие из этих языков изучаются исключительно по фольклору и по религиозным текстам. И естественно, это подразумевает определенный склад ума и характера. Человек должен быть в эту сторону повернут, иначе ему будет скучно и неинтересно. Так что все это получилось само собой, как-то трансформировалось, преобразовалось и вылилось вот в такую специфическую лирику, в которой действительно все намешано из разных культур, из разных времен. Если говорить обо мне, мои песни у нас тоже есть. До того, как я влился в это проект, я писал совершенно другие песни. Ну а изначально я только играл на гитаре и просто впитывал всю эту атмосферу, которая была вокруг Хелависы. То, что она делал, что она писала. И надо сказать, что мне очень понравилось, я проникся. И когда понадобилось, чтобы я написал какие-то песни для Мельницы, то естественно, я их писал в том же ключе, как это было в группе.

У группы есть несколько песен на английском, но в целом вы поете на русском. А нет желания разнообразить репертуар за счет других языков, например, кельтских или скандинавских?

Вообще, такое желание периодически возникает. Но в принципе, мы изначально рассчитываем на русскую аудиторию, поэтому я не очень хорошо понимаю людей, которые, рассчитывая на русскую аудиторию, поют не на русском языке. С другой стороны, интересно слушать людей, которые поют на экзотических для нашего уха языках. С этой стороны я всегда с удовольствием слушал норвежские команды, которые поют по-норвежски, в том числе фолк-рок или pagan-black какой-нибудь. Это очень интересно, просто потому что звучание самого языка интересно послушать, оценить. И в принципе, у нас такая возможность есть, потому что Хелависа вполне могла бы петь, что в принципе она и делает, на валлийском или на ирландском языках. На английском вообще без проблем. В принципе, она могла бы петь и на немецком, и на датском, который она изучала, и на исландском. Нет больших проблем и с норвежским, шведским. С другой стороны, возникает вопрос – зачем? Потому что если бы мы, допустим, рассчитывали на какую-нибудь международную аудиторию, то мы бы, конечно, пели на английском, это логично. А сделать песни на каком-нибудь экзотическом языке было бы, наверное, интересно, и мы над этим думали, но это упирается во всю ту же проблему из разряда: «А почему бы вам не поиграть black-metal?» (Дружный смех). На все это нужно время, нужны средства, и я, честно говоря, подозреваю, что мы этим займемся не раньше чем произойдут следующие события: либо мы раскрутимся до такого состояния, что уже будем совершенно свободны и сможем делать все, что захотим, либо если, скажем, нам не удастся раскрутиться и мы просто на все забьем и будем заниматься всем этим как хобби. Иначе нам просто не успеть, у нас и так слишком много материала, который мы хотим реализовать.

А планов по завоеванию мира или хотя бы Европы у Мельницы пока нет?

Это вообще очень сложный, щекотливый вопрос. Потому что там очень высокая конкуренция, и мы можем рассчитывать на успех только на каком-то субкультурном уровне. У нас, конечно, были планы, нас звали, например, в ту же Германию с концертом, но не сложилось чисто по техническим причинам. А если иметь ввиду мэйнстримовый международный успех, то я бы побоялся что-нибудь загадывать. Потому что неплохо было бы сначала здесь чего-нибудь добиться в этом плане, то есть, встать на один уровень с мэйнстримовыми командами. Это не значит, что мы станем мэйнстримовой командой, этого я как раз не хотел бы. Мы хотим раскрутится именно в таком виде, как мы есть. Вот есть Мельница, и чтобы она именно в таком виде была популярна.

Кроме гитары, ты играешь на чем-нибудь еще?

Я немножко могу играть на клавишах. Я чуть-чуть наигрываю периодически, когда что-то придумываю, сочиняю, и это нужно забить в компьютер, но в принципе, я всегда учился играть на гитаре, и наверное, как следует ни на чем другом не смогу сыграть.

Кстати, а ты сам играешь где-нибудь помимо Мельницы, и где играл до этого?

Нет, я помимо Мельницы нигде не играю, и, в общем-то, по большому счету нигде не играл. Меня в группу взяли, когда просто возникла необходимость в гитаристе, и сразу стали думать, кого бы из друзей можно позвать. Друзей же приятнее позвать в группу, чем кого-то другого. (Смеется). И пришла идея взять меня. Я до этого играл просто так для себя. То есть, я действительно сочинял, сочинял много песен, но никогда с ними не выступал. Играл исключительно для друзей, для себя, что-то записывал дома на магнитофон, поэтому богатой биографией похвастаться не могу.

Какие влияния испытывает на себя музыка Мельницы? Что слушают музыканты коллектива?

У нас очень большой разнобой в этом плане, потому что, например, Хелависа, с одной стороны, любит ирландскую музыку, причем не такую как Clannad и Эния, а более суровую, специфическую. Не такую попосовую и раскрученную. С другой стороны, она очень любит музыку этакого старого разлива. Старый рок а ля Jefferson Airplane или Jethro Tull. Дженис Джоплин, например, была ее кумиром в молодости, она хотела петь, как Дженис Джоплин. Ну и современный металл, фолк-метал она также с удовольствием слушает. Я, в принципе, всегда слушал металл, потом стал слушать русский рок, группы Кино, Аквариум и т.п., и до сих пор многие из этих вещей мои любимые. С другой стороны, в какой-то момент я тоже пришел к фолку, правда я больше люблю фолк-музыку с уклоном в металл: folk-metal, pagan metal, то, что делают финны, норвежцы, мне очень нравится. Тот же Грендель, наш второй гитарист, также старый металлист со стажем. Басист наш Женя увлекается джазом, он джаз играл и, по-моему, даже сейчас где-то играет. Наши девушки, которые играют на разных инструментах - скрипка, флейта, виолончель, слушают в основном классику, барокко. Надо сказать, большое разнообразие вкусов, и отчасти от этого произрастает такое вот смешение стилей.

Нет ли у тебя желания поиграть в каком-нибудь действительно тяжелом проекте, фолк-метал тот же, например?

Мне на самом деле предлагали, то есть, были идеи влиться в металлический проект. Но время… это вопрос времени. Очень сложно серьезно совмещать один какой-то большой проект с другим, тем более, что на мне, помимо игры на гитаре, много различных администраторских функций. В общем, это практически не реально, это будет в ущерб и тому, и другому. Пока не стОит.

Идея сыграть кавер на песню Manowar” Master Of The Wind” принадлежит тебе?

Нет, это не моя идея. Там история на самом деле довольно забавная. Появились люди с портала Manowar.ru, которые хотели сделать «Tribute to Manowar». Причем они хотели его сделать совершенно официально, получить все необходимые разрешения и лицензии на это дело. То есть, заплатить денег, выполнить какие-то отчисления и т.д. В итоге они выяснили, что, к сожалению, это практически невозможно, и что единственный способ сделать этот трибьют, это «спиратствовать» грубо говоря. Но даже с пиратсвом таким эта идея у них заглохла, видимо, просто не хватило средств. Я точно не знаю, потому что они как-то пропали. Что касается нас, то эта идея также крутилась и у нас о
Мельница
дновременно. Как-то так совпало. Они предложили, и у нас идея была сделать какой-нибудь интересный кавер. В итоге решили взять вот такую пафосную, красивую «мановаровскую» балладу.

На «Перевале» ты поешь несколько песен. Как оцениваешь этот опыт? На будущем альбоме группы мы услышим твой голос?

Ну, про будущий альбом пока не понятно, это пока под вопросом. Я поэтому не буду ничего говорить. Все будет зависеть от того, какая будет концепция альбома. Потому что я не буду пихать туда свои песни только потому, чтобы они там были. Если какие-то мои песни будут ложиться в то, что мы придумали, то да, конечно, почему нет? Как я оцениваю… Ну, честно говоря, можно было бы спеть лучше. Студийная работа очень сильно отличается от концертной, и по большому счету, для меня это был первый опыт. На предыдущих альбомах моего вокала, естественно, не было, и, в общем, было тяжело. Я понял, что реально нужно учиться петь в студии, чтобы действительно петь все это так, как надо. А так, пусть сами слушатели решают.

Вы еще не определились с видеоклипом? Может, это будет концертная запись с того же Этнолайфа? И вообще, есть у клипа Мельницы шанс попасть в ротацию на ТВ? Или это не самоцель?

Концертный клип нам, конечно, не годится. То есть, как минимум он совершенно не годится как первое появление на публике. Нам нужно зацепить зрителя нашей специфической атмосферой, заинтересовать его. Обычно концертные клипы делаются для абсолютно беспроигрышного хита, а нам нужен клип с какой-то атмосферой, чтобы зрители сразу почувствовали, о чем речь. Концертным клипом этого не добьешься. Ну а вообще, попадание на ТВ и съемки клипа в частности будут зависеть от ротации на радио. Вот если будет серьезная ротация, то клип обычно сразу снимают, без вопросов. Другая проблема в том, что нам нужен дорогой клип, потому что у нас антураж весь пропадет, если клип будет некачественный. Нам нужно, чтобы были кони, леса, поля красиво снятые. (Смеется). Он может быть и мультяшный, но это все равно дорого.

Не было ли у группы желания записать концертный DVD при полном зале ДКГ? По-моему, было бы достаточно эффектно…

Мы на самом деле пытались это все сделать. Но это, опять же, кустарными методами очень сложно сделать как следует. Мы пытались заснять концерт своими силами, пригласили несколько человек с хорошими в общем-то камерами, специально привезли многоканальный аппарат для записи звука. Но все равно это не дотягивает по качеству до настоящих профессиональных съемок. И естественно, я говорил по этому поводу с людьми из лейбла, спрашивал, что они обо всем этом думают. И они сразу же мне сказали, что на самом деле все это снимается очень серьезным образом, нанимается команда, человек двадцать, которые специально будут этим заниматься. Ставится специальная аппаратура, все отдельно пишется, ставится свет специальным образом под съемку, арендуют кран для камеры. Вот так снимают настоящее концертное видео, и стоит это не намного дешевле, чем снять клип. И конечно, это надо делать, хорошо понимая, что все продастся и окупится.

А тот материал, что вы все же сняли - есть вероятность, что когда-нибудь он всплывет на поверхность?

Нет, он сугубо для служебного пользования. То есть, в принципе, я не могу сказать, что это все ужасно, что прям смотреть нельзя, не в этом дело. Просто видно, что все это кустарно, что это снято своими силами. И по качеству звука, и по качеству изображения это заметно.

А как вам удалось попасть в утренний эфир на ТВЦ? На твой взгляд, это была удачная идея?

Вообще, было забавно, весело. Эта была этакая случайность, потому что телевизионщики не предполагали нас позвать. У них вдруг образовался какой-то пробел, они стали обзванивать всех своих менеджеров, кто может предоставить кого-то интересного. И в частности, они позвонили в CD-Land, и там им сказали: «А вот у нас тут группа есть, не хотите ли?» Они послушали и сказали: «Давайте, конечно». Это был такой небольшой эфир, в общем, ничего особенного, но на телевидении всегда очень забавно.

На ТВЦ часто обрезают песни выступающих у них команд, то же случилось и с вами. Это вас расстроило, или вы были заранее предупреждены?

Нет, это была их собственная инициатива. Но тут на самом деле надо просто понимать, что поскольку это специфическая утренняя программа, у них, конечно, очень жесткий эфир. Причем мы свое выступление записывали заранее, а реально программа, конечно, идет в прямом эфире. Поэтому просто возможно что где-то что-то немножко задержалось, и тогда они какой-то сюжет подрезают, что-то выкидывают. Понятное дело, что не рекламу. (Дружный смех).

Опять же, в связи с выступлением на ТВЦ, вопрос наличия арфы в музыке Мельницы можно считать состоявшимся?

(Хохот). Как я уже говорил, может быть. Мы сейчас подумаем на эту тему. В принципе, я сам не слышал, как это звучало со стороны, но как только будет возможность я послушаю, интересно. Думаю, это должно звучать достаточно прикольно.

Что у вас случилось с Ветром Воды? Вроде как раньше Дэн и Мария играли в составе Мельницы, а сейчас вы чуть ли не враги…

Хех. Мы на самом деле не враги. Это они думают, что враги. Мы с ними, конечно, никаким образом не враждуем. В принципе, мы разошлись по чисто рабочим причинам, по административным. Я считаю, что если бы этого не произошло, то Мельница как группа захирела бы. Они большую часть усилий начали отдавать на Ветер Воды, и вообще тогда была такая достаточно сложная, напряженная ситуация с отношениями в коллективе. И этот уход действительно решил много проблем чисто административного характера. Ну а то, что кто-то где-то поругался после этого - дело житейское. И в общем-то, я не могу сказать, что питаю к ним какие-то отрицательные чувства, по большей части мне все равно. Скажем так.

А с музыкантами другой исторически близкой вам группы Тиливан общаетесь?

С музыкантами группы Тиливан мы, конечно, общались, но это, конечно, не те музыканты, которые входили в Тиль Уленшпигель, который был до Мельницы. Реально там только Руслан Комляков, и мы, конечно, с ним виделись. Мы вместе пару раз выступали на фестивалях «Археология». Так что у нас нормальные отношения, они, по-моему, прикольные ребята, очень неплохо играют.

Вообще, как складываются отношения у группы с коллегами по фолк-сцене? Вы ведь очень часто выступаете на оклофолковых фестивалях, той же «Археологии»…

В основном, с коллегами общаюсь я и Хелависа, потому что остальные музыканты держатся как-то особняком от этого, у них какие-то свои музыкальные тусовки. Но мне кажется, что мы, по крайней мере, достаточно мирно со всеми живем. В принципе, отношения не плохие. Действительно, мы с удовольствием выступаем на каких-то интересных фестивалях, на которые нас зовут, правда, когда все хорошо организовано. Почему мы с удовольствием играем на «Археологии» - потому что надо отдать должное Майку Гуляеву с Доктором, нашим звукорежиссером, который тоже входит в этот проект, там всегда очень высокий уровень организации. Поэтому выступать приятно. А так, у нас со всеми хорошие отношения, отчасти даже дружеские, например, с группой Тролль Гнет Ель.

Какие у коллектива ближайшие концертные планы? И когда стоит ждать новый студийный альбом?

В октябре группе исполняется шесть лет , и мы хотим зарядить какой-нибудь очень большой концерт в Москве. И также в Петербурге. Потому что мы давно хотели отыграть какой-нибудь уже не клубный концерт, а большой зальный. Как Москве мы играем в CDK МАИ или Горбушке. Что касается альбома, надо определиться с материалом. Я думаю, что поскольку мы начнем работать над ним не раньше осени, его и ждать надо, наверное, к следующей осени.


Интервью и фото – Сергей “Anklav” Иванов
12 августа 2005 г.
20 окт 2005
the End


КомментарииСкрыть/показать
просмотров: 1027




/\\Вверх
Реклама на DARKSIDE.ru Рейтинг@Mail.ru

1997-2020 © Russian Darkside e-Zine.    Если вы нашли на этой странице ошибку или есть комментарии и пожелания, то сообщите нам об этом