Arts
ENG
Search / Поиск
LOGIN
  register




Интервью
Interview
A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z #


DragonForce



Нечеловеческий напор



Prologue
Этому английскому секстету едва исполнилось шесть лет, но его название уже появилось на страницах всех ведущих мировых изданий о тяжелой музыке, причем многие критики сходятся во мнении, что Dragonforce удалось сказать новое слово в таком, казалось бы, старом и консервативном стиле, как пауэр-метал. Выпустив всего два альбома – “Valley Of The Damned” (2003) и “Sonic Firestorm” (2004), музыканты не только пробились в элиту пауэра, но и покорили сердца своих соотечественников, которые, как известно, крайне подозрительно относятся к группам типа Helloween. Однако, при ближайшем рассмотрении оказывается, что назвать Dragonforce английской группой можно только по месту ее прописки, ведь до создания команды ее участники жили в самых разных концах света. Вокалист ЗиПи Трет, например, родом из Южной Африки, а гитарный дуэт Сэма Тотмана и Германа Ли переселился в Лондон из Новой Зеландии. Но еще более любопытный персонаж играет в Dragonforce на клавишных - его зовут Вадим Пружанов, и он родился и вырос на Украине. Вадим, как оказалось в ходе нашего разговора, не забыл русский язык, поэтому второй раз в жизни мне пришлось делать телефонное интервью на русском языке, а для Вадима это был и вовсе первый опыт такого рода.
DragonForce
Ваш третий альбом “Inhuman Rampage” – это первый диск Dragonforce, который вы продюсировали самостоятельно. Как вам понравилась работа в студии в этот раз, и насколько рабочий процесс отличался от работы с Карлом Грумом (басист группы Pendragon – прим. авт.), с которым вы записывали предыдущие диски?

Первые два альбома тоже продюсировала группа. С нами работал Карл Грум, но все решения мы принимали самостоятельно. В этом альбоме я участвовал больше, чем в предыдущих – в основном в студии сидели я, Сэм и Герман, мы решали, какие части должны войти в песни, а какие не должны. Это очень хорошо, потому что обычно, когда есть продюсер, он говорит, что должно идти на альбом, а что нет, и когда у тебя нет времени, он говорит: «Ну все, уже достаточно». А мы никогда не бываем довольны альбомом. Когда мы его слушаем, в целом он звучит нормально, но кто-то из нас обязательно думает: «Может, кое-какие части можно и улучшить?» Даже когда начинается микширование, мы думаем, что еще можно переделать. Новый альбом записывался на протяжении шести месяцев, было очень тяжело, но, в конце концов, результат получился очень неплохой. У нас сейчас было больше идей, чем на первых двух альбомах. Первый альбом был больше эпическим, он относится к другой эре Dragonforce. На втором альбоме мы пытались смешать разные стили, внести элементы таких стилей, как блэк-метал и дэт-метал, добавить в музыку изюминку – бласт-биты, различные гитарные техники. На новом альбоме мы пытались экспериментировать над звуком гитар, над клавишными, над барабанами, добавить эффекты и все такое. Когда у нас в песнях идут остановки – например, в тех местах, где куплет переходит в припев – мы пытались заполнить каждую из них. Мы пытались внести в альбом как можно больше. Если ты послушаешь его раз, ты услышишь мелодии, припевы, мелодические линии, ты наслаждаешься ими. Когда ты послушаешь диск второй раз, начинаешь замечать всяческие добавки – звуки, шумы, странные частоты. Особенно если слушать в наушниках, то начинаешь замечать все эти любопытные мелочи, которых не слышал прежде.

В последнее время на концертах группу постоянно преследовали несчастные случаи – то барабанщик повредил руку, то один из гитаристов опоздал на самолет. А как прошел процесс записи в студии? Обошлось ли на этот раз без инцидентов?

В студии было в основном нормально, хотя были маленькие проблемы. Что-то не то с компьютером, или что-то из техники сломалось, и нужно было его срочно заменить. Но мы оставались в студии с утра до вечера, я пару недель, считай, жил в студии, чтобы записать все части и принять решение, что войдет, а что не войдет в альбом. Мы все пишем песню у себя дома, и когда готова структура песен, мы все собираемся и обсуждаем, что можно изменить или улучшить. Мы все предлагаем свои идеи, чтобы сделать песню лучше. Еще одна вещь, которую мы сделали по-другому на этом альбоме – это темп. Песня может начинаться с темпа 250 ударов в минуту, но потом темп меняется, и благодаря этому альбом не надоедает. И в то же время, все части скованы воедино очень мелодичной линией, так что это не просто прогрессивный альбом, но и очень мелодичный.

У всех альбомов Dragonforce очень запоминающиеся названия – “Valley Of The Damned”, “Sonic Firestorm”, теперь вот “Inhuman Rampage”. Кто придумал название для нового диска? На ваш взгляд, это словосочетание («Нечеловеческий напор») лучше всего подходит для описания музыки Dragonforce?

Я не уверен насчет музыки Dragonforce в целом, но новый альбом точно можно описать словосочетанием «нечеловеческий напор». Так назвать альбом решили Герман и Сэм. Они однажды забыли паспорт и не смогли сесть на самолет, так что им пришлось идти на поезд. И они сидели на вокзале со списком названий – там были такие варианты, как “Death Squad” и так далее - а в это время им звонил лейбл и говорил: «Давайте, ребята, время истекает, нам нужно от вас название диска». У Германа возникла идея использовать слово “inhuman”, потому что раньше одним из вариантов был “Inhuman Death Squad”, а Сэму пришло в голову слово “rampage”. И лейбл обрадовался: «О, крутое название!» Оно очень хорошо подходит альбому, оно описывает все эти нечеловеческие соло, все эти звуки, которые я лично раньше ни у кого не слышал, извлекаемые не только из гитары, но и из клавишных, из сэмплеров и так далее.

Меня очень удивило присутствие скриминга, который вы используете на заднем плане чуть ли не в каждом припеве. Кому принадлежит этот голос?

Это голос одного из приятелей Сэма, они раньше вместе играли в какой-то группе. Мы его пригласили и попросили сделать дэт-металлический голос. Мы хотели, чтобы у Dragonforce был другой звук, мы раньше ничего подобного не делали, это для нас нечто новое. Мы попробовали использовать такой голос, и он очень подошел песням, слушается очень хорошо.

На предыдущем диске ты написал одну песню “Above The Winter Moonlight”. А каков твой вклад как сочинителя в новый альбом?

Для “Sonic Firestorm” я написал две песни, но одна из них, “Cry Of The Brave”, стала бонус-треком. На новом диске Сэм написал четыре песни, я тоже написал четыре, но одна из них стала бонус-треком, и Герман написал еще одну. Каждый из нас пишет песни, и это здорово, потому что на альбоме каждая песня отличается от другой. Если все песни пишет один человек, то альбом получается однообразным, а в нашем случае каждый сочиняет, и каждый работает над песнями. Благодаря этому в музыке больше различных вкусов.

Dragonforce – это единственная пауэрная группа Великобритании, которая известна за пределами своей страны. Как вам удалось за сравнительно небольшое время существования группы добиться такого успеха? Есть ли у вас какие-то секреты, которые могли бы помочь и другим командам?

Очень сложно сказать, есть ли пауэр-метал в Лондоне, потому что у нас не так много пауэр-метал групп. Да мы и не совсем типичная пауэрная команда, какой-то фэн даже придумал для нас определение “extreme power metal.” Конечно, люди относят нас в ту же лигу пауэр-метал, потому что это все быстро, мелодичный вокал и все такое… Когда вышло наше первое демо, я присоединился к Dragonforce, и мы начали давать концерты, мы играли в маленьких залах в Лидсе, Кембридже, в пабах, на нас приходили 10 человек и стояли-смотрели, а когда мы заканчивали играть, в зале включали Мерлина Мэнсона, Роба Зомби и все начинали танцевать. (Смеется). Но надо верить в то, что ты делаешь, и продолжать играть музыку. Мы просто хотели донести музыку до наших фэнов «живьем», играть на сцене. Многие группы сейчас выпускают альбом за альбомом и только потом делают пару туров, но мы хотели путешествовать с одного места на другое и принести музыку людям. Если фэны слышали о твоей группе и увидели ее лого в Интернете, это не заставит их скачать песню, они не будут думать: «О, я куплю этот диск, потому что мне нравится картинка!» Но если они пришли и посмотрели, как ты выступаешь «живьем», и в то же время послушали песни, я думаю, что это их захватит, и они захотят купить альбом и наслаждаться музыкой дома. Секрет успеха Dragonforce состоит в том, что мы пытаемся быть ближе к фэнам, пытаемся путешествовать в разные части мира, даже в те места, где мы не очень популярны, и играть для людей музыку, которую мы пишем. Большинству фэнов Dragonforce от 18 до 20 лет, и некоторым их них секьюрити не позволяют зайти в зал, потому что они слишком молоды, но мы пытаемся внести их в список гостей, чтобы они все-таки попали внутрь. Многие ведь специально путешествуют с нами из одной части света в другую, у нас даже был японский фэн, который приезжал на каждый концерт Dragonforce. Я думаю, важно быть ближе к фэнам и не отделять себя от них. Знаешь, некоторые группы играют концерт и сразу исчезают, а мы после концерта выходим и общаемся с народом, пропускаем с ними «пару пив». Или водку, что угодно. (Смеется).

Как вы отреагировали, когда узнали, что журнал “Terrorizer” поставил вас на обложку? Ведь это издание известно крайне негативными отзывами о группах вроде Helloween или Rage…

Мы были удивлены, ведь обычно “Terrorizer” освещает экстремальную музыку, и у них на обложках только дэт-метал или блэк-метал. Но я думаю, что многие журналисты “Terrorizer” приходили на наши концерты, они посмотрели нас «живьем» и поняли, что мы крутые чуваки. (Дружный смех). У нас очень энергичные выступления, и когда мы играем, ни один участник Dragonforce не стоит на месте. На сцене все время что-то происходит, люди двигаются, гитары летают с одной стороны в другую и все такое. Я думаю, им понравились наши концерты, ведь это очень важная часть стратегии Dragonforce. Но и музыка тоже важна, потому что сейчас не так много групп, которые используют бласт-биты в сочетании с таким вокалом. Я думаю, это их впечатлило, и они решили нас немножко раскрутить. Меня тоже это удивило, когда мы появились в журналах вроде “Metal Hammer” или “Kerrang!”, особенно в последнем, ведь они активно раскручивают группы вроде Lostprophets или Green Day, которые сейчас популярны в Америке. Но сейчас я каждую неделю беру в руки “Kerrang!” и почти в каждом номере нахожу нас.

Правда ли, что когда у вашего барабанщика Дэйва Макинтоша были проблемы со здоровьем, вам пришлось играть концерты с драм-машиной?

Да, это правда. В самом конце двухмесячного тура с WASP наш автобус попал в небольшую аварию, Дэйв упал, потянул сустав на руке и не мог играть. У нас был ноутбук и файлы Pro Tools, причем они не были специально подготовлены для живого исполнения, но пришлось играть, Лондонские фэны очень долго ждали, чтобы увидеть Dragonforce, и мы подумали, что не можем отменить шоу, ведь люди заплатили за билеты, а многие приехали с других концов Великобритании, чтобы посмотреть концерт. Что бы ни произошло, пусть даже самое худшее, пусть даже вокалиста не будет, мы все равно продолжим выступать. Так что мы взяли барабаны из Pro Tools, скопировали их на ноутбук и сыграли, приходилось только кнопку на ноутбуке нажимать вручную. Мы, конечно, немного сократи
DragonForce
ли сет, но люди были рады. Мы привели Дэйва на концерт, рассказали, что случилось, чтобы никто не подумал, что мы просто ленимся играть. И все прошло нормально, все попали в такт, никаких помарок. (Смеется).

Какие впечатления остались у вас о концертах на Востоке – в Японии, Таиланде, Тайване?

О, это было прекрасно, просто замечательно! Очень мало металлических групп приезжают в Таиланд, но там очень-очень много фэнов, я был удивлен. Мы играли в месте под названием “Rock Pub”, и нас очень хорошо принимали, люди были замечательные. В Японии, когда мы играли с Helloween, все тоже было отлично – и дорожная команда, и фэны… О фэнах у меня просто не хватает слов, чтобы рассказать. Вообще, реакция фэнов в разных частях света очень отличается. Если ты придешь на концерт Dragonforce в Англии, фэны приносят пластиковые мечи, топоры, шлемы и все такое, а в Японии люди тоже наслаждаются музыкой, но немного по-другому. Они стоят, трясут головами, слушают, а когда ты выходишь со сцены, они тебя встречают и они полностью без ума. Так что в Японии нас очень хорошо приняли, хотя мы этого и не ожидали. Мы знали, что у нас там неплохие продажи, что там много фэнов, но все равно мы этого не ждали, ведь мы всего лишь выступали на разогреве у Helloween и думали, что слушатели хотели в первую очередь услышать именно Helloween, а не Dragonforce. Но всем понравилось, все было хорошо, и мы, возможно, очень скоро туда вернемся.

В Dragonforce играют люди с разных концов света. Трудно ли работать в одном коллективе? Ведь у каждого из вас своя ментальность…

Да, ментальности разные, каждый из нас думает по-разному, у нас разные характеры. Но мы все уже давно живем в Великобритании, я лично живу здесь уже 9-10 лет, и мы уже понимаем местные шутки и все такое. Так что у нас проблем нет. Конечно, у нас есть свои дела, и когда мы не в туре, мы занимаемся своими делами, а встречаемся только пару раз, чтобы попить пива. А то, что у каждого свой характер, разные идеи и разные источники вдохновения, хорошо сказывается и на музыке. Я думаю, все нормально.

А как ты оказался в Dragonforce?

В начале, когда они записывали демо, у них был другой клавишник, я присоединился только на первом альбоме. А произошло это так: Dragonforce были в туре с Halford, и я пошел на один из концертов. Я тогда вообще не знал о Dragonforce, я пришел, чтобы посмотреть Хэлфорда «живьем». Первоначально планировалось, что поддержкой будет Overkill, но они отменились, и вместо них на разогреве оказались Dragonforce. Когда Dragonforce начали играть, я очень удивился: «Где Overkill?» Я же точно знал, что в Overkill нет чувака с такими длинными волосами. (Смеется). Я посмотрел, как они играют, и скажу честно, не был сверх-впечатлен. Конечно, если ты поговоришь с Германом, у него будет другое мнение. (Смеется). В то время я посещал колледж, и у меня было несколько друзей, с которыми мы ходили вместе в клубы, а все музыканты в Лондоне в то время крутились в одних и тех же клубах и барах. Однажды я пошел в один клуб, выпил пару кружек пива и смотрю – Герман стоит. Я думаю: «Или я пьян, или это Герман из той группы, которая разогревала Хэлфорда». Я подошел к нему, сказал, что видел его на сцене, и с тех пор мы стали регулярно видеться в клубах, когда ходили пропустить с друзьями по рюмке, или же на концертах. И однажды Герман попросил меня поиграть на клавишных для Dragonforce. Он сказал: “Если не хочешь, тебе даже не обязательно было становиться участником группы, просто помоги нам с несколькими концертами.» В то время вообще перестал играть на клавишных и начал учиться на гитаре, Мальмстина изучать и все такое. Поэтому я сказал: «На клавишных я не играю, я на гитаре, и если вам нужен гитарист, я готов!» Но он сказал: «Нет, нам нужен клавишник! Ну ведь что-то ты на клавишах играешь?» Я говорю: «Да, но только классику». Он мне: «А, не волнуйся, пару аккордов нажмешь, здесь нет ничего сложного». Я тогда играл в одной группе, но ничего серьезного она из себя не представляла, просто друзья собирались поиграть. Так что я решил поиграть чуть-чуть с Dragonforce, они устроили мне прослушивание, всем все понравилось, и с тех пор я в группе.

А у тебя есть какое-то музыкальное образование? Где ты учился играть классику на клавишных?

Я обучался в школе, когда жил на Украине, но я даже не помню ее названия, потому что мне тогда было восемь лет. Родители мне сказали: «Вадим, тебе надо учиться, чтобы быть таким, как мы. Ты нас еще поблагодаришь, когда вырастешь». И они были правы. Я пошел в эту школу с восьми лет и проучился там года четыре-пять. Но мне в то время не хотелось играть – когда тебя в таком возрасте родители просят учиться музыке или делать домашнюю работу, ты говоришь: «Нее, не хочу, хочу пойти гулять с ребятами!» В конце концов, я все-таки выучился играть все эти классические произведения, и для меня это был очень хороший тренинг, обучение в этой школе открыло для меня музыку. Даже когда я перестал играть на клавишах, но потом увидел кого-то по телевизору, и он меня вдохновил, я смог снова начать играть сам, без учителя, потому что основа в меня уже была «вдолблена». Если я хотел импровизировать, я уже мог это делать, даже если до этого долго не играл. Потом отец купил мне маленькие клавиши Yamaha PS, на которые ты можешь записывать свои произведения, и где-то лет с 11-12 я уже стал что-то сам сочинять. Когда мне было 14 лет, мы переселились в Великобританию, и я купил себе новые клавишные. Так что клавишные у меня с ранних лет, и пианино тоже. Но сейчас пианино у меня уже нет, только клавишные Triton Extreme с сэмплером. (Смеется).

До создания Dragonforce Сэм и Херман играли в блэк-металлической группе Demoniac. Однако об этой группе нет никакого упоминания ни на вашем сайте, ни в интервью с музыкантами. Может быть, Сэм и Херман хотят, чтобы этот момент их биографии был поскорее забыт?

Если честно, я не так много об этом об этом знаю. Я знаю, что они раньше были в более экстремальной группе. Они пытались делать пауэр-метал, но у них не было подходящего вокалиста. Я слышал некоторые песни Demonic, и это звучало очень мелодично. Хоть там и был дэт-металлический вокал, но гитарные партии звучали как Dragonforce. Но я не знаю, почему они об этом нигде не упоминают. Может быть, не особенно гордятся той группой, а может, просто уже забыли. (Смеется).

Песня “Prepare For War” с альбома “Sonic Firestorm” – это, случайно, не новый вариант одноименной композиции Demoniac?

(Смеется). Я даже не знаю, как назывались песни у Demoniac, ты мне сейчас в первый раз сказал, что у Demoniac была такая вещь. Хотя мы точно не пытались что-то скопировать или сделать вторую часть, “Prepare For War” – это совершенно точно отдельная песня.

А какую музыку слушаешь ты? Что нравится тебе, если не брать в расчет собственно Dragonforce?

У меня все время меняется настроение, и я пытаюсь слушать как можно больше разной музыки. Сейчас столько разных стилей, в Лондоне столько всего появляется – не только пауэр-метал, но и emo, screamo, поп, рок и т.д. Я слушаю все, что угодно – сегодня могу поставить Моцарта, а завтра Morbid Angel или Strapping Young Lad. Когда мне было лет 14, я очень много слушал Эдди Ван Халена, Led Zeppelin, Deep Purple и особенно Ингви Мальмстина, я стал фэном Ингви. А позже я начал слушать более тяжелую музыку, например, Strapping Young Lad, и на меня очень сильно повлиял Девин Таунсенд, его клавишные, сэмплеры и шумы. Когда я слушаю его работы в наушниках, я все это замечаю, и его влияний очень много на новом альбоме Dragonforce. Я могу послушать и поп – Toto, например. Все зависит от настроения. Я бы никогда не сказал, что главное влияние на меня оказали Девин Таунсенд, Стив Вай или Мальмстин. Это те музыканты, которых я слушал в юности, но сейчас я пытаюсь черпать вдохновение из разных источников, могу просто по улице пройти или выпить кружку пива. Я стараюсь быть, как говорят по-английски, open-minded.

Как к работе над дисками Dragonforce оказался привлечен Клайв Нолан из группы Arena?

Клайв Нолан записал бэк-вокал. У нас много бэк-вокала, и некоторые части записывал Дэйв, некоторые ЗиПи, в общем, много разнообразия. А на новом альбоме вокал намного лучше, мы использовали больше вокальных дорожек, а также, как я уже говорил, больше клавиш и больше гитар. Клайв Нолан очень сильно помог нам с вокалом. Когда мы делаем альбом, мы всегда очень заняты, а с этим альбомом особенно, ведь нам надо было делать тур с Iron Maiden и концерты в Великобритании в качестве хэдлайнера. И очень здорово, что он смог нам помочь. Он с нами еще с первой демонстрационки Dragonforce, которая была выложена в Интернете, тогда он помогал с клавишными и вокалом. Герман сначала познакомился с Карлом Грумом из группы Pendragon, а Карл знает Клайва, они работают вместе, так мы и познакомились.

Dragonforce объехали почти весь свет – вы выступали по всей Европе, в Азии, теперь собираетесь еще и в США. А нет ли планов сыграть на Украине или в России?

Про Россию были разговоры, и я думаю, что у нас будет шанс. Но я не могу сказать точно, потому что планы меняются, и сейчас мы еще ничего не подтвердили. Тем не менее, я думаю, что в следующем году мы будем играть в России, было бы хорошо. Я никогда не был в России, если честно.

А слушаешь ли ты какие-нибудь украинские тяжелые группы? Можно ли достать их записи в Лондоне?

В Лондоне с этим сложно, но у меня есть пара друзей, да и у моего отца есть друзья, которые играют в группах, и они могут достать для нас диски. Я слышал пару групп, но если честно, не помню, как они называются. Я знаю группу Ария, но это русская группа, есть еще Круиз. Есть еще украинские группы, которые играют дэт-метал и поют по-украински рычащими голосами, их было очень забавно послушать. Я думаю, что на Украине есть много тяжелых групп, много талантливых музыкантов, но им очень редко удается выбраться за границу.


Выражаем благодарность Максиму Былкину (Soyuz Music) за организацию этого интервью

Роман “Maniac” Патрашов
19 октября 2005 г.
9 дек 2005
the End


КомментарииСкрыть/показать
просмотров: 2638




/\\Вверх
Рейтинг@Mail.ru

1997-2022 © Russian Darkside e-Zine.   Если вы нашли на этой странице ошибку или есть комментарии и пожелания, то сообщите нам об этом