Arts
ENG
Search / Поиск
LOGIN
  register




Интервью
Interview
A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z #


Paradox



Успех – сам факт того, что я уже 40 лет на сцене и не собираюсь останавливаться



Prologue
Не особо преуспевшая в плане стабильности состава, ни разу не познавшая радости турне, но тем не менее легендарная трэш-пауэрная формация Paradox под предводительством 55-летнего Чарли Штайнхауэра осенью прошлого года выпустила альбом «Heresy II – End Of A Legend», который вошёл в мой топ-10 релизов 2021 года, приятно удивив шквалом свежих идей, молодецким восьмидесятническим угаром и просто улётными соло вернувшегося виртуоза Кристиана Мюнцнера (ex-Necrophagist, Obscura и ещё десяток групп). Крайне разговорчивый капитан этого поразительно крепкого металлического судна поведал о преодолении ряда проблем на пути к успеху (в том числе бесконечной перетряске состава), а также поделился творческими планами и недюжинным оптимизмом, свойственным лишь истинным музыкальным зубрам 80-х.
Paradox
- Привет! Давайте сразу коснёмся нового альбома Paradox «Heresy II – End Of A Legend». В японском издании есть интересный бонус-трек – кавер на Metal Church «Merciless Onslaught». Как вы выбрали этот трек и почему он не вошёл в обычное издание альбома?
- Дело в том, что японцы требуют бонус-треки для своих изданий, а основной плейлист альбома и так достиг 75 минут. И для кавера просто не было места. Но специально для японцев мы решили записать песню, на которой я рос, и выбор пал на Metal Church. Она немного отличается от остальных песен на «Heresy». И многие могли бы не понять, подходит ли она по концепции или нет.

- Но она наверняка появится и в Интернете.
- Да, конечно. Но самые упёртые фанаты наверняка закажут себе японское издание. Потому что «Merciless Onslaught» - очень хорошая, олдскульная песня! К тому же, многие ценят качество японских дисков. Также там будет немного другой буклет. И если ты коллекционер, ты закажешь японское издание. Я помню, в греческих Афинах ко мне подошёл человек подписать пять буклетов «Product Of Imagination». Я его спрашиваю: «Зачем подписывать пять одинаковых альбомов»? Он ответил: «Нет-нет, они все изданы в разных странах»! Поэтому самые упёртые фанаты так или иначе будут покупать различные издания.

- Думаю, для коллекционеров сейчас самые разорительные времена – ведь появилось столько разноцветных винилов и даже кассетные релизы!
- Да, в 80-х годах был популярен обмен кассетами! Я помню, как раздобыл демо группы Legacy, которые потом переименовались в Testament. Там ещё пел Стив «Зетро» Суза, ныне фронтмен Exodus. Вы не представляете, как я был рад заполучить эту кассету! Кстати, я видел в продаже кассеты «Heresy». Я даже не знал, что они выпускались!

- Да, в России в своё время кассеты тоже пользовались популярностью. Существовали студии звукозаписи, где ты мог выбрать почти всё, что хотел. Хотя это, конечно, пиратство в чистом виде…
- Я не считаю это пиратством. Да, конечно, группа должна получать живые деньги. И особенно трудно группам, которые не выступают живьём. Но раньше не было возможности узнать о группах из других стран, и это был способ познакомиться с новой, интересной музыкой.

- Как бы вы сравнили два альбома – «Heresy» (1990) и «Heresy II» (2021)?
- Первый «Heresy» - компактный альбом, в отличии от второго. Что касается музыки, то есть убрать на «Heresy II» все вокальные партии, все гармонии, а оставить только риффы, то вы услышите, что музыка очень типичная для 80-х. Это настоящий олдскул! В этом эти два альбома схожи. Взять, допустим, первую песню «Escape From The Burning» - уже после минуты прослушивания станет ясно, что она напоминает первый «Heresy». Я специально использовал рифф из старого альбома, чтобы соблюсти преемственность. Но затем начинаются новые музыкальные горизонты. Я ведь не могу постоянно копировать себя, я должен развиваться как композитор. И поэтому вторая часть «Heresy» должна была отличаться, чтобы никто не говорил, что мы пытаемся лишь почивать на былых лаврах. На самом деле, я не хотел так называть альбом, просто автор текстов обеих частей Питер Вогт, с которым я всё время поддерживал связь, ещё в году 2015-м сообщил мне о том, что готовит материал для целого концептуального альбома, который можно назвать «Heresy II». Я тогда подумал: это очень опасный шаг, ведь превзойти классический альбом будет очень трудно. Но он заверил, что в этот раз он использовал другой подход, и показал готовые тексты. Я сказал,
Paradox
что сначала надо закончить работу над «Pangea» (2016), и потом я обязательно примусь за его тексты. У него очень яркий, оригинальный стиль, и в 2019 году мне наконец-то удалось приступить к работе над вторым «Heresy».

- Что общего у двух альбомов в плане концепции, что позволило второй части тоже получить название «Heresy»?
- Ну, во-первых, автор текстов тот же, это Питер Вогт. Оба альбома концептуальные, хотя первый был основан на реальных событиях, а во второй части сюжет вымышленный. И, конечно же, качество его работы стало главным критерием того, что я снова согласился сотрудничать с ним. Плюс к этому, в этом был ещё и ностальгический аспект. Я сразу сказал Питеру, что я не большой фанат сиквелов. На что он мне ответил: ты можешь использовать тексты по своему усмотрению, но если получится сильная музыка, то есть смысл назвать её «Heresy II». Когда я записал первую часть, мне было всего 25 лет, и я не гнался за коммерческим успехом. Теперь же встал вопрос – стоит ли называть новый альбом старым названием? По крайней мере, он должен быть особенным и отличаться по музыке от первой части. В итоге я вложил в «Heresy II» очень много труда, и в конце процесса был очень утомлён, но всё же доволен результатом.

- Возможно, нас ждёт даже трилогия?
- Нет! Поэтому я специально назвал альбом «Heresy II – End Of A Legend», конец легенды, что намекает на завершение истории. Третья часть явно лишняя. Первый альбом основан на реальных событиях, второй – художественный вымысел. И если когда-нибудь обе части будут изданы в одной коробке, это будет мой любимый релиз Paradox! Потому что оба альбом сыграли важную роль в истории группы. Может, есть смысл как-нибудь задуматься о двойном переиздании…

- Но возможно ли это сейчас? Кто обладает правами на первый альбом?
- Когда Roadrunner раскололся, то все контракты потеряли релевантность. В какой-то момент они стали частью Warner Music, и я не получал никаких роялти уже более десяти лет. В любом случае, первый «Heresy» нужно будет переиздавать в будущем, потому что многие хотят купить его, а он стал раритетом. Платить за него больше ста долларов в Интернете – это чересчур. Его давно никто не переиздавал, и есть смысл осуществить это в будущем.

- Каковы отзывы фанатов и прессы на новый альбом?
- За пять минут до нашего интервью я прочёл очень хвалебную рецензию с оценкой 10 из 10! И таких было несколько. Я подумал: ого, да этот альбом в будущем станет классикой! Так что пока отзывы исключительно хвалебные, и их гораздо больше по количеству в сравнении с предыдущими релизами. Но, должен отметить, что «Heresy II» - альбом для многократного прослушивания. Это вам не AC/DC «Highway To Hell»! Он раскрывается не сразу, и чтобы въехать в него, пожалуй, нужен месяц! Представляю, как трудно его рецензировать журналисту, который слушает по сотне новых альбомов в месяц! Поэтому первые рецензии мне не так важны. Вот, если я спрошу журналиста через месяц, переслушивал ли он «Heresy II» и тот ответит, что альбом ему нравится всё больше и больше, мне будет приятно это слышать! Если же кто-то вник в альбом сразу, это тоже хорошо. Ведь с первых нот понятно, что это Paradox на 150%! Но следующий альбом будет другим, у меня уже есть некоторые мысли на этот счёт. Возможно, мои фанаты будут удивлены, но сейчас я слушаю Slayer, Forbidden «Twisted Into Form», много других альбомов 80-х. Возможно, мне стоит немного утяжелить саунд. Не буду пока раскрывать все секреты, но скажу одно – он не будет длиться 75 минут! В случае с «Heresy II» у меня не было выбора – необх
Paradox
одимо было рассказать длинную историю, имея все тексты на руках.

- Обложку «Heresy II» рисовал очень известный художник Трэвис Смит. Как вы вышли на него?

- Прежде всего, я хочу сказать, что я большой поклонник его работ, в том числе обложек Opeth! Я давно мечтал о сотрудничестве с ним. Но связаться с ним было непросто. Сначала нужно было договориться с его менеджментом, и потом я получил его контакты. Но, поговорив с Трэвисом, я сразу понял, что это и настоящий профессионал, и очень приятный в общении человек! Он сразу понимает, чего ты хочешь. Я послал ему демо всех новых песен – это было его требование. И ему понравились музыка! Также я послал ему фотографию замка – вы видите его на обложке. Изначально её прислал мне Питер Вогт. И это место реально существует. Я попросил не рисовать на обложке черепа и другие металлические клише. Мне хотелось увидеть какой-нибудь красивый ландшафт или некое художественное изображение этого замка. Уже первый эскиз Трэвиса мне понравился, но он сказал: нет, я хочу ещё доработать его! Я предложил нарисовать воронов, потому что музыка довольна мрачная. Также я сказал ему, что мне очень нравятся альбомы Opeth «Blackwater Park» и «Watershed». В общем, работать с ним было легко и приятно. Мы постоянно переписывались, обсуждали каждую деталь. И всё, что он предлагал, мне нравилось. Когда всё было готово, мы от души поблагодарили друг друга. Думаю, он был доволен не меньше, чем я.

- Давайте поговорим о текстах «Heresy II». О чём повествует сюжет этого концептуального альбома?

- Это история тайного рыцарского ордена катранов. Они хотели найти катарский артефакт, само существование которого было спорным. И в альбоме рассказывается о том, как они шли к своей цели. Чтобы слушатель лучше понимал развитие сюжета, мы специально поместили в буклете общее вступление и небольшое пояснение в начале каждой песни. Чтобы понять, как развивались события, лучше слушать песни по порядку и читать тексты. Питер Вогт рассказал бы вам более подробно, ведь не всё можно понять сразу. Поэтому альбом требует больше времени для понимания не только в музыкальном, но и в смысловом плане. Честно скажу, я никогда не придавал особого значения текстам песен, для меня музыка первична. Но если ты написал хорошие песни, а поэт написал интересные стихи, то эта комбинация может сыграть на руку и позволить создать нечто особенное.

- Ваши любимые композиции на «Heresy II»?
- Я хочу воздержаться от клише и не буду говорить, что каждая песня хороша по-своему, хотя я правда так считаю. Так или иначе, у меня есть фавориты! «Journey Into Fear», «Escape From The Burning» - очень бодрое начало! Ты уже чувствуешь, что впереди тебя ждёт что-то интересное. И, да простят меня фанаты thrash-металла, но композиция «A Meeting Of Minds» требует особого внимания. Её можно назвать полу-балладой, это очень атмосферная и даже, я бы сказал, эпическая композиция. И ещё один фаворит – «A Man Of Sorrow». Многие назовут эту песню хитом, потому что она хорошо запоминается.

- Расскажите о смене состава после выпуска предыдущего альбома «Pangea».
- Гитарист Gus Drax и барабанщик Kostas Milonas были всего лишь сессионными музыкантами. А басист Tilen Hudrap, который теперь играет в U.D.O., на тот момент был единственным постоянным участником Paradox. Но когда и он покинул группу, мне пришлось искать новый состав. Я тел найти постоянных музыкантов и больше не связываться с сессионщиками. На самом деле, я всегда мечтал иметь настоящую группу, в которой играли бы только друзья, с которыми было бы приятно не то
Paradox
лько работать, но и отдыхать. И мне до сих пор этого не удалось! Барабанщик Аксель Блаха, один из основателей Paradox, идеально подходит на эту роль. Мы часто встречаемся, обсуждаем музыку, пьём кофе. Он приходил на запись почти всех альбомов и часто что-то подсказывал. Когда я сочинял новый материал, он всегда живо интересовался творческим процессом, даже предлагал свои идеи по строению композиций. Правда, он не садился за барабанную установку с 1991 года! Но он не терял интереса к музыке и в один момент спросил: «Скажи, Чарли, может, мне есть смысл купить барабанную установку и снова начать играть, спустя четверть века»? Я ответил: «Конечно! Это как плаванье. Если ты умел это раньше, то сможешь и сейчас». В любом случае, Аксель был для меня приоритетным кандидатом на новый виток сотрудничества, ведь мы с ним вместе с ним основали группу ещё в начале 80-х! Но он давно не играл, и это даже не обсуждалось. Также, предыдущий басист Олли Келлер покинул Paradox незадолго до записи «Pangea». Причиной стала болезнь, которая называется фокальная дистония. Это болезнь нервной системы. До этого он играл на басу пальцами, но это стало невозможным. Поэтому мы нашли ему замену в лице Тилена Худропа. Когда Тилен ушёл, я позвонил Олли, потому что мы не теряли контакта все эти годы. И он ответил: «Я больше не могу играть пальцами, но я переучиваюсь и хочу начать играть медиатором. У меня уже многое получается»! Я сказал: «Это прекрасно! Возвращайся в группу»! Ведь мы записали с ним вместе три альбома. Так что в состав вернулись Аксель, Олли, а затем и Кристиан Мюнцнер. Он, кстати, живёт в 75-ти километрах от моего дома. На самом деле, это не так далеко. И вот, я как-то пришёл на концерт группы Leprous в Мюнхене. Ко мне подходит какая-то девушка и говорит: «Вы – Чарли Штайнхауэр? Вам привет от Кристиана Мюнцнера»! Я передал ответный привет, а когда пришёл домой, написал ему на фэйсбуке: «Привет, Крис! Спасибо, что передал мне привет. Ты сейчас занят»? Он сказал честно: «Я уже два года подумываю вернуться в Paradox»! «Что, правда? Ну, тогда возвращайся». Вот так всё и сложилось. Теперь у нас в группе прекрасный состав, и мы понимаем друга не только на музыкальном, но и на личном уровне. Мы можем сходить вместе в пиццерию, в кино. Мы собираемся не только на репетициях. Правда, Олли живёт в 350-ти километрах от меня и не всегда готов приезжать потусоваться, но мы всё равно иногда встречаемся, обсуждаем дела, И, конечно, часто созваниваемся. Мы почти никогда не спорим, у нас полное взаимопонимание. Так что порой перемены идут на пользу. Хотя я никогда не расставался с музыкантами со скандалом, обо мне ходят подобные слухи, как и о Дейве Мастейне! Но это уже стало клише – если ты лидер группы, то ты ведёшь себя как кретин. Все беды только от тебя, и все неправильные решения тоже принимаешь ты. Но это не так. У меня были проблемы всего с двумя музыкантами, но даже им я благодарен за то, что они уделили время моей группе. И я никогда не говорю ничего плохого о бывших участниках Paradox. Ведь они тратили своё свободное время и силы! Хотя если на каком-то этапе они перестают уделять внимание группе, тогда стоит задуматься. Если приходится работать с людьми, которые делают всё из-под палки, то твоя группа не продержится 40 лет, как Paradox! Тогда приходит время перемен, и это нормально. Я был бы рад иметь такой же сплочённый коллектив, как Blind Guardian. Я знаком с ними с момента записи своего дебютника «Product Of Imagination» (1987). Они тогда приходили потусоваться в студию! А теперь вы знаете, каких высот они достигли. Хотя и им тоже пришлось менять ритм-секцию. Но что касается Paradox, за все 40 лет не менялся вокалист и композитор. Поэтому Paradox до с
Paradox
их пор звучит как Paradox! Хотя, признаюсь, я не очень люблю петь. При этом на «Heresy II» я использовал все возможности моего вокала по максимуму! Моя стихия – это сочинение песен. Но если ты сам можешь их спеть, то зачем искать вокалиста?

- Что ж, теперь, когда у вас новый состав, есть шанс увидеть вас живьём?
- Да, естественно, мы все вместе обсуждаем будущее группы, строим планы. Мы выпустили новый альбом, теперь пришло время собирать отзывы о нём. И если будут поступать предложения по живым выступлениям – мы подумаем, возможно ли их осуществить. К сожалению, Paradox никогда не ездили в турне. И вряд ли нам удастся восполнить этот пробел. Но вполне реально отыграть несколько отдельных концертов. Это должен быть какой-то особый повод или крупный фестиваль, где нас увидит много народа. Я не могу сказать, что мы обязательно ждём приглашений на самые крутые фестивали. Конечно, мы дважды выступали на «Bang Your Head!!!», где нас видела тысяча человек, а на Wacken Open Air публики было аж 20 тысяч! Но на «Bang Your Head!!!» нам понравилось больше! Даже в маленьком клубе порой выступать круче, чем на крупном фестивале. Помню, когда мы играли в 80-х с Exodus, нас видело 20 тысяч человек. Спустя месяц мы выступили в португальском Лиссабоне, там тоже было много народа. Но для нас это не главное. Нам важен контакт с публикой, когда ты видишь глаза своих фанатов, их улыбки, их эмоции. И здесь уже не важно, стоишь ты на большой фестивальной сцене или в крохотном клубе. Если ты видишь радость фанатов – это уже победа!

- В Германии много вариантов – есть клубы, крупные площадки, летние фестивали. Было бы неплохо увидеть вас живьём хоть где-нибудь!

- Да, я бы с радостью устроил специальное шоу, в сетлисте которого были бы только песни с обоих частей «Heresy»! Не буду загадывать, лишь скажу, что Paradox живы, и у меня уже есть идеи для нового альбома. Я сделаю всё, чтобы он вышел как можно раньше, и его не пришлось ждать 5 лет, как «Heresy II»! Кстати, долгий перерыв также связан с тем, что мы пытались собрать оригинальный состав времён нашего дебютника «Product Of Imagination». На это ушло 9 месяцев, и мы уже приняли приглашение выступить на «Bang Your Head!!!». К сожалению, всё сорвалось… Я не сильно расстроен, но время было потеряно. Я постоянно рассказываю в интервью, что произошло за последние пять лет и почему «Heresy II» готовился так долго, чего я постараюсь избежать в следующий раз. Я оптимист, и думаю, что у меня получится типичный релиз Paradox с множеством скоростных треков, но он будет отличаться от «Heresy II».

- Расскажите о других проектах, в которых вы участвовали - Brain Damage, Brutal Godz и Exorchrist?

- В Brain Damage и Exochrist меня пригласил Achim «Daxx» Hömerlein, бывший гитарист Vendetta. Он, кстати, писал тексты для альбома «Tales Of The Weird» (2012). И затем он попросил меня сыграть несколько соляков в его сольном проекте Exorchrist. Я попросил его выслать треки, послушал их и понял, что это настоящий олдскул! Стопроцентные 80-е! Я сыграл несколько соло, но этот проект был разовым, вряд ли у него есть будущее. Если вдруг он захочет сделать продолжение – я снова помогу ему по дружбе. В Brain Damage он попросил меня не только сыграть соло, но и кое-где спеть. Но это лишь гостевое участие, ничего большего. С Brutal Godz – другая история. Мы играли с братьями Холцвортами (ex-Sieges Even) трижды. Вместе с гитаристом Уве Лулисом, который теперь играет в Accept, они написали 10 песен. Это тоже металл, но модерновый, я ничего похожего не слышал. В этом проекте я только пел. Ханси Кюрш смеялся над
Paradox
этой ситуацией! «Как вы можете приглашать Чарли Штайнхауэра на вокал, а не на гитару»? Но ему отвечали: «Нет-нет, здесь Чарли в новом амплуа, никто его даже не узнает»! Планировалось сделать не просто проект, а полноценную группу. Но в итоге у Уве и Оливера Хольцворта возникло, скажем мягко, непонимание. Не буду вдаваться в подробности, но Уве в итоге ушёл. Но так как он был автором большинства песен, позже он предложил мне сделать с ним отдельный проект, но на тот момент я был занят c Paradox. В итоге мы распались, записав 10-песенное демо, которое никто не слышал! Мне нравится пара песен, и если их нормально записать, это будет интересный альбом. Не знаю, помирятся ли Оливер и Уве, но, возможно, я сам в итоге уговорю Уве записать эти песни. Конечно, ссоры возникают в любых отношениях, в том числе и в музыкальных коллективах. И когда в группе четыре серьёзных музыканта, ужиться непросто. Я помню, в 75-м году купил альбом Sweet «Strung Up». И эта четвёрка, запечатлённая на альбоме, и есть для меня образ этой группы. Для меня, как для фаната. И поэтому я понимаю, что людям хочется видеть одни и те же лица во всех своих любимых группах. Но играть вместе 20-30-40 лет очень непросто, поверьте!

- А когда вы только начинали играть, могли бы вы представить, что у вас впереди такой долгий творческий путь?
- Нет, конечно! Я тогда не мечтал даже о контракте с лейблом! Но вот он подписан, твой альбом выходит у тебя на родине, в Европе, по всему миру – в Америке, в России, в Японии! Я до сих пор не могу поверить. Это мечта детства, которая сбылась! Просто невероятно… Наверное, я должен был бы разбогатеть, но с этим не срослось! (смеётся) Хотя я никогда не занимался музыкой ради денег. Меня увлекал сам процесс творчества. Если бы мне сказали в 85-м (хотя мы собрались ещё в 81-м), что в 2021-м году у меня выйдет альбом, я бы ни за что не поверил. Но дело в том, что ты можешь продать 5 миллионов копий своего первого альбома, но потом ты теряешь страсть к музыке. Вот это реально неприятно… Для меня успех – сам факт того, что я уже 40 лет на сцене и не собираюсь останавливаться. Да, мне уже за 50, но в душе – всего 30! И я до сих пор хочу писать музыку. Если здоровье позволит это делать, то проблем нет – мой комбик со мной, в пальцах огонь! И я уже горю желанием писать новые песни, потому что «Heresy II» получился настолько удачным. Я пишу ту музыку, которую стал бы с радостью слушать сам. Было бы интересно услышать Paradox с другим вокалистом, но пока шансы на это крайне малы. И, к тому же, мне кажется, что фанаты ассоциируют Paradox именно с моим голосом.

- Чувствовали вы себя более уверенно как композитор, записывая вторую часть «Heresy», учитывая ваш опыт и новые технологии звукозаписи?
- Я всегда был уверен в своих способностях. И я всегда сочиняю всё новые и новые риффы, это нескончаемый процесс. Поэтому когда у меня возникает желание взять гитару в руки и готовить новый материал для Paradox, я всегда готов к этому, и у меня всё получается. Так было раньше, так есть и сейчас. В этом смысле со времён первой части «Heresy» ничего не изменилось.

- Тем не менее, группа числилась распавшейся после выпуска двух первых альбомов. Что было причиной?

- Мы потеряли контракт с Roadrunner Records в 1991-м, потому что тогда они переключились на гранж. При этом все старые металлические группы были выкинуты из их обоймы. Барабанщик Аксель тогда сказал мне: «Чарли, с меня хватит». До этого лейбл предлагал нам выступить с новым соло-гитаристом, которого мы не знали. Мы отказывались, потому что нам нужно было сначала отрепетировать програм
Paradox
му. У нас возникало с ними очень много проблем, и в итоге мы лишились контракта. А вместе с ним и мотивации. Музыканты разбежались, лейбл нас кинул, и мы просто не видели дальнейших перспектив. Видимо, с другими группами в этом жанре происходило нечто подобное, и в начале 90-х вышли последние сильные трэш-металлические альбомы, потом долго практически ничего толкового не выпускалось. Мне пришлось найти постоянную работу, хотя я музыку не бросил. Я играл в своё удовольствие в расслабленном режиме и думал, что Paradox вряд ли возродится. Но в какой-то момент мне позвонил Энди Сири из Nuclear Blast и спросил: «Чарли, а у тебя не осталось старых песен в загашнике? Их можно было бы выпустить, потому что сцена возрождается». Я согласился, ведь большинство песен, которые потом вышли на «Collision Course» в 2000-м, были сочинены ещё до распада. В итоге я выпустил этот альбом, но потом снова пришлось устроиться на работу, потому что мы расстались с братьями Хольцвартами, которые помогли мне записать этот альбом. Честно говоря, мы не были настоящей группой. Мы знали друг друга с 80-х годов, мы дружили, Paradox выступали на одной сцене с Sieges Even, мы жили почти рядом. И я хотел собрать настоящую группу, но в итоге получился лишь проект. Оливер переехал в Гамбург, а это 500 километров от меня. Алекс Хольцварт тогда жил в Мюнхене, и я ездил к нему на репетиции 300 с лишним километров, а с учётом обратного пути – 600. Плюс, Алекс играл в других группах, в том числе Rhapsody. Да и вообще, они оба – очень занятые люди. В итоге мы расстались примерно в 2002-м, и мне потребовалось ещё время, чтобы собрать новый состав… В то время я позвонил гитаристу Каю Пассеману, с которым мы играли перед распадом в 91-м. Правда, всего пару недель… И я предложил ему снова вернуться в Paradox. Полный состав я собрал лишь в 2005-м. Тогда Оливер Вайсхаймер пригласил нас на фестиваль «Keep It True». Получается, что второй раз мы распались всего на пару лет. К тому же, отрепетировать старые песни и подготовить новый материал – это тоже задача на год-полтора, сами понимаете…

- Есть ли у вас ощущение, что в последние годы thrash снова набирает популярность?
- Я считаю, что проблема в том, что каждый месяц выходит огромное количество альбомов… И не все из них достойны внимания. Поэтому найти достойную новую группу не так легко. Но, скажем, Suicidal Angels, Warbringer – это новая глава в истории стиля. Он звучат как в 80-е, хотя собрались гораздо позже. В общем, хорошие группы формируют новый рынок, а плохие – засоряют его. И я считаю, что качество трэш-металла не такое высокое, как раньше. Этого нельзя сказать про Paradox и другие достойные коллективы. Они попадаются, но их мало. Недавно, кстати, я открыл неплохую новую группу из Китая. Увы, забыл, как она называется… Но играют они в духе Destruction-Sodom-Kreator. Правда, таких групп очень уж много.

- К тому же гранды стиля тоже держатся на плаву, не так ли?

- Конечно. Мы со Шмиром из Destruction в хороших отношениях, с Милле из Kreator мы выступали в одном телешоу ещё в 87-м. Ещё Пиви из Rage – мой приятель. Все мы – одна большая семья. Помню, мы все вместе участвовали в концерте, посвящённом памяти Криса Уитчхантера, барабанщика Sodom. Конечно, сейчас не те времена, что в 80-х… Когда вышел дебютник Metallica «Kill ‘Em All», это было что-то новое и захватывающее! А ещё раньше, в 75-м, всех на уши поставили AC/DC, потом был Motorhead – ещё быстрее и тяжелее! Потом пришла Новая Волна Британского Хэви-металла, стала развиваться металлическая пресса. Кстати, мне посчастливилось видеть Бона Скотта живьём дважды! Они тогда выступали вместе с Judas Priest. В общем, мне есть что вспомнить!

- Спасибо за интересное интервью!
- Вам спасибо за внимание к группе, это очень приятно! К тому же, пока мы не выступаем живьём, кто-то может прочитать интервью, узнать о нас и заинтересоваться. Спасибо!

Материал подготовили Дмитрий Dimebag Дасов, Ирина Иванова



11 мар 2022
the End


КомментарииСкрыть/показать
просмотров: 3759




/\\Вверх
Рейтинг@Mail.ru

1997-2022 © Russian Darkside e-Zine.   Если вы нашли на этой странице ошибку или есть комментарии и пожелания, то сообщите нам об этом