Arts
ENG
Search / Поиск
LOGIN
  register

Концерты
Репортажи
Мой город:  Клубы Организаторы Города
^ Информация ^
+ <-

Wave-Gotik-Treffen 28

->
+

Дата
2019
June
Fri
07

Город
Лейпциг (Германия)



Авантюрные идеи посещают человека внезапно и требуют молниеносного воплощения — у вас есть считанные минуты, пока не включится мозг и холодный расудок не разнесет крамольную задумку вдребезги. Неустрашимо распахнув ноутбук, я уже почти схватила компьютерную мышь — так протягивают руку к звонку, но не нажимают его, чтобы забронировать себе авиабилеты на конец июля в Кельн. Давно пора отважиться на этот шаг — всего раз пожертвовать WGT в пользу другого фестиваля аналогичной направленности, в сугубо профилактических целях.

Бояться нечего. Что краше «Треффена» музыкального мероприятия на свете нет — абсолютная истина, почему бы и не подтвердить это на практике? Скажем, побывать на Amphi? Лайнап — почти сплошь звезды, концерты проходят по одному адресу. Нет нужды часами просиживать в трамваях, а за просмотром выступлений скрупулезно вычислять, во сколько тебе придется сорваться с места чтобы успеть в следующий по графику клуб, и как выкроить время хотя бы для ужина, раз уж пообедать не вышло. Подумаешь, формат мне не по душе — миллионы людей застывают с полудня до полуночи перед одной-двумя сценами, мужественно переносят всевозможные метеорологические испытания на открытом воздухе, в перерывах слоняются туда-сюда по небольшому пятачку, и ничего — выдерживают. Неужели я не смогу?

Зато какое упоительное чувство новизны накроет меня, когда я снова окажусь в Лейпциге, какой приступ всепоглощающего обожания к любимому фестивалю доведется испытать после длительной перезагрузки! А как много совпадений в составах участников обоих фестивалей, и среди совпаденцев — сплошь мои фавориты! А какие красивые места можно посетить по соседству с Кельном, в долине Рейна! Десяток аргументов «за» и ни одного «против». В следующий миг телефон вспыхивает сообщением от «дарксайдовского» коллеги: «Организаторы WGT спрашивают, приедешь ли ты в этом году? Им очень понравился твой прошлогодний репортаж». Драгоценный момент был упущен, голову наводнили сентиментальности, и разум, который посещает меня редко (и почти всегда не вовремя), одержал верх. Минут через десять я действительно обзавелась авиабилетами — но не в июльскую Вестфалию, а в майскую Саксонию.
И не потому что я человек привычки или настолько суеверна, что сочла полученное в критический момент сообщение руководящим предзнаменованием (хотя и то и другое — правда). Сомнения сомнениями, а редкие вспышки ясного сознания случаются чтобы напомнить: однажды сделанный выбор — самый что ни на есть правильный.

На наше готическое счастье авиакомпания «Победа» продолжает совершать прямые перелеты из Москвы в Лейпциг. В аэропорт меня провожала мама. Встав в очередь на стойке регистрации во «Внуково», мы удивленно переглянулись: такой черной была эта очередь. «Я не ожидала, что туда из России столько народу ездит, — вымолвила пораженная родительница, — Спасибо ты хоть выглядишь цивильно, на тебя и не подумаешь. Может, и все остальные пассажиры «в штатском», и тоже следуют на фестиваль?» Эту шутку я не раз вспоминала в концертных залах, на улицах, в трамваях — столько русской речи на WGT мне еще никогда не доводилось слышать, как же это приятно! Перед посадкой в самолет меня разыскал прошлогодний попутчик Рома, а далее мы познакомились с замечательной парой из Мурманской области — Наташей и Витей. Эти трое стали моими друзьями, моим вдохновением, помогли взглянуть на фестиваль глазами обычного зрителя, не отягощенного редакционными заданиями, журналистскими инстинктами и чувством долга, так что в какой-то степени новизна, перезагрузка и свежесть эмоций случились и без помощи проверочных вояжей к западногерманским конкурентам.

День 1.



- Victorian Picnic
- AUTOMELODI
- TEMPERS
- HANTE
- WHITE LIES

Фестиваль для меня всегда начинается с поездки в «Агру» и получения в пресс-центре бейджа и браслета. Нацепив «знаки отличия», я словно заступаю на службу — с этого момента все вокруг происходящее фиксируется и анализируется — и это прекрасное чувство. В три часа дня я встречаюсь с новыми знакомыми в парке Клары Цеткин, чтобы полюбоваться самым визуально роскошным и причудливым «треффенским» зрелищем — «Викторианским» пикником.

Мой WGT № 9 стал самым поздним по датам проведения (7—10 июня) и вторым в моей личной истории жарким. До чудовищных +33, как это было в 2014 году, к счастью, не дошло, но погода не давала о себе забыть и комфортом не баловала. На зеленых просторах парка благоухал жасмин, пышно цвели липы и шиповник. К месту проведения «Пикника» со всех сторон стекались людские потоки. К трем часам дня количество народу достигло критических отметок, и мы с ребятами еле нашли друг друга.

Сам по себе «Пикник» исключительно красив и сногсшибателен: уверена, что в мире не найдется карнавала, маскарада или фестиваля, который мог бы с ним (и с WGT в целом) посоперничать. Калейдоскоп масок, шляп и цилиндров, кринолинов, париков, тугих корсетов и пышных турнюров, вееров, часов на цепочках и стимпанковых очков. Больше всего происходящее напоминает съемочную площадку высокобюджетного историко-фантастического фильма. Полет фантазии, который демонстрируют посетители в своих костюмах и гриме, не имеет границ, ради незабываемого образа они идут на любые жертвы. На создание модных шедевров участники «дефиле» тратят массу времени, средств и творческих сил. Здесь они встречают свой «звездный час». Быть может, однажды в Лейпциге будет основан музей WGT, и лучшие образцы текстильного (кожаного, деревянного, металлического, даже бумажного!) искусства перекочуют из гардеробов гостей фестиваля в блестящие витрины. Или администрация фестиваля привнесет в труды дизайнеров состязательный элемент премированием особо отличившихся моделей. А пока единственной наградой для них становятся изумленные взгляды и объективы фотокамер.

Интерьеры и гастрономические изыски тоже выбивают из меня фонтан комплиментов: на антикварном серебряном блюде «покоится» торт в виде черного черепа с «мясным» бисквитом, и разрезают его ножом с ручкой в виде человеческой кости. Чуть поодаль приковывает взгляд пышный будуар в стиле Маркизы де Помпадур, где на тончайшем фарфоре высятся пирожные, больше похожие на ювелирные изделия. Тем не менее, имеется ряд обстоятельств, смывающих киношный глянец «Викторианского пикника». Территориально мероприятие никак не изолировано от прилегающих парковых угодий, а не мешало бы это организовать. Рядом находятся кафе, павильоны и музыкальная эстрада, где проходят общегородские гулянья и концерты. На поляне среди деревьев, оккупированной пикником, выступало берлинское электрокабаре-трио FELINE & STRANGE, на эстраде развлекал отдыхающих горожан оркестр, из заведений общепита доносилось радио, и все вместе это сливалось в дисгармоничную какофонию. Аллеи запружены праздношатающимися горожанами и теми, кто прицельно пришел посмотреть на готов. В людском муравейнике пропадают из виду интересные персонажи — их просто заслоняет толпа. Ощущение пребывания в консервной банке в сочетании с духотой и пеклом омрачило великолепие костюмированной феерии.

После «Пикника» мы отправились в апартаменты Наташи и Вити — охладиться, попить чаю и набраться сил перед наступающим концертным рейдом. Мой WGT начинается в Statbad — на площадке, которая продолжает оставаться для меня принципиально важной, обиталищем всевозможных пост-готических и неоготических формаций, средоточием дарк-хипстеров и прочих модников сцены. В этом году заведение отмечает столетний юбилей. В «Банях» всегда есть чем поживиться. Отсюда правило: если вы растерялись посреди фестивальной движухи и не знаете, куда устремить свое внимание, но живо интересуетесь последними тенденциями темной «синтетики», «Штатбад» расстилает перед вами красную ковровую дорожку к своим дверям.

Стартуем вместе с канадцами AUTOMELODI и мысленно возвращаемся в 2015 год, когда познакомились с этими ребятами, — здесь же, разумеется. Сочинения мастермайнда AUTOMELODI Ксавье Паради — ностальгический оммаж new wave/cold wave'у восьмидесятых в актуальном minimal-synth-ключе. Это легкая танцевальная музыка, проникнутая романтической меланхолией и напрочь лишенная депрессивной «черноты». Лирика на французском языке неизбежно делает звучание игривым и беспечным, а мягкий, довольно высокий и окрашенный в светлые тона голос Ксавье создает позитивную атмосферу. Главное конкурентное преимущество этого парня из Квебека проявляется именно на «живых» концертах. Искрометная энергия и бешеная сценическая активность фронтмена добавляют немало очков качественному, но довольно заурядному материалу. Петь, танцевать, бить в бубен и электронные барабанчики, играть на клавишах и взаимодействовать с гитаристом он ухитряется одновременно и без видимых усилий. Юношеский задор и лощеная манерность вкупе с хорошо поставленным мелодичным вокалом позволяют парню запомниться. От его концертов всегда получаешь больше, чем можно было ожидать, — чрезвычайно ценное качество, между прочим. Свой трек № 1 — «Schema Corporel» — он сыграл уже вначале сета, чем сразу привел толпу в движение, ну а дальше только разгонялся и взвинчивал темп, не показывая ни малейших признаков усталости. В присутствии такого человека вы чувствуете себя свободными от необходимости что-то делать — он трудится за всех и подпитывает каждого. Крутится юлой, покрывает всю сцену, и в конце «забега» дышит носом — пример всем! Легкое и приятное выступление, отлично подходящее для начала концертного вечера и всего «Треффена».

Бытует мнение, что привлекательную женщину хоть в мешок наряди — ей все будет к лицу. Вокалистка нью-йоркского дуэта TEMPERS Жасмин доказывает это на собственном примере. «Мешком» служат серый рабочий комбинезон из грубого хлопка с принтом в виде названия группы и потрепанные кроссовки, а смотрится на ней этот неавантажный ансамбль как дизайнерское вечернее платье. Девушка с ворохом белокурых прядей, вольно разбросанных по плечам, и лохматой челкой, обрамляющей вставленные в толстую черную рамку глаза, напомнила мне легендарную итальянскую актрису и красавицу Монику Витти — музу Микеланджело Антониони, героиню его «пенталогии отчуждения». Именно эффектный образ и запоминающаяся внешность фронтвумен стали основным внятным воспоминанием об этом сете, остальные детали пришлось вытягивать из глубин памяти хирургическими инструментами. Все элементы их post-punk/cold wave/synthpop-звучания и меланхолично-интровертного вокала а-ля LANA DEL RAY в куплетах и Zola Jesus / Chelsea Wolfe в припевах идеально сбалансированы и переплетены между собой. На выходе генерируется идеальная фоновая музыка — достойная и блеклая. С одной стороны, налицо умение со вкусом мешать жанры и блюсти меру, с другой — неспособность писать запоминающиеся песни. Им бы отложить в сторону свои аптечные весы, да бухнуть чего-нибудь недиетического в общий котел большой ложкой — глядишь, и появятся треки цепкие и непринужденно взлохмаченные, — на манер прически Жасмин. Для меня самыми яркими номерами стали «Eyes Wide Wider» (заставляет вспомнить GARBAGE — и какие воспоминания!), и шумная, приправленная шугейзом «Undoing». Концертное исполнение композиций столь же ровное и выверенное, как на студийных записях, эмоциональные всплески, как в рефрене «What Isn’t There», строго дозированы, из спецэффектов — эпизодическое припадание вокалистки на колени. По-настоящему весомым артистическим приемом в этом шоу следует считать дуэтную работу, когда Жасмин и гитарист Эдди (также обряженный в униформу) встают друг напротив друга, крепко соединяются взглядами и между ними запускается худо-бедно различимая из зала химическая реакция. До взрывов и пожаров не доходит, но едкое шипение и бурление в колбе определенно присутствует. В целом же перфоманс зиждется на фактуре солистки (не путать с харизмой!) и деликатном ощущении тонкой чувственности, которой пронизана музыка TEMPERS. Неужели я столько фактов припомнила?

Француженку Элен Де Тори я впервые увидела в этом самом зале четыре года назад в составе дуэта MINUIT MACHINE. Группа произвела тогда двоякое впечатление — музыка на уровне, но исполнительское мастерство смахивает на самодеятельность — две немного растерянные девушки, будто случайно оказавшиеся на сцене. Три года после этого успешный cold wave/minimal-synth-проект стоял на паузе, предоставив Элен возможность заниматься сольными работами под брендом HANTE., с которым талантливая парижанка дошла до статуса хэдлайнера на профильных фестивалях. Отыскать отличия в музыке творческих образований под управлением Элен и днем с огнем невозможно, тем более в «штатбадовских» потьмах и дыму. На пластинках HANTE. продуцируется тот же угрюмый ритмичный материал с четкими, хоть и весьма однообразными мелодиями, невеселой лирикой и аурой декадентской безысходности. Да и планку качества Элен, понятно, не снизила ни на миллиметр. На выступление ей отвели час и двадцать минут, что немного рискованно. Ярких хитов на альбомах HANTE. немного, рано или поздно в ровное течение концерта вкрадывается назойливая монотонность. Сцена клуба казалась слишком большой для одинокой артистки. Стол с оборудованием задвинули к самой стене, где фигура барышни частично тонула в тенях, и в глаза бросалась не столько она, сколько большой видеоэкран сверху. Элен теперь носит длинные темные волосы, и этими волосами без устали мотает из стороны в сторону, как заправская металлистка. Одетая в спортивный бомбер с плохо сидящими джинсами и бьющаяся в припадке неуместного хэдбэнгинга певица смотрелась диковато, особенно на контрасте с утонченной красоткой из предшествующей команды. Видеоряд раздражал непрерывным прокручиванием одного и того же клипа, в котором наша героиня опять потряхивает головой и прячет лицо за волосами. Никогда не понимала сермяжного смысла «задвоения» себя на сцене. Глухой и малоподвижный голос Элен не поражал богатством оттенков и широтой диапазона. Но чистосердечность подачи и правдивость эмоций, особенно заметная в те моменты, когда певица выходит на авансцену, приглушает нарочитую «бюджетность» перфоманса. И тогда, и сейчас. Если умеешь превращать свои девичьи грезы, страхи и сомнения в столь пронзительные и красивые музыкальные произведения, то гениальной актрисой быть не обязательно. И без того вокалистка HANTE. за истекшие годы сделала огромный шаг в осознании себя как «живой» исполнительницы, стала уверенной и раскованной — пусть и в своих концептуальных рамках. Без излишней игры лицом. Без экспрессии ради экспрессии. Без подобострастных реверансов публике. Без поддержки со стороны партнерши. Кстати, в середине мая MINUIT MACHINE возвестили о возобновлении карьеры новым альбомом «Infrarouge» (2019). Чует мое сердце, уже с следующем году Элен вернется на WGT в компании боевой подруги Амандин, — проверим и ее работу над ошибками. Громкость звука во время сета HANTE. зашкаливала за все рамки приличий, а вибрация была такой силы, что стакан с водой в моих пальцах плясал как одержимый, и норовил выскочить. Но терпеть, определенно, стоило.

Эффект дежа вю и бесконечные параллели сопровождают меня прямо пропорционально росту приездов на «Треффен». Сейчас мы с Витей едем в «Агру» на послеполуночное выступление WHITE LIES, и я мысленно возвращаюсь в 2014 год, когда британские герои общенациональных хит-парадов, фавориты авторитетных музыкальных изданий, регулярные участники главных фестивалей планеты впервые оказались заявлены на WGT. Тогда это казалось не то чудом, не то розыгрышем — вроде суперлуния, которое случается раз в сто лет. Но, похоже, эксперимент признали удачным, и группа из мира музыкального мэйнстрима продолжила триумфальное шествие по фестивалям темной сцены — случай, в общем-то уникальный. Так, всемирно признанный post-punk / alternative rock-коллектив пару раз приглашался на M’Era Luna, а этим летом, помимо WGT, сыграет на Amphi, собрав, таким образом, «большой шлем» крупнейших готических смотров. Если рассуждать непредвзято, отбросив понятия андеграунда и мэйнстрима с их нелепыми «классовыми» ограничениями, музыка англичан вписывается в тематический формат «Треффена» с незначительными уступками. У меня с WHITE LIES существует очень прочная, почти сакральная связь. Я выросла одновременно с этими мальчишками. Десять лет назад их дебютный альбом-событие «To Lose My Life» взлетел на первую строчку британского чарта — и моего сердца. Я была на их первом российском концерте в феврале 2010 года, где — даю честное-благородное слово —прессы было не меньше чем зрителей. За десять лет мои музыкальные предпочтения существенно изменились и расширились, но актуальность WHITE LIES осталась незыблемой — и в дальнейшем их песни будут помогать мне «строить и жить».

Первую декаду жизни в искусстве ребята закрыли выходом пятого номерного альбома «FIVE» (2019), но свое шоу на WGT не стали превращать в его презентацию, и включили только две песни. Открывающая «Time To Give», монументальный эпос длинной в семь с половиной минут, сразила зал космическим размахом и обилием воздушных масс, которые перемещаются внутри музыки WHITE LIES. На сцене установили десятки больших светодиодных ламп, благодаря которым концерт сопровождался красивейшим световым шоу, и купание в нежных лучах драгоценных холодных оттенков доставило истинное удовольствие. Гарри, Чарльз и Джек при участии сессионного клавишника показали зрелище высшей пробы, подтвердив, что недаром считаются по-настоящему могучим и качественным концертным коллективом. Специфический антураж готического праздника разительно отличается от того, к чему привыкли ребята, но их это больше не смущает. Когда Гарри со сцены благодарит аудиторию и выражает признательность в связи с возвращением на этот незабываемый фестиваль, его слова выходят из самой души. Для группы это не просто очередной фрагмент тура, а увлекательное приключение и возможность сыграть перед новой аудиторией. Впрочем, помимо тех любопытствующих, кто пришел на громкое имя или ради расширения кругозора, в зале присутствовало множество фэнов, превосходно владеющих предметом. Количество децибел, производимых «ворвавшейся» в музыку аудиторией, росло промышленными темпами, оковы недоверия разрывались, и процесс перехода «случайных» зрителей под знамена поклонников WHITE LIES пошел своим чередом. На особо эйфорических и духоподъемных композициях вроде «Death» люди зависали в воздухе, практически не касаясь земли, и я вместе с ними — благо, музыка WHITE LIES наделяет вас этим волшебным даром.

За десять лет фронтмен WHITE LIES возмужал и обзавелся густой бородой, но сохранил открытую детскую улыбку. Мощный голос, лучше всего раскрывается именно в просторных помещениях, пленяет светлой меланхолией, горько-отрешенными интонациями и размеренной степенностью. Проблемы с верхними нотами никуда не делись, и в конце фраз Гарри любит «подавиться» или «задохнуться», но в целом звучит солидно и сообразно своей захватывающе красивой музыке. Сочетание теплых мелодий и лощеного ледяного звука производит неизгладимое впечатление, а глубокая мрачная лирика не вгоняет в депрессию – напротив, оставляет жизнеутверждающее оптимистическое послевкусие. Завораживающий искрящийся звук то приглашает танцевать, то просто стоять с закрытыми глазами и мягко покачиваться на музыкальных волнах. Самым символическим моментом выступления, полноценным эмоциональным Эверестом стало исполнение «Unfinished Business» — дебютного сингла лондонцев. Душераздирающий диалог со смертью, написанный парнями на заре жизни, когда люди не сомневаются, что будут жить вечно. Они уже в 18 лет были зрелыми мастерами и с каждым годом лишь наращивают силу, поступательно развиваясь как композиторы и поэты. Спасибо WGT за небанальный подход к выбору артистов и стимулирование посетителей к раздвиганию рамок, к знакомствам, которые могут стать началом большой дружбы. А то и вечной любви.

День 2.



- HAUJOBB
- KONTRAVOID
- SELOFAN
- NITZER EBB

Первую половину дня я по традиции употребила на прогулки по центру Лейпцига и покупки. С годами городские гуляния, приуроченные к «длинным» праздничным выходным, приобретают все больший размах: торговцы, фокусники, балаганы, аттракционы, палатки с едой завоевывают каждый свободный квадратный метр улиц и площадей в пешеходной зоне. Но «Треффен» заслонить невозможно. Гости фестиваля без усилий доминируют над общегородской увеселительной вакханалией, притягивая взгляды, провоцируя бесконечные вспышки фотоаппаратов и удивленные возгласы зевак. Крупнейший в мире готический слет прочно укоренился как культурное наследие Лейпцига, вжился в его ДНК. Город и его жители ждут это событие с не меньшим вожделением, чем его непосредственные участники. Специальные предложения для гостей WGT в магазинах; витрины пестрят всем самым черным и «готическим», что есть в ассортименте; в ресторанах — «готическое» меню, «готическое» мороженое, «готическая» пицца. С утра меня мучила мигрень, и толкучка вкупе с ползущим вверх столбиком уличного термометра ее никак не облегчали. Наступление вечера наша компания отметила чайным аперитивом в доме у Наташи с Витей, затем все вместе поехали в «Агру», где концертный блок открывали в 17.30 сетом HAUJOBB.

Я не волновалась, когда ребята пали жертвами моей одухотворенной пропаганды и согласились тащиться на другой конец города ради незнакомой группы. Я без тени сомнения поведу на концерт intelligence electro-industrial — трио под управлением Дэниела Майера маму, соседей, начальника по службе, коллег, приятелей, которыми дорожу, и кого угодно еще. И неважно, что HAUJOBB — не самый очевидный выбор для знакомства непосвященных со сценой, не из простых и броских. Но для меня они — эталон, вершина вкуса, таланта и мастерства, а знакомить нужно с лучшими. Пусть на концерте лейпцигских кудесников ничего сверхъестественного не происходит, но послушать их при полномасштабном концертном звуке — обязательно. Воистину это будет свидание с прекрасным.

Дэниел, как всегда, в отличном настроении, фронтменил на кромке сцены, а верные оруженосцы Деян и Ману окопались на подиуме в ее глубинах и шаманили за своими устройствами. Майер ≈ посредственной сценогеничности артист и довольно неуклюж, но всегда выступает с искренним рвением и не лишен здоровой самоиронии. Он по-прежнему заставляет меня посмеиваться, когда включает экспрессивный перфоманс в духе взбесившегося тинейджера. В исполнении лысого полненького очкарика средних лет в футболке LAIBACH это и правда выглядит немного комично. Фирменные вокальные приемы направлены на максимальную эскалацию энергетического заряда, отправляемого в зал: натужное выплевывание фраз, огромная компрессия в звуке с четким проговариванием каждой буквы, надрывный рык с напряжением всех сил. Возможно, фронтмен и перегибает палку по части певческих выкрутасов, теряет свой интеллигентский апломб и входит в раж, дает чувствам непозволительно много свободы, но как же не хочется ругать его за это! Эмоциональной кульминацией сета стало исполнение «Destroy», очень болезненной личной истории о бывшей супруге Майера. Полыхая от гнева, с яростью выкрикивая «You Destroy Me!», он тыкал пальцем в ни в чем не повинных девушек в зале, расстреливая их ненавидящим взглядом и выглядел так устрашающе, что я на всякий случай прекратила улыбаться. Потом, правда, долго по-джентельменски извинялся. Сет-лист был предсказуемо хорош, катился бодро и гладко: «Machine Drum», «Renegades Of Noise», «The Noise Institute», «Penetration», «Crossfire», «Let’s Drop Bombs», «Dead Market», «Meltdown», «Information Space», «Produkt». HAUJOBB умеют даже самые колючие и сухие треки с «Blendwerk» обставить как танцевальные хиты, а грамотно разместив их вперемежку с композициями самого коммерчески успешного альбома «New World March» и нетленной классикой с ранних работ, сбить с толку неподготовленного «захожанина»: разница между доступными, «приветливыми» треками и более сложными, неудобоваримыми для массового слушателя, изящно стирается. В финале одной из песен Дэниел, будто невзначай, продекламировал сакраментальные строки: «Lies, Lies, Lies, Lies— Gold, Gold, Gold, Gold — Guns, Guns, Guns, Guns — Fire, Fire, Fire, Fire!», намекнув на сегодняшнего хэдлайнера. «Electronic Body Music, —пояснил лидер HAUJOBB, — Born in Belgium. We made it special».

В завершении сеанса Special EBM притаился сюрприз. Разговорчивый Дэниел за время шоу много чего поведал, но я из его немецкой тарабарщины разобрала только имена собственные, а среди них несколько раз промелькнуло BLACK NAIL CABARET. О венгерском дуэте, создающем изысканно-интимный synth-noire для эстетов, мы писали в репортаже с WGT-2017 и не поскупились на лестные отзывы. Упоминали, что девушки находятся под крылом музыкантов HAUJOBB и записываются на их лейбле Basic Unit Productions. Поэтому я не удивилась приглашению на сцену вокалистки BNC Эмке. Спела она, скорее всего, песню из репертуара сайд-проекта Дэниела ARCHITECT. Послушать голос, которому BLACK NAIL CABARET во многом и обязаны своим винтажным шармом, я всегда рада. У гостьи из Будапешта редчайший тембр: темный, округлый, таинственно-пасмурный и задумчивый, а уж какой густой и плотный звук она извлекает из своего хрупкого тела — любо-дорого слышать!

С Дэниелом Майером мы на этом не прощаемся. На своем домашнем фестивале видный деятель сцены нередко присутствует с несколькими проектами. Уже в понедельник мы увидим его в составе мультизвездного альянса RADIOAKTIVISTS. А пока мои спутники отправляются в Taubchenthal на INCUBUS SUKKUBUS, а я — в «Штатбад».

Дурацкая привычка врываться в концертные залы ракетой! Сколько шишек я уже набила (иной раз в буквальном смысле), но продолжаю бездумно переть в темные грохочущие помещения с разбегу, не зная, что скрывается внутри. Вот и сейчас, бесстрашно нырнув в «ванну» Statbad, пришлось хвататься руками за воздух и людей чтобы только удержаться на ногах. На танцполе — непролазная чернота, воздух крошат мертвенно-белые лучи стробоскопов и они — единственный источник света. Ориентация в пространстве теряется моментально, и мне требуется время, чтобы прийти в себя.

На сцене — аналоговый синтезатор и ритмично двигающийся за ним человек в черном с микрофоном в руках и белой маской на лице. Его зовут Кэм Финдли, он — канадский продюсер и музыкант, бывший ударник CHRYSTAL CASTLES и TRUST, а здесь и сейчас представляет свой сольный проект KONTRAVOID. Абсолютный постановочный минимализм, дихотомия черного и белого, эстетика подземного бункера и заброшенного тоннеля метро, мешанина изгибающихся тел. Душный зловещий вокал пробивается сквозь стену мрачного индустриального техно и танцевального EBM, под которым угадываются цепляющие поп-мелодии, и разносится по залу выразительным эхом. Выключенный экран не кривляется размытыми кляксами, не транслирует невразумительную чушь. На сцену практически никто не смотрит во избежание потери зрения. Автор мероприятия заботливо проследил чтобы аудитория не отвлекалась от главного. Перед нами — беспощадная дистопическая дискотека и танцуют здесь абсолютно все, вплоть до русалок, нарисованных на стенах женской уборной. Это же моя воплотившаяся мечта — угольно-монохромная пустота и всесокрушающая музыка, которая разносит тебя в клочья. Формат лайв-сета не терпит остановок и тишины, что подхлестывает интенсивность звучания. KONTRAVOID похож на более хитовый вариант SCHWEFELGELB. Там тоже танцуют до потери пульса, но у нашего героя механики меньше, а драмы больше. Сет-лист нигде не проседает и самая известная песня музыканта - «Native State» так непринужденно вплетена в монолитную звуковую ткань что почти не выделяется на общем фоне. Беспощадный ритм и буравящий вокал, пугающе-сладостное чувство что ты не сможешь остановиться пока музыка не стихнет и не отпустит тебя, и внезапное пробуждение в конце – неужели все закончилось так быстро? Зачем?

После потогонной физкультуры, в которую вылилось выступление KONTRAVOID, народ, пошатываясь, повалил на улицу проветриваться, а я бросила на пол фестивальную программку и обессиленно рухнула под сценой. На SELOFAN однозначно буду смотреть из первого ряда, и смотреть внимательно. На смену аскетичному сценическому сеттингу KONTRAVOID должно прийти визуальное изобилие. Греческий cold wave / dark wave / minimal synth-дуэт обычно обставляет свои шоу очень театрально. Облик эксцентричной вокалистки коллектива Joanna Badtrip с ее ирокезами, сумасбродными начесами и буйством красок на лице заставляет помышлять о фантасмагорических перфомансах в духе death-rock / horror punk-команд. В реальности же все оказалось скромно: оранжевая мигалка на столе, микрофон, обвитый лампочками — вот и все декорации. На одной из песен на сцену вышел обсыпанный мукой мим в белой пижаме и последовательно изобразил приступы эпилепсии и каталепсии. Другой раз Иоанна достала из корзинки игрушечного лобстера и нежно его баюкала, не отрываясь от микрофона, а ближе к концу представления раздала мужчинам в зале розы. Вот и весь реквизит. Никаких тебе пластиковых манекенов, развешанной по сцене паутины, черепушек животных и безумного готического цирка. На протяжении всего шоу видеоэкран крутил многочисленные клипы группы, причем исполняемая в прямом эфире песня и проигрываемый одновременно клип никогда не совпадали. Судя по видео, с фантазией у греков полный порядок и творческая мысль бьет через край. Вокал Иоанны оказался не менее «замогильным» чем в анонсах и рецензиях, где он позиционируется как главная фишка группы. Скудность тембра и отсутствие вибрато делают голос гулким и угнетающе-заунывным, что здорово работает на «замогильность» музыки. Иоанна поет очень низко, в грудном регистре, но умеет разбавить свои тяжеловесные рулады режущими истерическими вскриками и йодлями в конце фраз. Еще фронтвумен SELOFAN замечательно хороша по части презентации и железно пребывает в образе от первой до последней секунды шоу, не позволяя себе ни одной мимолетной улыбки или небрежного жеста мимо сценария. Даже когда выделывает неловкие рок-к-ролльные па, совсем не выглядит смешной. Прозвучали «Ist Die Liebe Tot?», «I Am Addicted», «Give Me A Reason», «Shadowmen», «The Wheels Of Love», «Black Box», «Vitrioli», только про «Billie Was A Vampire» позабыли и это досадное упущение в сет-листе. Пару раз к микрофону выходил Димитрас («Sto Skotadi», «Hysteria»), он же украшал треки печальными саксофонными пассажами. Беда у SELOFAN кроется в нехватке у обоих участников артистической одаренности и силе эмоционального воздействия для узурпации зрительских помыслов. Видимо, все что было им отсыпано природой и Богом, уходит в создание песен, на сценические экзерсисы харизмы уже не хватает. И если Иоанна может старательно обыграть роль и женским обаянием не обделена (хотя не всякий станет рассматривать его за безобразной прической и отталкивающим гримом), то Димитрас на авансцене смотрится тоскливее любой из своих песен. Сухие же факты свидетельствуют что концерт удался, а развернуться визуально музыкантам, возможно, не позволили обстоятельства.

Мое собственное обстоятельство состояло в том, что сеты HAUJOBB и KONTRAVOID настроили на жестко-индустриальную волну, и выступление SELOFAN у меня прошло досаждающей аудиопомехой, несвоевременным лирическим диссонансом. Повисела я на ограждении перед сценой, флегматично потопала ножкой и заскучала. Зато взглянула на концерт готической группы, отдала дань приличиям. У нас же здесь «Готик Треффен», верно? Признаюсь, искушал меня соблазн остаться до ночи в «Штатбаде» и смотреть что дают. От танцпола «Агры» отделял час пути, не говоря уже о необходимости выбираться оттуда после. Но совесть наотрез отказалась вступать в сделку, лень молчала, а мозг подсказывал что изначальный план хорош и должен быть осуществлен. К тому же, с выходом SELOFAN вечер покатился по нисходящей и закончить его психосоматическим ядерным взрывом можно было только в фестивальной цитадели.

Любить EBM — наверное, дело не женское, но мне это беспокойства не внушает. Возможно в этом агрессивно-танцевальном бескомпромиссном ритме и бьется в моих жилах жизнь. Обидно, но репортажи с EBM-концертов у меня случаются редко, как и походы на эти концерты. Давно пора переломить эту нехорошую закономерность и полумерами я не ограничусь: выберу не первых подвернувшихся, а козырных тузов, ветеранов и непререкаемых авторитетов стиля. Да, вы верно поняли — впереди NITZER EBB.

Имея внушительный набор травм, я избегаю экстремальных видов спорта, но без бега наперегонки с трамваем не обходится ни одно мое путешествие из «Штатбада» в «Агру». То ли в знак уважения моим спринтерским успехам, то ли в отместку за оные, кондуктор «одиннадцатого» развил бешеную прыть и до «Агры» мы домчали в рекордные сроки. В зал я вбежала под звуки квази-синтипопового номера «Come Alive». На танцполе уже было очень жарко и наэлектризовано. Дуглас, пританцовывая, вышагивал по сцене, вызывая ассоциации с итальянскими мафиози: смуглый, с гладко зачесанными темными волосами, в черных очках и костюме. Сет-лист был выстроен по принципу постепенного перехода от условно спокойных, среднетемповых треков к самым жестким и отвязно-безбашенным. Маккарти подобен спортсмену-профессионалу, проводящему ответственное соревнование. Первый этап (от «Come Alive» до «For Fun») — предстартовая разминка в тренировочной куртке (пиджак). Атлет делает суставную гимнастику, греет мышцы и распевается. На втором этапе («Captivate» - «Hearts And Minds») он скидывает пиджак (и вместе с ним образ мутного дельца), ловко подворачивает рукава рубашки, пробует снаряды и сложные элементы. На третьем этапе (от «Getting Closer» до «Murderous») гремит стартовый выстрел и спортсмен показывает свою программу судьям и зрителям. Это уже веская заявка на мировой рекорд.

Я нарочно не знакомилась предварительно с концертными видео NITZER EBB, не смотрела фото. Мне хотелось самых сырых и ошеломительных впечатлений. Ярчайшая персоналия и недюжинный «живой» потенциал Дугласа Маккарти безошибочно угадываются и при домашнем прослушивании. На деле масштаб фронтменской мощи английского индустриального ветерана многократно превзошел робкие прикидки. Никаким хитроумным прибором эту мощь не измерить! Такого артиста хочется без конца снимать, фотографировать, ваять скульптуры, вышивать крестиком — глаз отвести решительно невозможно. Сутулая поджарая фигура, пластика хищника африканских саванн: подбирается на мягко пружинящих коленях, крадучись, - и нападает без предупреждения. Гнусавый рокочущий тембр с наждачным напылением и подвижный, богато текстурированный голос в связке с виртуозной сменой интонаций делают его супервокалистом. Прибавьте сюда абсолютный контроль звукоизвлечения по всему голосовому аппарату - от диафрагмы до кончика языка. Многие ли умеют по-пижонски лениво гулять по нотам и вольно поигрывать ритмом, но соблюдать идеально точную фразировку? Вальяжно и расхлябанно бубнить с едва раскрытым ртом, а затем бесшовно перепрыгивать на сочный открытый звук с четкой артикуляцией? Петь и декламировать то с дерзкой небрежностью, на грани фола, то с предельной концентрацией, без пустот и прослоек воздуха в голосе? «Рассказ» тела синхронизируется с «танцем» голоса и распространяет вокруг себя правильный индустриальный заряд. Порядочную долю из своих 52 лет Дуглас надежно прячет за стеклами черных очков или запирает в сейф за кулисами — о них невозможно догадаться! Во время исполнения «Getting Closer» и «Join In The Chant» ему на подмогу выскакивает боевой соратник Бон Харрис, все это время выплясывавший с колхозной грацией перед драм-пэдами. Его простецкая внешность и молодецкая удаль оттеняют выхолощенный перфоманс фронтмена пролетарской олдскульностью. Концептуально шоу «найцеров» дублировало выступление KONTRAVOID - live set с идущими нон-стоп песнями. Многие фанаты восприняли в штыки новый клубно-танцевальный формат и осовремененные аранжировки пионеров EBM. Корни преображения стоит искать в плодах сотрудничества Маккарти с французским техно-диджеем Терренсом Фиксмером (FIXMER / MCCARTHY). Если работы этого альянса снискали ваше расположение - примете и нынешний концертный звук NITZER EBB. Нравится это консервативно настроенным слушателям или нет, но EBM и техно — родственные жанры, и симбиоз их совершенно органичен. Главное что суть музыки NITZER EBB не меняется: тяжелая механическая поступь, агрессивность, настырный изматывающий ритм, «muscle and hate», в конце концов. Всего этого и теперь в избытке. Имеющий уши — услышит. Знаю, что моя точка зрения — непопулярная, но мне не 40 с лишним лет, я не видела группу в начале 90-х и не тащу груз ностальгии по сырому и лязгающему звуку послов британского рабочего класса. Жалобные стенания о посягательстве на святое — старческое брюзжание, разговоры в пользу бедных и не более того. Вокруг меня никто не роптал, не свистел и не покидал демонстративно зал. Даже сурового вида крепкие широкоплечие юноши с бритыми затылками, не пропускающие тусовок Electric Tremor, ярые адепты минималистского Anhalt EBM без прикрас, самозабвенно рубились и устроили жестокий замес перед сценой. Взрывная энергетика высасывает все силы, жесточайший бит выбивает из головы деструктивные рефлексии, а сумасшедшая харизма Дугласа Маккарти сглаживает все неровности восприятия. Готовясь к походу на концерт NITZER EBB набирайте олимпийскую физическую форму: эти ребята не дают спуску ни себе, ни другим и требуют полной отдачи. «Let your body learn»! Охрипшая, взмокшая, на заплетающихся ногах я вывалилась из «Агры» в студеную лейпцигскую ночь: перепад температур в здешней климатической зоне как в пустыне Сахара.

Было уже около часа ночи когда я добралась до своего отеля, где немедленно была перехвачена Витей и доставлена на уже хорошо знакомую кухню гостеприимных северян. Диджестив в форме чаепития и задушевной дискуссии о судьбах отечества, а затем всего человечества, угомонил лихорадку насыщенного концертного вечера. Спать я ложилась уже в свете занимающегося утра.


День 3.



- THE MOON AND THE NIGHTSPIRIT
- M.I.N.E.
- EMPATHY TEST
- KAELAN MIKLA
- SOFT MOON

Поскольку накануне время моего отхода ко сну почти совпало со стандартным временем московского утреннего пробуждения, воскресный день предполагалось потратить на отдых и восстановление. К концертам, которые сегодня у меня стартуют в 16.30, нужно подойти в оптимальных кондициях. Не тут-то было! Еще до полудня телефон мой начал разражаться звонками и сообщениями приятелей с призывами ехать осматривать популярную среди посетителей WGT достопримечательность — руины церкви Wachau. Сбежать из раскаленного города, полюбоваться архитектурой, устроить пикник, да и музыка там тоже будет. То ли мой организм, жестоко дезориентированный ломкой режима, потерял способность сопротивляться внешнему давлению, то ли Витя обладает выдающимся дипломатическим талантом, но вскоре я, полуживая от недосыпа и голода, поплелась на трамвайную остановку.

Расположено искомое архитектурное произведение неимоверно далеко и по своей инициативе я бы ни за что не совершила такую экскурсию (разве только туда поставят выступать «святую троицу» HAUJOBB — COVENANT — FRONT LINE ASSEMBLY, что технически невозможно). Появление на моей личной карте Лейпцига нового объекта — целиком и полностью заслуга ребят. Так, мне стало известно, что «родной» для всех WGTшников трамвай № 11 делает в «Агре» не конечную остановку, а идет дальше и высаживает последних пассажиров в идиллической сельской глуши пригорода Лейпцига — Марклееберга. Там надлежит пересесть на автобус и ехать рощами и лесами до деревушки Wachau, в глубине которой и скрывается церковь – та самая, которую вы видете, открывая официальный сайт фестиваля Wave Gotik Treffen.

Эта неоготическая церковь была освящена в 1867 году и участь ее незавидна - во Вторую Мировую войну сооружение было частично разрушено. В 1974 году в здание ударила молния, повредившая колокольню, которую пришлось снести. На сегодняшний день от былого великолепия остались голые стены, увитые побегами буйно вьющихся растений, и летом все это выглядит весьма романтично. При желании можно получить эстетическое удовольствие, рассматривая стрельчатые арки, розетки, трилистники и квадрифолии фасада, а также облезлые фрагменты внутренней облицовки, но мне грустно видеть церковь обезглавленной и побитой. Без крыши, башни и шпиля потерялась основная композиционная доминанта готического собора — вертикаль. Здание не устремляется в небо, а постепенно осыпается на землю, а его крошащиеся стены закованы в совсем не живописные строительные леса с целью предотвратить дальнейшее обрушение и погребение под мрачными сводами неудачливых прихожан. В 1997 году здесь возобновили отправление религиозных служб и музицирование. Каждый WGT в стенах церкви проводят концерт какой-нибудь folk / medieval / neoclassic-группы. Так, во время нашего визита к выступлению готовился венгерский pagan folk / world music дуэт (в сценическом варианте — квартет) THE MOON AND THE NIGHT SPIRIT. Вокалистка настраивала не только свой голос, но и привычный для такого рода коллективов мини-оркестр старинных народных инструментов, среди которых я с большим трудом распознала варган и что-то вроде гуслей. Была там и диковинная гигантская флейта, которую нужно держать вертикально (словацкая пастушья труба фуяра) и монгольский морин хуур — смычковый инструмент, распространенный в том числе в буддистских регионах России. Сколько не хожу на подобные концерты, не перестаю удивляться разнообразию древних звукоизвлекательных устройств. Я давно уже махнула рукой на попытки все их запомнить.
Территория церкви мала, со всех сторон ее обступают дома, дворы и участки местных жителей. На лужайке напротив приютилось небольшое кладбище, рядом с которым нам и пришлось раскинуть скатерть-самобранку — и от этого мне до сих пор неловко. Праздновать жизнь по соседству с надгробиями я считаю глубоко бестактным, а экзистенциальными раздумьями и без визитов на погосты занимаюсь чаще нежели положено нормальному человеку. Обуреваемая стыдливыми чувствами, я больше расхаживала по лужайке, чем предавалась гастрономическим утехам. Посреди церковного двора стоит каменная плита с выгравированными на ней именами российского императора Александра I, императора Австро-Венгрии Франц Иосифа I и прусского короля Фридриха Вильгельма III, составивших коалицию против Наполеона в знаменитой Битве народов 1813 года. Грандиозное сражение закончилось сокрушительным поражением армии Бонапарта и привело к утрате практически всех завоеванных им за пределами Франции территорий, потере последних союзников, а впоследствии и первому отречению от престола в апреле 1814. В Вахау французский самодержец разместил часть своих войск. Лейпциг и окрестности полны монументов и музеев, посвященных Битве народов, и когда на меня наконец-то снизойдет туристическое настроение я доберусь до главных из них.

Пока наша компания легкомысленно изображала сюжет полотна «Завтрак на траве», в церковь бойким черным ручейком стекалась желающие посмотреть на венгерских «язычников». Народу в «партер» храма божьего набилось столько, что истерзанные катаклизмами человечьими и природными стены, кое-как схваченные металлическими балками, стали жалобно потрескивать и грозили вот-вот разойтись. Жгучее солнце заняло центральное положение на небосводе, безжалостно прожаривая импровизированную концертную площадку. В таких условиях я не стала лезть внутрь, тем более что блаженные трели и чарующие раскатистые голоса венгерских сказочников (у вокалистки Агнеш Тот мастерски разработанное вибрато) долетали до поляны в превосходном качестве. Мультиинструментальный и мультиязыковой материал в духе Arcana, Daemonia Nymphe, Faun, Trobar De Morte, исполненный на хорошем профессиональном уровне понравится, пожалуй, любому. Воздаю должное стойкости артистов, выступавших на раскаленной сковородке под душем из прямых солнечных лучей. Слушать такую музыку приятно в комфортных условиях, гарантирующих полное погружение в ее мечтательно-мистическую атмосферу — интимный мрак и прохлада театра Schauspielhaus, где группа играла накануне, был идеальным вариантом. Долго внимать ласковым фэнтези-саундскейпам THE MOON AND THE NIGHTSPIRIT, однако, не получилось: слишком глубоко увязла я в мире индустриально-синтетических гармоний и окутанных мраком танцполов, разрезаемых электрическими огнями. Если задержусь - чего доброго, единороги с эльфами перед глазами запрыгают. Да и времени на акустическую милоту не осталось: предстояло прорваться через весь город с двумя пересадками.

Затратив уйму времени на дорогу, я все же прибыла в Westbad вовремя, успела даже посидеть у сломавшегося трамвая и подкрепиться чаем с печеньем в кафе на Аугустусплатц. Как и следует из названия, в прошлой жизни Westbad был банно-купальным комплексом, а затем повторил судьбу Stadtbad, пополнив богатый список лейпцигских музыкальных заведений. Как WGT-локация клуб функционирует буквально пару лет и это мой первый визит сюда. Концертный зал находится на втором этаже вполне респектабельного дома, потолок разрисован красочными изображениями морских гадов, а в остальном мне здесь не очень понравилось: слишком низкая сцена, плохая вентиляция (вокалисты отсмотренных мною групп поминутно хватались за полотенца), неуютное помещение. Подробную оценку интерьеров проводить было недосуг, так как площадка стала заполняться людьми со страшной скоростью и свои притязания на теплое местечко почти у самой сцены нужно было реализовать решительно и бесцеремонно. В Westbad начинался синти-поп-марафон, из пяти пунктов которого меня интересовали первые два. На сцене появился вокалист CAMOUFLAGE со своим сольным проектом M.I.N.E. Честно - за Маркуса обидно и логика организаторов мало поддается объяснению: за какие такие заслуги те же PRIEST и SONO получили высокие места в лайн-апе, а легенду жанра со всеми его регалиями поставили открывать вечер? «Спасибо что пришли посмотреть на нас так рано!», - галантно поблагодарил маэcтро и незамедлительно перешел к делу. Последующее часовое выступление справедливо назвать мастер-классом, ибо профессионализм Маркуса - вокальный и фронтменский — достоин не только созерцания для получения подлинного удовольствия, но и конспектирования для дальнейшего распространения среди молодых музыкантов. Прямо бери и учебник пиши! Фирменная манера держаться на сцене, свободно и с шиком, пластичность движений, выразительный язык тела, продолжающий лирический посыл, мощная маскулинная энергетика — в свои 53 года Маркус все еще мужчина хоть куда. Тембр голоса с годами только прирастает новыми оттенками и обертонами, а грамотная вокальная техника надежно консервирует все это великолепие. Аккомпанировали ему гитарист FOOL’S GARDEN Фолькер Хинкель, и известный сотрудничеством с ALPHAVILLE и A-HA Йохен Шмальбах, который расторопно переключался с клавишных на ударные. Сет-лист включал семь песен с деютного альбома M.I.N.E. «Unexpected Truth Within» (2018) и пять «камуфляжевских» хитов. Вряд ли случайно забредший на этот концерт слушатель смог бы отделить одно от другого, ведь сольный материал Майна едва ли отличается от музыкального наследия основной группы. Как и следовало ожидать, уровень накала страстей в зале на «That Smiling Face», «Suspicious Love» и том же «Коммандменте» был несколько выше чем во время исполнения песен из репертуара M.I.N.E. Но и в сольном багаже Маркуса присутствуют отличные хиты, с легкостью встряхивающие танцпол — «Dangerous», «Things We’ve Done». Я не могу себя причислить к ярым фанатам немецкого синти-попа, созданного по заветам и лекалам DEPECHE MODE, и на это шоу явилась с двумя главными целями: 1) услышать вживую The Great Commandment, один из ярчайших гимнов восьмидесятых и 2) насладиться индивидуальным исполнительским искусством Маркуса Майна. А в итоге не только получила загаданное в лучшем виде, но и сполна оценила каждую деталь этого замечательного шоу. Под какой бы вывеской не работал сегодня Маркус, из-под пера его по-прежнему выходит золотая классика жанра, сопротивляться обаянию и безукоризненности которой просто бессмысленно.

Вслед за многоопытным мэтром, задавшим своим выступлением очень высокую планку, на сцену вышли молодые-зеленые лондонские дарования EMPATHY TEST. Разница в классе не замедлила себя предъявить, тут уж надо смотреть правде в глаза. И это не критика, а всего лишь признание того факта, что ребятам еще есть чему научиться, а концертный опыт — дело наживное, благо возможностей его приобретения у музыкантов масса. В Британии EMPATHY TEST чрезвычайно востребованы как разогревающая группа для более-менее всех звезд сцены: я их впервые увидела пару лет назад в Лондоне на открытии шоу MESH. Тогда уже было ясно что перспективы покорения немецкой аудитории у группы блестящие, а при удачном стечении обстоятельств получится стать «своими» и на инди-сцене и на «темных» фестивалях. Резонность догадки подтвердилась сразу по окончании выступления M.I.N.E. — народ практически не сдвинулся с насиженных (в нашем случае «настоенных» мест), даже курильщики не отправились на воздух предаваться пагубной привычке, а снаружи томилась очередь желающих пройти «тест на эмпатию», которых в зал так и не пустили по причине переполненности площадки. За этим здесь следят очень строго. Примерно в это же время в Schauspielhaus мои друзья потерпели неудачу в попытке посетить шоу GOETHES ERBEN, - в театре закончились посадочные места. Подобные истории о том что кто-то куда-то опоздал и не был допущен на мероприятие я нередко слышала от других и наблюдала сама. При планировании концертных вечеров на WGT полезно проявлять недюжинную дальновидность: заранее прибывать на топовые концерты и тренировать аналитические способности, прикидывая популярность конкретных локаций в конкретный момент времени.

К выходу EMPATHY TEST задник сцены был декорирован изображением обложки свежего сингла группы «Empty Handed», выполненной в волшебных сине-фиолетово-малиновых тонах закатного неба. «Смотите на эту картину и расслабляйтесь», - призвал вокалист Айзек Хоулетт и продолжил, - «Если вы любите индастриал, здесь вы его не найдете. У нас есть только баллады». Визуальное оформление сцены не случайно: многие треки EMPATHY TEST с первых тактов рождают в воображении образы космоса. Но не безжизненного и ледяного черного пространства, полного опасностей, а манящего безмятежного мира, свободного от земных тягот, подсвеченного россыпями завораживающих звезд и захватывающим дух парением в невесомости. Единственный нюанс помешал мне влюбиться в нежно-мечтательный инди-электро-синти-поп EMPATHY TEST с первого прослушивания — оригинальный теноровый вокал Айзека Хоулетта. Слишком непросто было переключиться с привычной баритональной палитры. Но эти трудности быстро остались позади когда стало очевидно что и комфортно-высокий голос и теплый тембр англичанина садятся на музыку как влитые. На сцене фронтмен предстает романтичным и трепетным юношей с трогательной внешностью, искренней подачей и живыми эмоциями. Ну и, конечно, очарование молодости еще никто не отменял. Радует динамика становления лидера группы как стабильного вокалиста, генерирующего отчетливый насыщенный звук в куплетах и уверенно добирающегося до верхних нот в припевах. Голос, чистый и мягко льющийся, не гуляет сам по себе, а твердо контролируется владельцем. При правильном обращении этот голос прослужит хозяину долгие годы. К большому моему возмущению, прослушивание любимых песен в оригинальном исполнении было омрачено наличием в зале большого числа неистовых фэнов EMPATHY TEST, прилежно вопивших тексты от первой до последней строчки. Только изловив на себе несметное количество испепеляющих взглядов энтузиасты соизволили притихнуть.

За пределами сцены EMPATHY TEST — это союз Айзека Хоулетта и Адама Релфа. Поскольку Адам предпочитает оставаться за кадром, на живых выступлениях Айзеку, помимо барабанщицы Кристины, ассистирует сессионный клавишник. Троица сыграла обе песни с вышеупомянутого сингла («Empty Handed», «A River Loves A Stone»), прошлась по материалу обоих альбомов и многочисленных малоформатников — все они до сих пор издаются самостоятельно, группа не подписана ни на одном лейбле. Прозвучали «Holding On», «Losing Touch», «Demons», «Bare My Soul», «Seeing Stars», «Everything Will Work Out», «Vampire Town», «Safe From Harm», «Last Night On Earth», «Burroughs & Bukowski». Пожалуй, каждый услышал свою любимую песню, а феноменально принятую «Empty Handed» не раздумывая можно назвать сильнейшим хитом группы за последние пару лет. Совокупная реакция зрителей на выступление EMPATHY TEST превзошла все разумные ожидания. Эпизодически народ натурально сходил с ума, и хрупкая этериальная магия музыки рассыпалась под натиском рок-н-ролльных страстей.

Покидала Westbad я в превосходном настроении: и старая гвардия не подкачала, и юная поросль внушает оптимизм, а значит, любимый жанр может спать спокойно. Можно двигаться дальше.

Дальше — это в Volkspalast, почти сакральное сооружение, одно пребывание в котором всегда ощущается как великое счастье. В большом «купольном» зале - самый разгар выступления английского проекта !IN2THESOUND!, трибьют-группы ветеранов пост-панка 80-х годов THE SOUND. Несколько минут я охотно наблюдала за «старичками»: почти все британские музыканты обладают «особенной статью», какой-то врожденной «породистостью» поверх привычно высокого уровня мастерства, и пройти мимо них, не удостоив должным вниманием, нельзя. К тому же уши мои моментально среагировали на чудесное качество звука в Volkspalast. По этому важнейшему показателю «Народный дворец» ныне занимает лидирующее положение среди проинспекированных мною WGT-локаций. Ранее достойную конкуренцию ему составлял соседний гигант Kohlrabizirkus, но уже третий год как этот зал выведен из списка городских концертных площадок и, по слухам, уже никогда не распахнет свои двери для меломанов.

Массированное присутствие minimal wave / minimal synth сцены на «Треффене» уже не вмещается в три концертных вечера в «Штатбаде» - часть групп приходится распределять по другим площадкам. Этим вечером «современную готику» давали в зале Kantine, где уже отыграли свои сеты BRAGOLIN и COLD SHOWERS и готовились к выходу хэдлайнера — исландского девичьего synth-post-punk / cold wave трио KAELAN MIKLA. Причем в запертом помещении готовились. В коридоре, опоясывающем Kupelhalle, образовалась нешуточная очередь, заставлявшая порадоваться за девушек, которых ожидал аншлаг, и потревожиться за себя — ведь я пристроилась в эту очередь достаточно поздно и надежд на приличное место в партере имела мало. Три года нога моя не ступала в Kantine, но я хорошо помнила что находится за этими дверьми. Как только они раскрылись, и степенный немецкий зритель резво повалил вперед, мне удалось урвать высокий барный стул и занять хорошую позицию у столика рядом с колонной, обеспечив себе воздух и комфорт. Золотое правило WGT — «если есть возможность присесть – садись» и третьим концертным вечером его актуальность критична. Тем более, ноги мне сегодня еще ох как пригодятся.

KAELAN MIKLA недавно справили шестилетие, но WGT-2019 стал для них дебютным. Это нетипично для «Треффена», который славится прозорливостью и умением выхватывать будущих звезд на самом взлете. Например, EMPATHY TEST играли здесь еще в 2015 году, имея пару EP-шек за душой. KAELAN MIKLA есть чем гордиться. В прошлом году группа приняла участие в лондонском фестивале Meltdown, куда попала по личному приглашению куратора мероприятия Роберта Смита — это ли не рекомендация? Затем случилось выступление на гала-концерте в честь 40-летия THE CURE. В Лейпциге их давно заждались. Все закутки, углы и ниши Kantine забились зрителями. Три светловолосые девицы с прозрачно-светящейся кожей (хвала холодному сырому климату и образцовой экологии), облаченные в черную органзу с белыми цветочными нашивками, - не то феи, не то ведьмочки, не то валькирии из мрачных сказок. Начало перфомансу положили таинственным ритуальным заклинанием «Gandreiq» c вокалом клавишницы и основного композитора проекта Сольвейг Маттхильдур. Густое женственное контральто в песнях KAELAN MIKLA принадлежит именно ей. Послушайте дебютный альбом сольного проекта SOLVEIG MATTHILDUR «Constantly In Love» (2018), не пожалеете. Солистка Соффия обладает узнаваемым скандинавским тембром и озорными наивно-детскими интонациями. Она умеет и помяукать, и мягко порычать, она ответственна за припанкованную читку по нотам и те фирменные нечеловеческие вопли что стискивают сердце впечатлительных слушателей ледяными щупальцами. Многое в ее оригинальной манере пения заставляет вспомнить блистательных северных див от экспериментальной электроники - Карин Дрейер (THE KNIFE, FEVER RAY) и Йону Ли (IAMAMIWHOAMI). На фоне унылого дефицита классных вокалов на «дарк-хипстерской» сцене, девушки из KAELAN MIKLA выделяются драматически - на самой подкорке отпечатываются их интригующие потусторонние голоса. Третья барышня, Маргрет Роза, к микрофону склоняется редко, ее основная задача — выстраивать «скелет» композиций гипнотическим басом. Тишина в зале во время исполнения песен стояла изумительная — бальзам на уши! Никто не пытался переорать артисток, исполняющих композиции на недоступном исландском языке.

Гостьи из Рейкьявика искусно укутали зал ледяной и истово хмурой атмосферой, которую сохранили в неприкосновенности до ухода со сцены. Помимо собственноручно производимых холодных звуковых пейзажей, задействовали экран с демонстрацией занесенных снегом гор — должно быть, наблюдаемых из окон своих североатлантических жилищ. Соффия гарцевала по сцене босиком, смешно подтягивалась на полупальцах перед микрофоном и наивно вытанцовывала размашистыми плавными движениями, словно в полудреме. Обратившись к публике с приветственно-благодарственной речью, девушка и не смогла скрыть восхищения неповторимым антуражем и масштабностью фестиваля. Культурный шок — естественный удел всех «новичков» WGT. Этим летом группа включает в сет-лист своих шоу много песен с последнего альбома «Nott Eftir Nott» (2018): «Nornaladiq», «Hvernig Kemst Eg Upp», «Skuggadans», «Draumadis», «Naeturblom», «Nott Eftir Nott», «Andvaka». Из более ранних треков прозвучали «Litil Dyr» «Kalt» «Upphaf». Несмотря на то что все номера хорошо отрепетированы, девушки смотрелись живо и непосредственно, без напускной «черноты» и насильно выжимаемой готической театральщины. Тексты на родном наречии придают материалу KAELAN MIKLA пленительную аутентичность и автоматически делают звучание отличным от родственных формаций. Соффия исповедует ненавязчивый фронтвуменский стиль, тактично позволяя подругам по команде проявить себя во всей красе и поступает мудро. В этой группе у всех троих участниц главная роль. Если бы их прельщала перспектива постановки карьеры на более коммерческие рельсы, это было бы вполне реально. Но пока KAELAN MIKLA предпочитают независимость, творческую свободу и самодостаточность — и этим отчаянно хороши. Спешите видеть!

Я же поспешу собрать в кулак накопленные силы и переместиться в «Купольный» зал, где с минуты на минуту стартуют THE SOFT MOON. Морально настраиваюсь на самый нервный, истерически-откровенный и немилосердный для ушей концерт этого WGT. «Я не хожу к психотерапевту и не занимаюсь медитацией – я занимаюсь музыкой», - утверждает лидер и единоличный композитор проекта Луис Васкес. Американский музыкант-самоучка кубинского происхождения давно переехал из Калифорнии в «землю обетованную» приверженцев темной электроники — Берлин, но так и не обрел покой, не примирился со своей мятежной натурой. Музыка как метод самолечения используется им в борьбе с персональными демонами, раздирающими душу противоречиями, паническими атаками. Четыре полноформатных альбома - четыре сборника страхов, комплексов, тревог, испытаний. Четыре тома хроник внутренней войны. Четыре отчета о ментальной аутопсии, заключенные в пронзительную звуковую оболочку из лихо закрученной смеси post-punk, industrial, noise rock, shoegaze. Но мало транслировать свои переживания и невзгоды в песни, необходимо более сильнодействующее лекарство и таковым для музыканта становятся живые концерты. Каждое его выступление – болезненный сеанс душеспасительной терапии, на котором замкнутый и неуверенный в себе парень сознательно теряет контроль и выплескивает свой личный ад на головы оцепеневших слушателей. В противовес другим артистам, он не делает это для нас — он делает это для себя. Вот только заставить себя отвернуться, выйти из зала, прекратить подглядывать за этой эмоциональной порнографией и помыслить не получается.

Концертный состав THE SOFT MOON насчитывает троих музыкантов (вокалист-мультиинструменталист, перкуссионист и басит), а сцена загромождена оборудованием. Гитары, синтезатор, разнокалиберная перкуссия, электронные ударные, педали эффектов, змеящиеся провода опутывают подмостки Kupelhalle и Луис проявляет чудеса ловкости, скользя между ними. Резко выпрыгнув из-за кулис, фронтмен водружает у края сцены перевернутую железную бочку и безо всякого предупреждения, без мимолетного кивка в зал, начинает выколачивать безумный ритм «Deeper» - вот он, изначальный индастриал! В хаотичных вспышках стробоскопов фигура музыканта распадается на фрагменты как мозаика. Следом без промедления — «Burn», яростный боевик с аффективным полушепотом в куплете до истошного крика в припеве. Мелодичная «Give Something» и навеянная синти-попом 80-х вроде TEARS FOR FEARS «Wasting» показывают немалый теноровый вокальный диапазон. Первое что подмечаешь, оправившись от зубодробительного зачина — прозрачность и острота концертного звука THE SOFT MOON, на студийных записях их песни чаще укутаны дымчатой вуалью. Агрессивная, порой свирепая подача, многослойный гул дисторшированных гитар, гипертрофированный ритмический каркас композиций и культивируемая на сцене атмосфера тотального дискомфорта рождают в зрителе душное клаустрофобное чуство. Концерт, безусловно, «берушечный». Но нужно, нужно пройти через эту боль, слепящие огни, непробиваемую стену шума расстроенных гитар, самобичевания, фрустрации и суицидальных мотивов. Пройти чтобы очиститься и вырваться на свободу. Голосом Васкеса, который варьируется от нейтрального монотона до лютого крика говорит само подсознание — если хотите и ваше тоже. Луис в этом лазарете и пациент, и врач. Каждый пришедший может проецировать свои собственные беды и невзгоды на вокалиста и через его палитру эмоций пройти психотерапевтический сеанс для собственного исцеления. Страдать его страданиями, рыдать его слезами. Россыпь треков с последнего альбома THE SOFT MOON «Criminal» (2018) и лучшее из бэк-каталога группы («Far», «Choke», «Try», «Like Father», «Circle», «Die Life», «Dead Love», «Black») последовательно ведут Луиса через все круги преисподней и чистилище, а мы послушно движемся по его пятам. Хождения по мукам выливаются в сильнейшую психологическую разгрузку. Что же касается акустических мытарств, то я эффективную прививку шумовой толерантности получила в свое время на концертах SWANS и A PLACE TO BURY STRANGERS, поэтому, столкнувшись со стенами искаженных гитарных запилов и шугейзовых ревербераций, мечтательно закатываю глаза и улетаю в нирвану. В завершении сета на сцене вновь появляется железная бочка и под водопад оглушительных барабанных звуков «Want» Луис закольцовывает свою музыкальную исповедь. А стены Volkspalast Kupelhalle, должно быть, потряхивает до сих пор.

День 4.



- PATENBRIGADE: WOLFE
- PSYCHE
- RADIOAKTIVISTS

“Треффенский» понедельник. В этот день даже я становлюсь немножко готом. За долгие годы поездок в охваченный фестивалем Лейпциг я научилась мириться с его неудобствами, - скажем, сохранять хладнокровие видя в расписании имена любимцев, разбросанных по разным сценам в одно и то же время. А вот тоску финального дня, не разбить никаким оружием. Заветный праздник, который предвкушаешь месяцами, заканчивается слишком быстро. Грусть не молчит.

Мое понедельничное утро на WGT начинается с устоявшейся рутины:
1) Распахнув окно гостиничного номера, я слышу шум чемоданов, катящихся по брусчатке в сторону вокзала. Не все гости остаются на четвертый день. Я вижу черную процессию, готовящуюся совершить исход из города — поистине траурную процессию.
2) Открыв новости, читаю что Рафаэль Надаль как всегда выиграл «Ролан Гаррос». Даты проведения французского теннисного турнира и WGT мистически синхронизировались.
3) Открыв фестивальную программку, фотография которой и без того напечатана в моей памяти, скорбно вздыхаю: идти почти не на что. Мозг начинает ворочаться в поисках наиболее выигрышной комбинации. «А как же правило, высказанное в первый день?», - спросите вы, а я отвечу: «Увы, «Штатбад» в понедельник закрыт».

Стратегическая задача поставлена заранее: закрывать мой «Треффен» будут RADIOAKTIVISTS, хэдлайнеры вечера в клубе Moritzbastei. С этим легендарным сооружением, представляющим собой остатки старого военного бастиона, мне кармически не везет. За все девять лет ни разу не удалось побывать там на концерте: зал слишком маленький и число желающих попасть на выступающих там артистов никогда не соответствует размеру площадки. Придется брать штурмом! Начало вечера тоже будет оригинальным, потому как пройдет в «Агре», которая по понедельникам превращается для меня в токсичную зону. В этот день фестивальную штаб-квартиру отдают на растерзание dark electro-группам, от которых я шарахаюсь как от чумы. Свое пренебрежение перед самым «мусорным», бессмысленным и беспощадным жанром сцены я скрывать не пытаюсь, и каждый год довольно рапортую читателям о лавинообразном сокращении числа посетителей в кибер-готических аутфитах. В этом году за все четыре дня я их насчитала аж семь (!) человек. Для любителей поплясать индустриальные танцы перед истошно вопящими через вокодер артистами с окровавленными физиономиями, существует удаленная резервация Non Tox. Там им устраивают отдельный мини-фест, находящийся в юрисдикции WGT. Но понедельничным вечером вся эта постапокалиптическая братия развязывает постиндустриальную революцию, вырывается из заточения и правит бал на главной сцене. Однако прежде чем «Агру» накроет макабрическое жужжание здесь выступит веселый трудовой коллектив из Берлина PATENBRIGADE:WOLFF, а эти ребята умеют развеять грусть-тоску. Надо идти!

Перед выходом из отеля я вновь выглядываю из окна на площадь Вилли Брандта и обнаруживаю ее целиком укрытой персонажами в черном. Это апофеоз устроенного готическими активистами «Похоронного марша» в поддержку вымирающих видов - не иначе, самих себя? Хорошо, мой сарказм неуместен, а «Марш» - очередной этюд к совокупному портрету фестиваля, на полях которого уже и социальные активности возникают помимо культурно-музыкальных. Около полутора-двух тысяч человек прошли сюда от Баварского вокзала через «Моритцбастай». С призывами спасти Землю и окружающую среду от разрушительного воздействия и остановить оскуднение видового разнообразия планеты к демонстрантам обратились организаторы WGT, известный судмедэксперт и автор научных книг по судебной биологии Марк Бенеке (каждый год он читает в Schauspielhaus пользующиеся высоким спросом лекции), вокалист GOETHES ERBEN Освальд Хенке. Я с трудом пробилась к трамвайной остановке. На площади стояли строительные будки и лекторы, приспособив их под трибуны, излагали всем известные, но игнорируемые постулаты о необходимости срочных превентивных мер по сохранению видового разнообразия нашего общего дома. На один из импровизированных «броневиков» вскарабкалась выступать группа FELINE & STRANGE. К сожалению, я не успела засвидетельствовать финальный аккорд этого благородного мероприятия: массовое «умирание» протестующих, в едином порыве павших на каменную кладку площади и пролежавших в полном молчании минуту-другую.

В «Агре» царило приятное возбуждение. У сцены кучковались люди в неоново-оранжевых жилетках, строительных комбинезонах и желтых касках — поклонников PATENBRIGADE:WOLF ни с кем не спутаешь. Рабочая бригада не-кочегаров-не-плотников-но-монтажников-высотников из Восточного Берлина, вдохновленная индустриальным очарованием тяжелой строительной техники, всесторонне инкорпорирует визуальные аспекты своего увлечения в имидж группы. Сцену превращают в строительную площадку со складными заборчиками, дорожными знаками, сигнальными конусами. Посреди сцены водружают ящик пива, содержимое которого к концу выступления порядочно убывает. Участники команды, одетые в строительную форму и солнцезащитные очки, довершают картину. Не хватает только башенного крана. Любопытства ради посетите официальный интернет-магазин с мерчандайзом PATENBRIGADE:WOLF, наповал сражающий широтой ассортимента: от спецовок и кед до оградительной ленты и полотенец с логотипом группы. Можно с головы до ног одеться и украсить свой быт предметами из мира PW. В процессе своего юмористического музыкального спектакля «строители» перемещаются по сцене и осуществляют взаимодействие, природа которого читается смутно. Хочется проштудировать либретто, чтобы получше разобраться в сюжетных поворотах. Ярчайшим персонажем шоу стал плюшевый медведь, держащий на плечах участника группы с цинковым ведром на голове и намалеванной на этом ведре уморительной рожей — одну эту сложносочиненную конструкцию можно рассматривать очень долго. Я терпеть не могу фотографировать на концертах, но коллектив Свена Вольфа буквально заставил меня щелкать происходящее на телефон. За вычурным концептуальным фасадом и сценическим чудачеством мне никогда не удавалось расслушать саму музыку PATENBRIGADE:WOLF и совершенно зря! «Крановщики» заимствуют элементы EBM, industrial, techno, pop, ambient и «синти» всех мастей для генерации эклектичного музыкального продукта, с которым можно «и в пир, и в мир» - хоть к серьезным индустриальщикам, хоть в танцевальные клубы. И звучит все это не как дилетантская самодеятельность ансамбля из местного «Дома культуры строителей», а совершенно профессионально. Сет-лист отражает разнообразие песенного каталога: «Mauerradio», «Stalinallee», «Demokratischer Sektor», «Voyage», «Freunde Der Technik», «Feind Hort Mit!» «Die Brucke» и прочее. Периодически покой «мужского царства» нарушают визиты «инспекторши» Антье. Полненькая деловитая дамочка с канцелярской папкой в руках на правах начальства разгуливает по стройке в гипюре и обтягивающем мини. Невозмутимо стоя у микрофона, она распевает баллады почти «блютенгелевского» разлива, а освободившийся от вокальной нагрузки фронтмен отдыхает, лежа на краю сцены с бутылкой пива. В концовке представления публику брызгают водой из распылителей, а затем, в честь исполнения «Der Brigadier Trinkt Bier!» сооружают из пластиковых труб «пивопровод» и направляют его в первые ряды, заливая пенный напиток в стаканы, каски, а то и прямо в глотки жаждущих. Группа не показала многое из своего портфолио сценических трюков: в нем имеется и работа со сварочно-режущим оборудованием, и построение стены с последующим ее разрушением. Но я не в претензиях, и без того шоу основоположников «Electronic Building Music» получилось изобретательным и не давало заскучать.

По истечении сета PATENBRIGADE:WOLF я встречаюсь с приятелями на рынке «Агры». Ребята опоздали на концерт и, кажется, пожалели об этом рассматривая мои фото. Вчетвером мы отправились изучать ассортимент готического базара и вволю подурачились, нахлобучивая друг на друга шапки, примеряя украшения и маски, вдыхая ароматы духов и парфюмированных свечей. Я не пополняю гардероб на «Треффен Маркте», я даже ни одной футболки не могу здесь подобрать — все черные! На одном из стендов с мерчем я увидела парня из ASH CODE (в группе два брата-близнеца) и, набравшись смелости, обратилась к нему по-итальянски, с намерением установить его личность. Оказалось - басист Адриано. Мы хором рассмеялись. Представиться его, понятное дело, просят регулярно, а вот слышать столь теплые и витиеватые похвалы своей музыке, на которые я со своим полуживым итальянским чудом сподобилась, не каждый день доводится.

Из «Агры» мы с Наташей и Витей разъезжаемся по домам улаживать формальности, связанные с завтрашним отъездом, и договариваемся воссоединиться в «Моритцбастай» чтобы вместе распрощаться с фестивалем под аккомпанимент песен RADIOAKTIVISTS.

Таким образом, впервые в своей «треффенской» истории я ни разу не зашла в «Средневековую деревню» и ничуть не жалею об этом. И не только потому что пляшущие там «дудочники»-менестрели не входят в круг моих музыкальных пристрастий, а вид мутной «бормотухи» в неопрятных сосудах, которую все самозабвенно распивают, вызывает у меня содрогание. Толчея, человеческие пробки на дорожках, дым коромыслом и раньше затрудняли любование пасторальным пейзажем с органично вплетенными в него артефактами эпохи, а теперь все стало еще хуже. С пятницы по воскресенье у входа в Heidnisches Dorf томилась исполинская очередь в несколько сотен метров и охранники вынуждены были отсеивать излишки посетителей. Эта фестивальная локация — единственная куда продают однодневные билеты и количество их не лимитировано. Сложно сказать что движет администрацией, сознательно провоцирующей столпотворение на площадке. Может, погоня за максимальной прибылью, а может - гуманистические соображения, дарующие всем горожанам шанс прикоснуться к фестивальному бытию, повариться в одном котле с ряжеными неформалами. Ведь когда я говорю о живейшем интересе к WGT со стороны обычных немцев и туристов, то нисколько не преувеливаю. Находятся даже те, кто едет на окраину города, в «Агру», и сидит у входа, созерцая прибывающих «треффенцев». Организаторское великодушие имеет негативную сторону. «Деревню» запруживает посторонняя публика, среди которой много пожилых и детей (зачем их вообще пускают в место где массово угощаются алкоголем и курят?), а люди, купившие полноправные билеты на фестиваль получают от ворот поворот. Это, по гамбургскому счету, не справедливо: полагаю, владельцы четырехдневных билетов должны бы иметь право приоритетного допуска на территорию. В понедельничный вечер, когда разыгралась буря с ливнем, Heidnisches Dorf и вовсе пришлось закрыть, гостей эвакуировать, два последних концерта — отменить.

Следующее правило WGT, фактически не имеющее исключений: фестиваль не обходится без дождя. Мои персональные метеорологические наблюдения выводят еще один закон: если дождь идет единственный раз за отчетную четырехдневку, это почти всегда случается в понедельник. Природа, как и люди, оплакивает готическую феерию, почуяв ее скорую кончину. Наплыв свинцовых туч и разгул ветра застали нас еще по дороге из «Агры». Когда я, покончив с делами в отеле, погрузилась в трамвай чтобы добраться до «Моритцбастай», на город резко обвалилась тьма, земли коснулись первые капли дождя. «Аугустусплатц» приветствовала меня едва ли не всемирным потопом. Я основательно подмокла пока путем гениальных махинаций и противоправных поступков не разжилась зонтом. Теперь точно придется вернуться в Лейпциг через год — заглаживать вину! До клуба пришлось шлепать по лужам в ночи и вести неравную борьбу с шквалистым вихрем, норовившим отнять у меня злосчастный зонтик. Все неприятности я бросила на пороге Moritzbastei и вмиг утонула в уютной атмосфере заведения, многочисленные залы которого так здорово подходят для отдыха, общения и употребления музыки. Кому-то сердобольному достаточно было одного взгляда на мое растерянное лицо и лихорадочно рыскающие по углам глаза, чтобы взять заблудшую за ручку и отвести в концертное помещение. Внутри, естественно, было битком, но мне удалось просочиться в толпу и найти щель между головами, через которую открывался сносный обзор. Шел сет канадского dark synthpop дуэта PSYCHE. Долгожители сцены, ныне базирующиеся в Германии, хорошо известны любителям жанра. Группе уже 37 лет, но оба участника отнюдь не выглядят ожившими ископаемыми и не распространяют вокруг себя удушающий флер нафталина. Их классическое мрачноватое «синти» без особых выкрутасов встречает горячий прием у местной публики и музыкантам достаточно лишь исполнить свои лучшие песни на хорошем профессиональном уровне — успех обеспечен. «Goodbye Horses», «Unveiling The Secret», «Misery», «Uncivilized», «Gods And Monsters» и прочие знаковые композиции коллектива вихрем закружили аудиторию в музыкальном хороводе и надежно зафиксировали внимание на фигурах фронтмена и клавишника. Улыбки, растроганные аплодисменты, подпевание в унисон — все как полагается. Вокалист Даррин Хасс вполне одарен обаянием, голосом и необходимыми сценическими качествами, с которыми можно выстроить шоу сугубо вокруг себя — и не прогадать. Помимо прочего музыканты сыграли двухгодичной давности сингл «Youth Of Tomorrow», показав, что продолжают оставаться не только активной концертной, но и студийной единицей. Возможно в этом и кроется секрет классной формы — работать, творить, не позволять душе лениться! Согревающая порция старого доброго синтипопа от признанных специалистов никогда не бывает лишней.

В перерыве мне удалось блестяще провести захватническую операцию по добыче лучшего места в первом ряду и оглядеть, наконец, этот необычный зал с полукруглым потолком и облицовкой красным кирпичом. На сцене, тем временем, полным ходом шла подготовка к шоу «радиоактивистов». Речь идет о «супергруппе», список членов коей заставит удивленно присвистнуть даже поверхностно знакомых с «темной» сценой меломанов. Дэниел Майер (HAUJOBB, ARCHITECT, LIEBKNECHT, DESTROID), чье имя моим читателям знакомо, пожалуй, уже не хуже своего собственного. Кришан Везенберг (ROTERSAND), широко известный в том числе как саунд-продюсер и саунд-инженер, сводивший и «мастеривший» альбомы, а также создававший ремиксы для несметного числа коллег по цеху. Франк Шпинат, профессор психологии Саарского Университета и заодно вокалист SEABOUND и EDGE OF DAWN. В компанию этих титулованных музыкантов угодил лейпцигский писатель Саша Ланге, автор научно-исторических исследований о фан-базе DEPECHE MODE в Германии и некогда ударник малоизвестной немецкой indie shoegaze группы CHROMOSOME 86. В помощь на лайв-шоу был также кооптирован Себастьян Ульманн (DESTROID), который, в полном соответствии с нормами этикета, довольствовался функцией технического персонала, нелюдимо уткнулся в ноутбук и держался предельно отстраненно. Результатом совместных усилий достопочтенного квартета стал альбом «Radioakt One», увидевший свет только в прошлом году, хотя презентация проекта состоялась уже в 2012. Дебютный лонгплей, который сразу окрестили как electro noire, я лично воспринимаю как среднеарифметический неизданный альбом SEABOUND при активном композиторском участии Майера с заключительными штрихами и наведением лоска рукой Везенберга. Это ладно скроенная умная электронная поп-музыка для взрослых и состоявшихся людей с проникновенным интеллигентным вокалом Шпината и столь же мягким, но более тусклым — от Ланге. Ну а долгие разглагольствования о безукоризненном качестве материала и вовсе неуместны (сомневающихся отсылаем обратно к списку имен).

Проходил весь этот междусобойчик корифеев в атмосфере расслабленной и доверительной, сродни полунеформальному творческому вечеру. Внешний облик участников позабавил — похоже, критерием набора в группу стало наличие лысины и бороды, только Шпинату выдали спецразрешение на шевелюру. Светлые лики Майера и Везенберга неустанно расплывались в улыбках. «Радиоактивисты» подбадривали друг друга, хлопали по плечу, братались и мигом вживили ауру дружеских посиделок в своих зрителей. Последовательность песен совпадала с трек-листом альбома, и вокалисты на сцене по очереди сменяли друг друга. Разница между ними колоссальна. Опытному Шпинату академическая степень и куртуазные манеры не мешают фронтменить от всего сердца и натурально завоевывать расположение публики. Другое дело «темная лошадка» Ланге — он тут слабое звено. Невыразительный мужик в тельняшке и кепке, поющий с таким видом, словно кто-то его принуждает к этому. Он, кажется, не пытался получить удовольствие от музицирования и еще меньше желал доставить оное публике, да и взгляды в зал отправлял недоброжелательные, высокомерные. Взял бы хоть у Шпината пару уроков сценического поведения. Справедливости ради, возможностей поднасобачиться у Ланге было всего ничего — этим вечером RADIOAKTIVISTS давали третий или четвертый концерт в своей истории. Случайно это или нет, но лучшие песни на альбоме написаны именно для Шпината — «Raiders», «Reach Out», «Pieces Of Me». На «Reach Out» томившийся за тяжелым, заставленным электроникой столом, Майер, не выдержал. Он выскочил на авансцену с микрофоном и ввязался в вокальный поединок со Шпинатом — кто кого перебушует. Победила, естественно, дружба. Под занавес сета так и напрашивалось что-то из арсенала «SEABOUND» и заветные предчувствия не обманули. Последним треком сыграли «Watching Over You», преподнесенную Шпинатом особенно чувственно. Так и закончился мой «Треффен» - не ментальным разгромом и телесным угаром, а деликатно щемящим чувством умиротворения, с которым пережить уход фестиваля в прошлое стало легче. Такая вот анастезия.

Послесловие.



Самолет в Москву вылетал во вторник вечером. День мы скоротали в зоопарке Лейпцига, райском островке дикой природы, куда я незыблемо возвращаюсь каждый год. Рассчитывали побродить по зоосаду почти в одиночестве, но посетителей было столько, будто выходные продолжались.
Эти четыре дня в компании новых знакомых позволили мне воочию убедиться что существует альтернативный моему, релаксационно-созерцательный способ проведения фестиваля. Мой судорожный стиль передвижения по городу, в формате бешеной скачки с четко расписанным планом и страхами повсюду опоздать, с самого начала привел ребят в замешательство. Непросто гулять с человеком, которого нужно поминутно одергивать и тормозить, а настойчивое витино «Даша, не беги!», кажется, до сих пор звенит у меня за спиной. Гораздо приятнее не спешить, не превращать культурно-познавательное мероприятие в спорт высших достижений. Многие гости Wave Gotik Treffen видят свою миссию не столько в посещении рекордного числа групп, сколько отдых в компании себе подобных, растворение в уникальной атмосфере волшебного темного королевства. Они расстилают пледы на изумрудных полянках и беседуют, поедают «средневековый фастфуд» в «Языческой деревне», отрываются на ночных вечеринках, затариваются сувенирами на ярмарке «Агры», с достоинством прохаживаются по парадным лейпцигским магистралям и аллеям «Агра-Треффенпарка». Они знают что останутся главными в этом городе, пока не наступит вторник и часы не пробьют 6 утра. Я тщательно примеривала этот паттерн на себя: а вдруг подходит? Оказалось — не подходит совсем. Адреналиновая охота за лучшими музыкантами, умопомрачительные открытия в излюбленных жанрах, необъятное стилевое разнообразие и нахождение первостатейного материала для написания репортажей — вот те стальные цепи, которые скрепляют меня с фестивалем. Поэтому, извини, Витя, — буду бегать.

До следующих стартов!

Топ-5 лучших концертов WGT 2019:
- WHITE LIES
- NITZER EBB
- THE SOFT MOON
- KAELAN MIKLA
- KONTRAVOID

Выражаем благодарность организаторам фестиваля WGT за предоставленную аккредитацию.


С уважением ко всем любителям хорошей музыки, Gerda_Lore

Все фото на одной странице / All photos on one pageФотографииСлайдшоу / Slideshow

*

Публика

*
Публика Публика Публика Публика Публика Публика Публика Публика Публика Публика Публика Публика Публика Публика Публика Публика Публика Публика Публика Публика Публика Публика Публика Публика Публика Публика Публика Публика Публика Публика Публика Публика Публика Публика Публика Публика Публика Публика Публика Публика Публика Публика Публика Публика Публика Публика Публика Публика Публика Публика Публика Публика Публика Публика Публика Публика Публика Публика Публика Публика Публика Публика Публика Публика Публика Публика Публика Публика Публика Публика Публика Публика Публика Публика Публика Публика Публика Публика Публика Публика Публика Публика


КомментарииСкрыть/показать

Сообщений нет



Комментарии могут добавлять только зарегистрированные пользователи.
Вы можете зарегистрироваться на сайте или залогиниться через социальные сети (иконки вверху сайта).





опубликовано: 9 Jul 2019      просмотров:515

/\\Вверх
Hypocrisy Рейтинг@Mail.ru

1997-2019 © Russian Darkside e-Zine.    Если вы нашли на этой странице ошибку или есть комментарии и пожелания, то сообщите нам об этом