Arts
ENG
Search / Поиск
LOGIN
register




Интервью
A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z #


MyGrain



Время собирать урожай



Prologue
Металлисты MyGrain на данный момент - один из самых выгодных молодых проектов лейбла Spinefarm. Наряду с Kiuas и Profane Omen, эту группу можно назвать будущим финской метал-сцены. Их первый альбом “Orbit Dance” (2006) прочно обосновался в крупнейших магазинах Финляндии, а группа уже не раз выступала в “Ностури” и “Тавастии”, лучших рок-клубах страны. Первое интервью с вокалистом Томми, клавишницей Эве и гитаристом Мэтью прошло в небольшом клубе в10 минутах ходьбы от Мекки всех любителей тяжелой музыки – “Тавастии”. Месяц спустя мне снова довелось встретиться с группой в том же баре в центре Хельсинки - группе пришлось давать интервью второй раз из-за неисправного оборудования, которое уничтожило всю информацию, полученную во время первой встречи.
Какой стиль музыки исполняли группы, участниками которых каждый из вас был до myGRAIN?

Эве: Моя первая группа называлась Salacia и играла dark/goth metal. Когда мы создавали группу, мне было около 16, и примерно 4 года мы играли вместе. Потом я перешла в Embers Left - мы играли рок и готический металл. Когда группа распалась, я выступала со многими друзьями из других коллективов, это даже не были полноценные группы. Сейчас я в myGRAIN. Группа основана в 2004 году и я играю на клавишных, но иногда помогаю своим друзьям из других групп на живых концертах, в записи альбомов не участвую.

Томми: Моя карьера в группе началась в начальной школе, когда мне было около 12 лет, мы играли кавера Guns N’Roses и Metallica на школьных вечеринках. Потом мы все разбежались по собственным группам, играли хэви-метал и немного рок-н-ролла, а последней группой перед myGRAIN была New Science Band.

Мэтью: Я начал играть в группе с 16 лет, мы исполняли собственные песни, а позже – каверы на Korn и Deftones. Потом я перешел в New Science Band, которая появилась на свет в 1999 году. Мы играли прогрессивный рок, немного металла, да и вообще всего понемногу. Группа продержалась примерно года три, но потом начались конфликты, мы не могли доверять друг другу. А после этого началась история myGRAIN.

Что означает ваше название?

Мэтью: Я увидел что-то подобное в аркадной игре. Там была буква «м» и вокруг нее – круг. Я как раз думал над названием, которое бы начиналось с буквы «м», и тут… MyGRAIN, ну да, отлично звучит, и непонятно, как попало в голову, пришло из ниоткуда. По-моему, хорошее название. И здесь нет упора на негатив, в смысле, MyGRAIN – не головная боль, как мигрень, есть просто “my” («мое») и “grain” («зерно»), как пшеница или овес. Позитивное значение. Но есть люди, которым наша музыка не нравится, так что для них это самая настоящая мигрень. А для нас – зерно. Наше. (Смеется).

Томми: И зерно растет в нашем собственном огороде!

Какой самый необычный концерт вы отыграли?

Томми: У нас было два забавных концерта. Первый – это Club Metal Barbeque в «Ностури», дело было летом, мы одели пляжные костюмы, как на гавайской вечеринке, а потом еще…

Эве: У меня были накладные усы!

Мэттью: И шляпа, как у Turbonegro!

Томми: … да, и сандалии. А потом еще в эту пятницу, 13 числа, мы надели «хэллоуинские» костюмы, перемазались искусственной кровью и все такое.

Эве: Я была вампиршей, а наш басист Йонас – Джейсоном из «Пятница, 13».

Томми: А я был такой типа ангел смерти.

Мэтью: А я – клоун-убийца! (Смеется).

Какие группы повлияли на ваше решение играть металл?

Томми: Ну, конечно, нужно назвать Soilwork, но еще финские метал-группы, например, Amorphis.

Эве: Amorphis для меня особая группа, я серьезно подсела на металл именно после выхода их альбома “Tales From The Thousand Lakes”. Так что в том, что я теперь металлистка, виноваты именно они.

Томми: Для меня, наверное, Metallica и Judas Priest. И Guns N’Roses, они не металлисты, но в некотором плане подтолкнули меня в нужном направлении.

Мэтью: На меня повлияли Metallica, Machine Head и Faith No More.

Вы собирались выпустить видео…

Эве: Ну, у нас были кое какие проблемы – не получалось найти подходящее место для съемки. Но, наверное, в декабре начнем снимать.

Томми: Надеюсь, что в декабре ЭТОГО года.

Какова основная концепция клипа?

Томми: Это будет сюрприз, но кое-что мы можем рассказать: у нас будет не стандартное металлическое видео, где группа играет на заброшенном складе, а танцы в спортивной одежде 80-х, ну и задницами тоже придется потрясти.

Эве: Но мы тебе всего не расскажем, потому что предполагается, что когда зрители увидят клип в первый раз, их должен ждать сюрприз, какой-то шоковый эффект.

Томми: Должно быть смешно, но в то же время клип будет мрачным и тяжелым.

Как у ва
с обстоят дела со вторым альбомом?


Томми: Следующей осенью мы снова засядем в студии.

Эве: Сейчас у нас готово шесть или семь песен, которые мы включим в альбом. Они, конечно, еще не закончены, но на данный момент уже очень прилично выглядят.

Томми: Мы продолжаем сочинять, еще две песни уже в процессе написания, так что к весне, возможно, нам уже придется выбирать, какие песни поместить на альбом, а какие выкинуть. Думаю, у нас будет достаточно материала.

Как вы организуете совместную работу?

Эве: Обычно у Резистора (гитарист) или Мэтью появляется еще не готовая песня, а какой-то сэмпл, какой-то набросок, который они делают дома. Они приносят его на репетиции, и дальше мы работаем вместе. Но на этот раз все несколько по-другому – иногда мне в голову приходят какие-то риффы, или наш барабанщик что-то придумывает. Может, благодаря этому, песни на втором альбоме будут отличаться от того, что мы делали раньше.

Томми: Иногда в голову приходят абсолютно бредовые идеи, например, иногда наш барабанщик, DJ Locomotive, объясняет нам, как сыграть рифф, который он придумал. Говорит, играйте так - wee-dee-wee-wee. У него в голове такая яркая и складная картина того, как все должно звучать, вот только на гитаре он играть не умеет.

Мэтью: Иногда мы пишем песни прямо во время репетиций. И это еще один способ песню дописать… доделать... закончить.

Чем вы занимаетесь помимо группы?

Мэтью: Учусь.

Томми: Я тоже.

Эве: Я работаю. Приходится, иначе денег не будет.

Томми: Мы много чем занимаемся помимо группы, и для этого приходится отбирать время как у отдыха, так и у группы… Учеба…

Мэтью: Они не хотят сидеть на шее у государства и жить на пособие. (Смеется). Ни один из нас не хочет…

Какой вид деятельности из сферы шоу-бизнеса вам нравится больше всего?

Эве: Все нравится, пускай даже у любого вида деятельности есть хорошие и плохие стороны. И тем не менее,
концерты – это здорово. Запись в студии – тоже. Вечеринки – вообще супер.

Мэтью: Вечеринки – лучше всего!

Томми: Вообще трудно расставить приоритеты.

Эве: В области музыки есть очень мало того, что нам бы не нравилось делать.

Вы любите играть одни или с другими группами?

Эве: С другими группами.

Томми: Да.

С какими финскими группами вам нравится играть?

Эве: Ммммм…. Каждый раз по-разному. Последний раз у нас было турне с Misery Inc. и мы отлично провели время, потому что мы их давно знаем.

Томми: Еще мы играли вместе с Profane Omen, Kiuas и Amoral, но только один или два раза …

Мэтью: Все по-разному. Мы сами почти не решаем, с кем будем играть, этим занимаются организаторы, наше слово тут мало что значит.

Эве: Лучше играть с группами, которые мы знаем. Вроде Misery Inc. и Profane Omen.

Томми: Да. И мы тусим со многими группами на вечеринках. Надеюсь, что совместных концертов у нас будет больше.

Чем вы занимаетесь после концерта?

Томми: Много пьем. Пока не вырубимся

А до того, как пьете, сразу после концерта?

Эве: Вообще-то мы начинаем пить до концерта. (Смеется). А на вечеринках пьем еще больше. Потом мы танцуем иногда, вот в Лаппенранта у нас…

Томми: Да, там дискотека была.

Эве: До концерта там ставили металл, а потом оказалось, что в этом кафе ставят музыку в стиле диско. С нами были наши друзья из группы Battlelore, вот мы и танцевали под диско всю ночь. Я даже не помню, какая именно музыка играла.

Родители как-то поддерживали ваш интерес к музыке, пытались подтолкнуть вас в нужном направлении?

Эве: Мои родители меня поддерживали. Мой отец – музыкант, мама в детстве играла на нескольких инструментах. Они сильно воодушевились и все время говорили: «Да, сделай их всех!».

Томми: Моя мама пела только в караок
е. Но на самый первый концерт в моей жизни - Judas Priest – билеты мне купил мой дедушка. Причем он и сам пошел туда со мной, и маму взял с нами - прикольно было! (Смеется). Помню, дедушка все удивлялся: «А что эти парни делают?» А мама все время пыталась меня загородить от других металлистов, они орали и устроили слэм.

Мэтью: Когда мне исполнилось 12, мама поставила вопрос ребром – гитара или пианино. Я выбрал гитару и начал брать уроки игры. Сначала я занимался на акустической гитаре, потом купил собственную электрогитару и начал писать песни. Так все и началось.

В группе есть лидер?

Эве: На самом деле нет.

Мэтью: Мы демократичная группа.

Эве: Возможно, раньше кто-то из нас делал для группы больше в плане организации концертов, но сейчас у нас контракт с концертным агентством, и теперь мы на равных.

Томми: Так же и в творчестве.

Как вы воспринимаете критику?

Томми: Если о нас плохо напишут, мы не расстраиваемся. Но мы в меру самокритичны.

Эве: Я больше не читаю рецензии. Когда альбом только вышел я их, конечно, читала. Но сейчас они меня никак не задевают. Кому-то нравится наша музыка, кому-то – нет, главное, чтобы нашим фанатам она нравилась.

Если бы у вас не было никаких ограничений в деньгах, которые вы можете потратить на шоу, эффекты, костюмы, мерчандайзинг, как бы выглядел концерт myGRAIN?

Томми: Хотелось бы использовать пиротехнику… и полицейские мигалки. (Смеется).

Мэтью: Сирену.

Томми: Да, сирену! Возможно, даже несколько…

Эве: Нет, сотни!

Томми: …на сцене. И они бы так выли, что перекрывали бы музыку.

Ты бы пел или просто стоял на сцене под звуки сирен?

Томми: Конечно, пел бы. (Смеется). Но пиротехнику правда было бы здорово когда-нибудь использовать. Или какие-нибудь костюмы в едином стиле, чтобы показать, что мы – команда.

Эве: Матроски!

Томми: Матроски! (Смеется). Одинаковые доспехи, и шиты, и мечи. (Смеется).

Эве: Да, мечи, и драконы, и пламя, и взрывы!


Выражаем благодарность Сюзанне Варе за организацию этого интервью. Особая благодарность Эве, Томми и Мэтью за то, что согласились дать интервью дважды.

Интервью и перевод с английского - Яна Б.
Фото – Яна Б, Кари Хелениус
27 октября 2006 г.

28 ноя 2006
the End


КомментарииСкрыть/показать



просмотров: 544




/\\Вверх
Avantasia Рейтинг@Mail.ru

1997-2018 © Russian Darkside e-Zine.    Если вы нашли на этой странице ошибку или есть комментарии и пожелания, то сообщите нам об этом