Arts
ENG
Search / Поиск
LOGIN
register




Интервью
A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z #


Lacrimosa


Я всегда учусь быть лучше

Prologue
Это интервью состоялось лишь с третьего раза. Два раза ему сопутствовали неудачи, и оно срывалось – Тило просто забывал позвонить. Вообще, Тило Вольф всегда ассоциировался у меня с чем-то грустным и печальным, если не сказать мрачным. Как говорится, музыка обязывает. Но вот уже в который раз музыканты, с которыми я общаюсь, меня удивляют, и пока, слава богу, приятно. Ровно в назначенный час зазвонил мой телефон, и в трубке раздался веселый (!) голос Тило Вольфа. Последовали долгие извинения, чего я явно не ожидала, после чего у нас была довольно продолжительная милая беседа. Речь шла не только о музыке – поговорили и об истории России, и о различных слухах о Lacrimosa, не забыли даже дедушку Ленина…
Ты устроил презентацию вашего нового DVD "Lichtjahre" на большом экране в Лейпциге. Почему именно Лейпциг? И какова была реакция публики?

Я выбрал Лейпциг, потому что в 1993 году я дал там свой первый концерт, и когда мы путешествовали, я подумал и решил, что это хорошая идея сделать презентацию в Лейпциге. Но, конечно, многое зависело и от зрительского восприятия. Я знаю, как люди ведут себя и как они реагируют на концертах, но мы впервые показывали кинофильм и поэтому не знали, чего ждать от публики. Мы даже не могли представить, что будут делать наши поклонники во время просмотра – кричать, говорить… Но к нашему удивлению, на протяжении всего фильма в зале была полная тишина. А по окончанию люди начали скандировать название группы. Это было очень воодушевляющее и как-то трогательно.

А будет ли тур в поддержку этого DVD?

Мы уже отыграли несколько концертов. Один из них был в Германии в рамках огромного фестиваля. Мы играли вместе с Marilyn’ом Manson’ом. Потом были еще концерты в Аргентине, Бразилии, Чили и Мексике.

В пресс-релизе вашего DVD говорилось, что этот фильм был записан за полтора года, и все это время камеры преследовали группу буквально повсюду - на вечеринках, во время перелетов, в туровых автобусах, во время ваших прогулок и, конечно, во время ваших выступлений. Это, наверное, сильно напрягает - постоянно ощущать на себе взгляд камер?

Ты знаешь, поначалу, я тоже думал, что постоянное присутствие камер будет всех напрягать, но со временем мы просто перестали замечать их, потому что за камерами стояли живые люди, которые через пару концертов стали частью команды. Например, после концерта операторы шли с нами за кулисы, но камеры не выключали, а мы даже не замечали их присутствия. Они просто ставили аппаратуру на стол и садились пить с нами, а мы даже не подозревали, что все это записывается. Или порой, когда мы дурачились, оператор мог сидеть где-нибудь в углу с камерой, а мы опять-таки этого не замечали. Особенно весело было потом, когда я смотрел отснятый материал и все время удивлялся: “Ничего себе, вы все это разве снимали??”. Я имею в виду, что я помнил все эти моменты, все события, но я тогда действительно не видел, что меня снимают. В течение тура вся эта ситуация с безумным количеством камер становится обыденной, и ты привыкаешь. Просто в какой-то момент ты отключаешься и начинаешь вести себя так, как обычно.

По какому принципу отбирались песни для этого DVD?

Ну, я просто вспоминал самые волнующие моменты, когда я был на сцене. Например, я очень хорошо помню концерт в Польше, песню “Letzte Ausfahrt Leben”, это был очень эмоциональный момент, потому что я помню реакцию людей и чувства, которые я испытал тогда. И я просто сказал ребятам из компании, которая занималась съемками и монтажом филоьма: “Пожалуйста, включите польское выступление в фильм”. Собственно, так я и отбирал песни - пытался вспомнить, какие песни принимались наиболее ярко, и на каких композициях было больше всего эмоций и чувств.

А ты учитывал мнения поклонников при составлении трек-листа DVD? Возможно, они присылали какие-то пожелания?

Нет, мы собственно и не просили, чтобы они присылали какие-то пожелания, и они этого не делали...И я думаю, что это было правильное решение, потому что сама понимаешь, у каждого поклонника найдется своя любимая песня, и поэтому, если б мы учитывали желания всех фэнов, то нам пришлось бы издать на этом DVD все песни, которые мы играли во время выступлений!(смеется) И, естественно, в этом случае DVD длился бы не 3 часа, а 12! (смеется)

Что означает название альбома? Почему ты выбрал слово “Lichtjahre” в качестве названия для DVD?

Ну, здесь несколько причин. С одной стороны, конечно, я был под влиянием “Lichtgestalt”, предыдущего альбома. И каждый наш альбом для меня это своего рода самостоятельная история, и если все эти маленькие рассказы собрать вместе, получится внушительная повесть. И конец этого рассказа на настоящий момент - этот альбом “Lichtgestalt”. Это очень важный альбом для нас. С другой же стороны, эти 1,5 года путешествий были наполнены светом красоты и какой-то легкости, которые мы испытывали на себе, и все это время было настолько удивительным. Мы действительно получали удовольствие от этого турне. Такое время быстро уходит, оставляя в сердце теплый свет воспоминаний. Хорошее вообще быстро проходит. А когда ты наоборот ждешь чего-то, то кажетсяч, что время остановилось. Для нас же эти полтора года пролетели, как один миг.

Этот DVD получился довольно внушительным по времени. Его продолжительность составляет около 3х часов, и он включает в себя, помимо самого концерта, закулисные съемки, ваши фотографии с выступлений и историю группы. А когда тебе впервые пришла идея сделать подобный DVD?

Идея появилась еще давно. Мне просто надоели обычные DVD релизы с обычными живыми выступлениями, это все скучно. А мне захотелось сделать что-то более динамичное. Понимаешь, когда смотришь на все эти однообразные концертные DVD, то видишь одни и те же кадры, одну и ту же аудиторию. Это скучно и быстро надоедает. Я просто хотел отойти от этих канонов и сделать грамотную нарезку из наших выступлений по всему миру с различной публикой. У нас ведь много поклонников по всему миру - Германия, Китай, Мексика, очень много фэнов в России, но они все никогда не видели друг друга. И я хотел, чтобы зритель имел возможность видеть всех наших поклонников, их поведение, реакцию. Меня теперь уже не будут спрашивать, как, например, фэны в Москве вели себя на наших концертах. Теперь у всех есть возможность увидеть это самим и сделать свои собственные выводы. Я считаю, это своего рода сближение между нациями посредством нашей музыки, музыки, которую все они любят. Именно поэтому я и хотел сделать сборку из выступлений, чтобы составить достаточно обобщенную картину, затронув все страны, где мы играли.

Вместе с концертным DVD вышел также концертный CD. В нем также 16 страниц буклета и 22 песни. На вашем официальном сайте была информация, что этот диск будет выпущен ограниченным тиражом в 1999 копий. Почему такое странное число - 1999?

Мы выпустили наш первый концертный альбом в 1998 году, и его тираж тоже был ограничен. И я подумал, “O'k. Я сделаю 1998 копий, потому что это был год выпуска, плюс одна копия для меня. В итоге получаем 1999 копий”. Мы и дальше будем делать лимитированные издания концертных CD в 1999 экземпляров. Как ты могла заметить по Lacrimosa, я люблю традиции, это видно в художественном оформлении альбомов, в стиле и так далее. Так, если мы соберемся выпускать еще один концертник, число лимитированных копий будет таким же - 1999 (смеется).

Почему ты решал сделать различные оформления для CD и DVD? (На обложке CD изображен рояль, а обложка DVD представляет собой фотографии с концертных выступлений – прим. авт.) И кто занимался их оформлением?

Когда ты слушаешь СD, по крайней мере, когда я слушаю СD, я закрываю глаза и пытаюсь проникнуть в музыку, нарисовать в сознании свои собственные картины, которые навевает эта музыка. Музыка, и особенно музыка Lacrimosa, это как саундтрек к воображаемому кинофильму. И поэтому я выбрал обложку с фортепьяно, занавес еще опущен, потому что арлекин все еще за кулисами, он готовится к выступлению, накладывает грим, что вы, собственно, можете видеть на обратной стороне обложки. Это сделано специально для полета фантазии слушателя. Другая ситуация с DVD, здесь глаза как раз закрывать не надо, тебе не нужно что-то воображать. Ты уже видишь изображение на экране, именно поэтому на обложке DVD есть фотографии, отражающие некоторые концертные эпизоды. И зритель может просто предвкушать, что можно ждать от этого DVD.
Это основная идея. Когда ты смотришь на обложку, ты должен знать, чего ожидать, какой музыки. И если посмотреть наш последний DVD, там тоже можно увидеть занавес, который открыт не полностью. Так что между DVD и CD существует такая вот визуальная связь. Концертник вновь оформлял Stelio Diamantopolous, который оформлял все наши предыдущие работы. А оформление DVD сделал Ingo Romling, он же оформлял оба релиза Snakeskin.

Кстати, к разговору о художественном оформлении. Все альбомы Lacrimosa выполнены в черно-белых цветах. Почему вы никогда не выпускаете альбомы с цветными обложками?

Ну, черный и белый наиболее важные цвета. Это подобно двум полюсам. Тяжелый/легкий, высокий/низкий, горячий/холодный. Конечно, есть и что-то промежуточное, что-то в середине - не такой высокий, не обжигающе горячий, но это уже не так интересно, интересна игра контрастов. Люди ведь тоже устроены подобно этому принципу - у нас по два глаза, большинство наших органов парные, легкие, мозг, одна из наиболее важных частей тела, также имеют две половины, а мозг вообще дает нам возможность общаться друг с другом. Все оттенки и вся цветовая палитра имеют не так уж много контрастов. То же самое с музыкой Lacrimosa. Она очень динамична. Здесь есть место тихим романтичным композициям, но также есть тяжелые агрессивные вещи. С одной стороны - гитары и бас, а с другой - оркестр. Черное и белое всегда вместе. Именно поэтому обложки Lacrimosa черно-белые. Они олицетворяют собой контрасты нашей музыки, да и не только музыки – как я уже говорил, мир полон контрастов.

Уже достаточно давно ты создал свой собственный лейбл "Hall of Sermon". Как дела у лейбла в настоящее время? Есть ли у тебя время на него?

Lacrimosa стали настолько популярны во всем мире, что мы полностью занимаемся группой. Подписываем контракты, например, в России это Irond, контролируем наши релизы по всему миру. А что касается маленьких лейблов - я хочу, чтобы они так и оставались маленькими. И это та причина, почему мы полностью сконцентрировались на Lacrimosa. Но “Hall of Sermon” является независимым, именно поэтому я создал его и позволил ему быть независимым. И я не хочу, чтобы успех Lacrimosa изменил эти устоявшиеся правила. Для меня очень важно, чтобы эта ситуация не изменилась.

Насколько я знаю, Аннэ делает все костюмы для ваших выступлений. Кто разрабатывает дизайн? Ты полагаешься на нее, или вы обдумываете это вместе?

Она разрабатывает свой стиль, я делаю свой, и затем она шьет все, что мы напридумывали (смеется).

Действительно ли работа с Аннэ дается тебе легко? Мне кажется, что у большинства групп возникают некоторые противоречия относительно частных вопросов и музыки …

Знаешь, иногда эта ситуация бывает даже забавной. Каждый хочет знать, как можно больше относительно частной жизни людей, а когда он узнает что-то, он разочаровывается. Например, был слух, что после долгих отношений мы с Аннэ решили расстаться в 1999 году, когда вышел наш альбом "Elodia", который якобы повествует историю нашей с ней любви. И если бы я тогда как-то прокомментировал этот слух, интересующиеся люди были бы в любом случае расстроены. Поскольку кто-то был бы счастлив, если бы мы были вместе, а кто-то предпочел, чтобы мы не были… Многие бы расстроились, если бы узнали, что мы с Аннэ расстались, а они этого не знали даже. Это личная жизнь, и люди, как мне кажется, должны концентрироваться на музыке, а не пытаться проникнуть в частные вопросы. Им действительно не стоит этого делать (смеется). Правда может их разочаровать.

Немного по поводу лирики. В одной из своих песен ты поешь - “Das Herz ist mir mein Kompass“ («Мое сердце - мой компас»). Часто ли ты полагаешься на сердце в реальной жизни для принятия каких то важных решений?

Это одно из наиболее важных чувств. Я написал это, потому что мое сердце действительно мой компас. Я живу согласно моему сердцу. Я использую мозг только для того, чтобы воплотить в жизнь то, что подсказало мне мое сердце. Например, мое сердце сообщает мне, что я должен идти налево, я сразу обращаюсь мозгу, и он советует: “Будь осторожнее, не упади”. Сердце руководит мной – говорит, что делать, какой путь избрать. Я думаю, что очень важно полагаться именно на сердце, ведь часто случается так, что ты не понимаешь чего-то, ты не видишь вещи в правильном свете, но твое сердце, если ты, конечно, слушаешь его, всегда знает правду. Именно поэтому я всегда прислушиваюсь к сердцу.

Ты также пишешь очень много о любви, и ты говоришь что “Ein Leben ohne Liebe ist kein Leben!” (“Жизнь без любви - не жизнь”) Ты думаешь, что жизнь без любви невозможна?

Да! Думаю, что да. Даже когда ты просто находишься в поиске любви, ты продолжаешь жить. Но когда ты сдаешься, жизнь теряет смысл. Каждый нуждается в любви, чтобы жить.

Большинство твоих песен написано на твоем родном немецком языке. Почему ты не поешь по-английски?

Ты знаешь, когда я начинал, идея состояла в том, что я делаю музыку, опираясь на свои стихи, а мои стихи были написаны на немецком, потому что это мой родной язык. И выражать чувства у меня получается лучше на немецком, чем на английском. Это моя цель. Я делаю музыку по мотивам моих стихов, что ли, опираясь на свои мысли, я пишу о том, что происходит со мной, о том, что я делаю. Большинство моих песен написано на немецком, потому что это самый чистый путь выражения моих чувств. Для меня лирика наиболее важная вещь в музыке. Но, с другой стороны, когда я выпускаю альбомы, я всегда перевожу лирику в буклетах на английский язык, так, чтобы каждый мог понять смысл песен. Это очень важно, это опять к разговору о связи между мозгом и сердцем. Твой мозг помогает тебе в переводе и в понимании чего-либо, когда ты изучаешь язык, например. Но сердце, когда ты слушаешь музыку, помогает тебе точнее воспринимать и чувствовать вещи, заложенные в тот или иной альбом. Не обязательно даже понимать каждое слово, потому что музыка способна творить чудеса даже без восприятия языка.

Ты думаешь, что музыка своего рода универсальный язык?

Да, в точку!

Что вдохновляет тебя на написание лирики?

Лирика для меня это что-то вроде дневника. Я записываю все вещи, которые я хочу выразить, вещи, которые случаются в моей жизни, когда мне больно или когда я в эмоциональном подъеме. И в один момент я понимаю, что я больше не могу держать все в себе, и что чувствам нужен выход. Тогда я беру ручку и пишу стихи. Вот мое вдохновение.

Ты был в России дважды. Что ты можешь сказать о русской аудитории? Lacrimosa понравилось играть у нас?

Еще как! Именно поэтому мы и вернулись! (смеется) И наши русские фэны, я бы сказал, действительно сумасшедшие. Они умеют показывать свои эмоции и не пытаются их скрывать. У них очень чувственные сердца. Они не прячут их, они открыто показывают свою любовь, и это как раз в духе Lacrimosa. А сам концерт... Это было что-то с чем-то! Очень трогательное выступление. И когда нас возили по Москве с экскурсией, люди, что окружали нас, были очень вежливы и милы с нами. Когда мы были у вас первый раз, я настолько был очарован людьми и страной, в целом, что сразу стал интересоваться русской культурой. Я прочел несколько исторических книг, прочел кое-что из Владимира Набокова, и только что я купил еще одну его книгу. Мне очень нравится русская литература. Я очень жду возвращения в Россию и надеюсь, что на этот раз у нас получится побывать и в Санкт-Петербурге, потому что этот город должен быть действительно удивительным.

В заключительной сцене вашего DVD можно лицезреть нашего великого политического деятеля Владимира Ленина. Почему ты выбирал его для закл
ючительного кадра?


А вот это ты лучше спроси у режиссера фильма. Он решил сделать это сделал, потому что с одной стороны, Ленин многое говорил о прошлом России, а с другой стороны, он много говорил про ее будущее. Наверное, поэтому режиссер и вставил эту сцену в фильм.

Кстати, когда у вас был концерт в "ДК им. Горбунова" в Москве, ты, наверное, заметил бюст Ленина за кулисами...

Да! Я видел его, и я еще подумал, почему он все еще стоит здесь?! Я не знаю. (смеется)

Я тоже! (дружный смех)

Да уж, довольно-таки странно было его там увидеть!

В начале нашего разговора ты упомянул, что вы играли вместе с Marilyn’ом Manson’ом на фестивале WOODSTAGE в Glauchau, Германия. Чьей идеей было выступить вместе?

Я думаю, что эта идея принадлежит организаторам фестиваля. И поначалу я был немного взволнован, потому что у нас совершенно различные аудитории. Я не знал, чего ожидать. Я даже не мог предположить, какова будет реакция. Но это было как нельзя лучше. Там было много людей в футболках Marilyn Manson, но они пели наши песни!!! Это было что-то новое для Lacrimosa. И когда мы уходили со сцены, никто не кричал "Marilyn Manson", каждый кричал "Lacrimosa" и звал нас на бис. Это было очень и очень приятно. И команда Marilyn’а Manson’а была также очень вежлива и любезна с нами, они не вели себя как звезды мировой величины, все было очень просто и как-то по-свойски.

Если не возражаешь, давай поговорим о твоем сайд-проекте Snakeskin. Какие у тебя планы на счет этого проекта? Ведь, насколько я знаю, у тебя довольно много работы с Lacrimosa…

Конечно, не очень-то легко заниматься двумя проектами сразу. Нужно много свободного времени для подобных вещей. Но для меня Snakeskin – это, своего рода, отдых от Lacrimosa. То есть я люблю Lacrimosa, это мое хобби, и я действительно люблю то, что я делаю, но иногда нужен перерыв. Представь, что ты любишь свою работу и делаешь ее с сердцем, но иногда тебе нужна смена обстановки и окружения, чтобы отдохнуть и прийти в себя. И затем, оказавшись в новой среде, ты начинаешь тосковать по дому, работе, любимому делу и т.д. И однажды ты возвращаешься и с удовольствием снова окунаешься в любимую работу. То же самое с Lacrimosa. Иногда я должен вырваться из этой обстановки и заняться чем-то другим, потому что в Lacrimosa очень много правил. Например, сначала я пишу мои стихи, а затем пишу музыку, и я никогда не делаю наоборот, никогда не пытаюсь написать сначала музыку, а потом писать специально для нее лирику. Это не для Lacrimosa, и поэтому я не делаю этого. Это правило, а я никогда не ломаю правил, вот поэтому смена обстановки очень помогает.

И каковы планы относительно Snakeskin?

Прямо сейчас у меня их нет, потому что теперь я концентрируюсь на Lacrimosa - начинаю потихоньку писать материал для нового альбома. Так что особо много времени на Snakeskin у меня нет. Я думаю, что раньше 2009 года я вообще не притронусь к Snakeskin.

Много ваших фэнов задаются вопросом, почему у Lacrimosa так мало клипов. Есть ли планы снимать клипы для нового альбома?

Я еще не думал об этом. Конечно, клипы это хорошо и красиво, но они не так важны, на самом деле. Если у меня появится достойная идея для клипа, мы обязательно снимем видео. Но пока я не вижу смысла касаться этого вопроса. Вот, например клип на “Lichtgestalt” был снят где-то спустя полгода после выпуска альбома, потому что у меня не было идей для клипа. И когда у меня появилась идея, мы начали снимать. Смысл в том, что я не хочу снимать клипы ради клипов. Я хочу, чтобы каждый клип был маленьким красивым кино, и если у меня нет идей, то и клип снимать не стоит вовсе. Мне кажется в мире и так полно плохих клипов. Я не хочу пополнять их. (смеется)

То есть, за сюжет клипа отвечаешь, в основном, ты?

По большей части, да.

И на какой стадии сейчас работа над новым альбомом?

Мы только что завершили тур в поддержку “Lichtgestalt”! (смеется) Тур был довольно длинным, и у нас не было ни времени, ни возможности осесть в студии, но, тем не менее, я рад, что этот тур был, потому что я хотел разделить этот тур с нашими фэнами. Именно поэтому я решил выпустить не только концертный CD, но и концертный DVD. Ну а следующий студийный альбом Lacimosa, вероятно, выйдет в следующем году.

Я думаю, что у каждого человека бывают кризисы. Как ты преодолеваешь свои, если таковые есть?

Я начинаю сочинять (смеется). Это, своего рода, терапия. Я начинаю писать, и если плохое настроение не уходит, я сажусь за фортепьяно и начинаю играть. Я пытаюсь освободиться от тоски, от своих внутренних переживаний, и я думаю, что это один из лучших способов. Другие пути решения данной проблемы могли бы быть опасны для меня лично.

Каков твой жизненный девиз?

У меня его нет! Я просто пытаюсь жить так, чтобы в моей жизни был какой-то огонек, какой-то свет, немного тепла для тех, кто меня окружает. А когда меня не станет, я хочу, чтобы обо мне остались добрые воспоминания. Я хочу, чтобы мое пребывание на этой земле ассоциировалось с чем-то светлым, а не с разрушительным. Мы должны жить сердцем, независимо от того, что мы делаем - пишем ли музыку, играем, работаем - надо делать это с сердцем, и это будет правильно. И, конечно, есть еще очень много вещей, которым нужно учиться. Лично я стараюсь всегда узнавать что-то новое, что поможет мне становиться лучше и лучше … (смеется)

А как ты отдыхаешь?

Да я, собственно, не так уж и много отдыхаю (смеется). Если есть время, я слушаю музыку, пью вино. Я пытаюсь соединить свои эмоции с музыкой и стихами...я так расслабляюсь.

Музыка окружает тебя...

Да! Точно! Она у меня в крови, она течет по моим венам. Ты спрашивала про любовь, люди не могут жить без любви, это правда, но некоторые не могут жить также и без музыки, и я как раз один из таких.

Какие планы у тебя на счет Lacrimosa, и когда мы можем ждать вас снова в гости?

Я никогда не строю много планов, потому что я никогда не знаю, что будет в будущем. Например, сейчас я пишу новый материал для Lacrimosa, но я не знаю, как будет звучать следующий альбом Lacrimosa. Именно поэтому я почти никогда не планирую. Надеюсь, мы сможем выпустить новый альбом в следующем году, а затем поехать в тур и снова заехать в Россию. Но я ничего не знаю наверняка. Нет никаких конкретных планов. Есть просто цель, которую мы хотим достигнуть в следующем году.

Кстати, ты действительно получал какие-то угрозы из России? Ходили слухи, что вам слали гневные письма с угрозами, чтобы вы не приезжали, а то…

Нет, это слухи. Ох уж эти слухи … Например, был такой слух, что я погиб в Москве в автомобильной катастрофе. (смеется) Я думаю, люди, когда им нечем заняться, начинают придумывать забавные истории (дружный смех).

И в заключение, твои пожелания русским поклонникам...

Я могу только сказать спасибо каждому фэну из нашей российской аудитории, потому что те два раза, что мы были в вашей стране, были настолько сказочны, у меня осталось так много хороших воспоминаний! Я помню, например, как мы давали автографы после концерта в “Точке”, и люди были настолько вежливы, они терпеливо ждали в течение всей ночи! Было так много людей, что нам даже приходилось делать небольшие перерывы, и это продолжалось, я думаю, до 5 утра. Это был действительно замечательный вечер, мы пообщались со многими интересными людьми. Так что я могу только выразить благодарность каждому, кто поддержал нас и дал нам свою любовь.

Выражаем благодарность компании Irond и лично Алексею "KiDd" Кузовлеву за организацию этого интервью

Беседовала Ксения "Wolfin" Хорина
Перевод с английского Alfred Gendor
3 сен 2007
the End


КомментарииСкрыть/показать





/\\Вверх
Jarboe Рейтинг@Mail.ru

Rambler's Top100
1997-2017 © Russian Darkside e-Zine.    Если вы нашли на этой странице ошибку или есть комментарии и пожелания, то сообщите нам об этом