Arts
ENG
Search / Поиск
LOGIN
register




Интервью
A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z #


Gotthard


В мире нет ничего невозможного

Prologue
Все-таки забавная штука - случай. Бывает, что по его непредсказуемой воле срываются все планы, которые, казалось бы, ничто не в силах изменить, и тогда мы говорим о злополучном законе подлости, вспоминаем о плохих приметах и знаках, ищем утешения в гороскопе, а все для того, чтобы понять, по какой схеме работает вся земная вредность и несправедливость. А иногда случается наоборот, как говорится "Не было ни гроша, да вдруг алтын", и тогда мы уже ведем разговоры о несказанной удаче, фортуне, благоприятных приметах и радуемся, что с утра нам навстречу попалась не женщина с пустым ведром, а, например, дядя с бидоном вкусного чешского пива. Нам повезло, и история с этим интервью стала наглядной иллюстрацией второго случая, потому что один раз беседва сорвалась, а во второй было под вопросом. Выцепить для беседы вокалиста Стива Ли представлялось маловероятным, в силу его занятости и весьма плотного графика, поэтому были рады просто звонку из Швейцарии, кто бы это ни был. А тут... Когда в трубке раздался голос Стива, я сначала не поверила, но, видимо, на этот раз удача оказалась на нашей тёмной стороне, и далее последовал долгий и увлекательный разговор...
Привет!

Привет, это Стив Ли, я звоню по поводу интервью!

Стив?! Рада тебя слышать, но я ожидала услышать Лео Леони!

Сегодня я занимаюсь всеми интервью и надеюсь, что у тебя не слишком много вопросов по части гитар! (смеется)

Нет-нет, не волнуйся, я не стану тебя мучить всякими "отчего" и "почему" по этому поводу! Как получилось, что одна из ваших старых композиций – "Lift U Up" – стала гимном швейцарской сборной по футболу? Она была сочинена специально для этого или у вас просто попросили эту композицию?

(смеется) Честно говоря, это тоже было для нас небольшим сюрпризом, но швейцарская футбольная команда, национальная команда, спросила нас, могут ли они использовать такую композицию, как "lift U Up" в качестве гимна, и мы ответили: "Конечно, да! Отличная идея!" Мы попытались чуть видоизменить её, сделав специальную версию с помощью Mousse T. – немецкого звукорежиссера, я бы сказал, хорошо известного. Он сделал большое количество специфических композиций – "Sex Bomb", например. Его работы были такими классными, что мы сразу сказали: "Давайте попробуем!". И результат был, конечно, особенный. Весь стадион пел нашу песню, и конечно, мы гордились этим. Но для нас это было также большим сюрпризом.

А почему вы выбрали Mousse T.? Это была ваша первая совместная работа?

Его рекомендовал нам друг, сказав "Он известный продюсер и сможет помочь вам сделать из этой композиции нечто особенное". И он действительно это сделал; я имею в виду то, что звучание трека было отличным от оригинала, который был дорог каждому фэну Gotthard. Но, к сожалению, это не сильно помогло швейцарской команде; у нас не было шансов, даже песня не помогла! (смеется). В общем, песня оказалась лучше, чем национальная команда! (смеется) В общем, нам рекомендовали, мы не знали его лично, это был особый случай для того, чтобы поэкспериментировать.

Gotthard вышел в финал популярной швейцарской телепередачи "The Greatest Swiss Hits" после того, как ваша баллада "Heaven" получила порядка 27 голосов аудитории. Чем закончилось это шоу и часто ли вы соглашаетесь принять участие в различных передачах, соревнованиях и т.д.?

Ну, не всегда, конечно. Я имею в виду, что мы считаем себя концертной группой, мы путешествуем и много выступаем. Так что участвовать здесь, дома, в каких-то шоу не всегда представляется возможным. Но "The Greatest Swiss Hits" – это шоу всех времен и народов, масштабное шоу, и мы гордились, что у рок-н-ролла, который мы играем, есть шанс стать частью швейцарской музыки. Там была представлена не
только поп- или рок-музыка, но и другие стили, и мы гордились, что людям реально нравится то, что мы делаем. Рок-н-ролльщик ты или нет, но им нравится то, что ты делаешь, и это особое достижение, мы были рады этому; но такое выдается, честно говоря, нечасто. Это было особое событие, но я думаю, что Gotthard, особенно здесь, в Швейцарии, рассматривается не только как рок-группа. Нас видят в качестве "комбо-коллектива", если так можно выразиться – мы пишем музыку для широкой аудитории: нас слушает молодежь и люди более старшего возраста, у нас огромное разнообразие стилей и фэнов – вот почему Gotthard так популярен здесь. У нас не только хард-роковое звучание, но еще и замечательные баллады для широкой аудитории.

Ваш новый альбом вышел 4 сентября. Сейчас уже прошло какое-то время после его релиза. Что ты о нем можешь сказать сейчас?

Но я думаю, что у нас получился очень пестрый альбом, в духе Gotthard 2009 года. Было нелегко при новом звучании и новом способе записи некоторых треков сохранить квинтэссенцию звучания Gotthard, существующую на протяжении 19 лет. Это наш десятый альбом, и мы очень гордимся тем, что он звучит как альбом Gotthard, но с некоторыми современными элементами. Я думаю, что это получилось также благодаря Ричарду Чаки (продюсер – прим.ред.), придавшему композициям современное звучание. Конечно, работа с ним была огромным опытом, так как он работал с большим количеством звезд разнообразных музыкальных жанров – это было очень интересно.

В числе треков, которые меня особенно зацепили, была очень красивая баллада "Need To Believe". Что сподвигло тебя на сочинение этой композиции? Она невероятна проникновенна!

О, спасибо, спасибо за комплимент! Я думаю, что тут нет рецепта. Есть лишь некое вдохновение, которое приходит в процессе сочинения композиции. Ты не сидишь, говоря себе "Так, я собираюсь написать песню о любви", или "Сегодня я хочу сочинить тяжелую быструю композицию", а просто подбираешь какие-то ноты, какие-то мелодии, или же порой, когда ты гуляешь или катаешься на велосипеде, тебе в голову может прийти какая-то идея, и затем ты пытаешься ее развить. Я хотел, чтобы эта баллада, "Need To Believe", привнесла в этот больной мир немного надежды, поскольку все пытаются видеть во всем лишь плохие и мрачные стороны. Её смысл таков: "Ты должен поверить в себя. Если ты, в самом деле, сильно поверишь, то сможешь достичь всего. Ты даже сможешь излечиться от тяжелой болезни или преуспеть во многих других делах больше, чем ты можешь себе представить". Это послание каждому, и оно также является нашим кредо, потому что у нас тоже были непростые времена, и мы старались сплотиться все вместе, чтобы справиться с этим. И э
то работает, поскольку все помогают друг другу. Это путь, которому сегодня должно следовать общество. Но вместо этого, все ведут себя как глупцы, думая только о себе. Это не тот путь, по которому должен идти этот мир. Тексты каждой из одиннадцати композиций альбома довольно сильно отличается друг от друга. Некоторые песни – о любви, некоторые – более рок-н-ролььные, так что я думаю, альбом очень пестрый. Полагаю, он очень сложен; он не весь основан на личном опыте, там есть и просто элементы фэнтези, например, композиция "Shangri-La". Это очень мистическая и волшебная песня с большим количеством восточных элементов, так что мне просто нравится экспериментировать. Это одно из преимуществ музыки – способность раскрашивать композиции в разнообразные цвета и пробовать различные настроения; это то, что мне нравится делать. Это хорошая сторона музыки.

Я слышала эту композицию и мне кажется, что она не очень-то в духе Gotthard и выделяется на фоне остальных треков. От нее веет Востоком. Ты много путешествовал по Востоку?

Верно! Небольшое привнесение восточных элементов – это круто. У нас также несколько раз была возможность выступить в Таиланде. Затем нам выпал случай отыграть почти весь тур в Японии. Так что мне кажется, что это замечательно – пробовать различные цвета, какие-то звучания. Иногда это приходит само по себе. "Shangri-La” была написана в Стокгольме в течение недели. Я приехал туда один к сочинителям, уже работавшим с нами при создании "Lipservice" (2005) и "Domino Effect" (2007). У меня была возможность вечерами поработать с ними, и мы сочинили четыре композиции, одной из которых была "Shangri-La". Я отдал эту песню группе, и ребята сказали мне: "Ух ты, это классная песня, давай попробуем записать ее". И записали! А восточное звучание появилось спонтанно. На самом деле, мы экспериментировали в студии с ситарой (смеется), но вышло не так, как мы хотели. Мы пытались создать разношерстное звучание, чтобы оно было не сильно индийским, но все же восточным. Думаю, что это был замечательный эксперимент.

Определенно! "Need to Believe" является заглавной композицией вашего нового альбома. В кого вам нужно верить? Только в самих себя, в ваши силы? Или, может быть, ты поешь о вере в людей, вере в лучшее, что у них есть? И вообще, как часто ты сам разочаровываешься в окружающих тебя людях?

О, это случается довольно часто! К сожалению. По поводу твоего первого вопроса я бы сказал, что думаю, что важно верить в себя, прежде всего потому, что ты именно тот, кто может помочь и лучше всех знает, что тебе нужно. Но затем тебе, чтобы в чем-то преуспеть, снова нужны другие люди, тебе нужна дружба, тебе нужно быть достаточно открытым
для того, чтобы дать людям возможность показать себя с хорошей стороны. В наше время все ведут себя как глупцы, не видят дальше своего носа – я считаю, что это неправильно. Конечно, в рок-н-ролльном бизнесе ты разочаровываешься в людях очень часто. Существует много таких, кто, как только ты достиг небольшого успеха, старается украсть твои деньги и сделать на тебе бизнес. В наши дни это довольно-таки в порядке вещей, я привык к этому (горько смеется). Но я думаю, что тебе следует дать шанс каждому, как и раньше, но, главное, ты должен дать шанс самому себе, поскольку ты – единственный, кто способен изменить свою жизнь, если ты действительно этого хочешь. В этом истинный смысл песни и альбома. Ты можешь делать невозможное, ты даже можешь выжать сок из камня, что, кстати, отражено на обложке альбома.

Да! Обложка действительно захватывающая! А кто был автором идеи про эти руки, камень и вытекающую из него воду?

Это был я! (смеется) Это снова был я! У нас были различные идеи, которые нелегко было изложить на бумаге. Некоторые из них были действительно классными, но потом, когда их пытались перенести на бумагу, не поучалось получить в точности то, что мы хотели. Тогда я вспомнил, как пытался одно время сделать практически невозможное… Я искал нечто такое, что было бы невозможно сделать, что действительно выглядит несколько сумасшедшим. И я вспомнил, что у меня дома есть камень. И как-то я зажал его в руке и подумал что-то вроде: "Если я захочу, я смогу выжать сок из этого камня. Это будет нечто особенное." Итак, я набросал несколько заметок для нашего дизайнера, и он уже развил мои идеи и показал наброски. На самом деле, достичь конечного наилучшего возможного изображения было нелегко. Так что это не моя реализация, но идея моя. И, конечно, я горжусь этим, всем сразу показалось, что это классная идея, так что, в конце концов, она попала на альбом.

Одна из твоих новых композиций будет использована в качестве саундтрека к фильму о легендарном немецком боксере Максе Шмелинге – надеюсь, я не накосячила с произношением...

Все верно! У тебя очень хорошее произношение! (смеется)

Я репетировала!

Макс Шмелинг был звездой бокса, думаю, 40-х гг., родом из Германии. Он выступал против нацизма, войны и Гитлера. Он был легендой, такая неприкасаемая, очень удачливая личности. Уве Болл, режиссер этой картины, спросил нас, хотим ли мы использовать одну из наших композиций в качестве саундтрека. Мы ответили: "Конечно, это отличная возможность привлечь новую разнонаправленную аудиторию, не только в музыкальном плане". Фильм сам по себе довольно интересен. И Уве также спросил нас,
не желаем ли мы снять видео на этот трек, и, таким образом, у нас появилась возможность снять клип на композицию "Unconditional Faith", который выйдет, я думаю, сразу же после релиза фильма – в январе-феврале будущего года. Так получилось, что мы сделали клип еще и на эту песню, хотя вообще-то, знаешь, в действительности мы не так уж и много клипов снимаем. Мы скорее концертная команда, как я уже говорил. Просто клипы слишком дороги и в плане создания, и в плане ротации, если вам нужно сделать все более или менее качественно. Время от времени мы пытаемся сделать отличное видео, но, если только у тебя нигде не завалялись лишние полмиллиона (а у нас их нет) на создание клипа, то тогда возможность получения хорошего продукта небольшая. Тем более если ты никак не связан с MTV или всеми этими видеоканалами. Так что для нас это было не так-то легко сделать, но я рад, что нам представилась возможность снять вместе с Уве Боллом видео на эту композицию.

Но видеоклипы по-прежнему остаются отличным средством для раскрутки группы, особенно если вас показывают, например, по телевидению...

Да, это верно. Наверное, в России ситуация с этим лучше, так как я знаю, что у вас большое количество отличных телевизионных каналов, посвященных рок-н-ролльной музыке. Здесь же, особенно в Швейцарии и даже в Германии, существует специальный телеканал, за просмотр которого нужно платить кучу денег. На этих кабельных телеканалах почти никому не интересно ставить видео группы, которая гастролирует на протяжении 19 лет. Возможно, это одна из причин. Конечно, когда у нас есть возможность снять клип, мы это делаем, как в случае с "Unconditional Faith".

Вы упомянули режиссера этого фильма Уве Болла. Почему он вышел на Gotthard с подобным предложением, как вы познакомились с ним и удовлетворены ли вы результатами сотрудничества?

Я отвечу вам тогда, когда увижу фильм; это зависит от того, каким он будет. Но, полагаю, что он знал нашу группу по своим предыдущим проектам. Несколько лет назад он снимал в Германии фильм "Postal" (фильм, являющийся экранизацией компьютерной игры “Running With Scissors” (2007) – прим.ред.) и спросил нас, хотим ли мы сделать одну из наших композиций саундтреком, как и в этот раз. Я думаю, что он знал о том, что есть группа, играющая рок-н-ролл, он обратился к нам, чтобы получить отличное звучание для своего фильма. Так что мы счастливы, что так получилось. Он позвонил нам, и мы смогли найти способ осчастливить всех, более или менее. Это было классное сотрудничество. Отличная возможность сделать видео особенного формата, особенного качества, которое символизирует качество фильма.

А вы не могли бы немного р
аскрыть секрет этого видео?


На самом деле, вся часть с нашим участием снята в центре боксерского ринга, в обстановке 40-х гг. Это большая арена с кучей людей, одетых в костюмы того времени. Это очень интересно, на съемках прямо витала особая боксерская атмосфера. Остальная часть будет взята из фильма. У меня не было возможности посмотреть фильм до конца. Не думаю, что в основе клипа будет лежать реальная история. Там будут отрывки из картины, вы также увидите кадры оттуда. Мне и самому интересно, что Уве Болл собирается с этим делать.

Помимо обычного формата альбома, вышла и высококачественная бокс-версия, включающая, помимо всего прочего, и бонус-трек "Ain't Enough"…

Там есть еще одна рок-н-ролльная композиция. Я думаю, что "Ain't Enough" – это хорошая песня. Полагаю, она немного быстрее, чем весь остальной альбом. На самом деле, для меня это не бонус-трек, а дополнительный трек, и мы записали как будто бы 13 композиций. У нас будет японская версия альбома, с одной дополнительной песней, но все это – сущность музыкального бизнеса. Каждая нация хочет что-то особенное, но не всегда есть возможность учесть все и осчастливить каждого. Однако я думаю, что этот специальный сет будет особым предметом для коллекции настоящих фэнов Gotthard. Надеюсь, что они также будут счастливы услышать вторую новую композицию. Всегда лучше, если есть какие-то специальные бонусы, помимо обычных 11 композиций! (смеется)

Вы написали песню для футбольной сборной, для фильма о боксере. Какие еще виды спорта вы собираетесь поддержать своей музыкой?

(дружный смех) О, об этом никогда не знаешь! Следует быть готовым к любому сюрпризу; я хочу сказать, что мы готовы ко всему. Мы написали песню для хоккейной команды, мы написали песню для швейцарской национальной сборной, когда они ездили в Афины на Олимпийские игры. Так что, как вы видите, мы всегда ко всему готовы, однако больше всего мы хотим отправиться в турне, так что в ближайшем будущем больших сюрпризов от нас не ждите. Полагаю, у нас их было достаточно, но сейчас время турне, которое началось в середине октября. Мы собираемся играть всюду, надеемся, что и в России, поскольку нам нравится там выступать. И я очень рад, что в следующем году турне продолжится, и, возможно, мы сможем снова выступить в России.

Мне только что вспомнилось, что пару лет назад Доро Пеш, королева немецкого heavy metal, тоже записала композицию для своего друга-боксера…

Да! Это было два года назад?

По-моему, да. Так что получается – бокс настолько популярен среди hard-rock и heavy-metal-музыкантов? (дружный смех)


Я бы сказал, эти понятия почти равнозначны! Оба рода деятельности являются жестоким бизнесом, порой тебе приходится выживать, время от времени ты получаешь удары – так что это практически то же самое. Но, думаю, что я гораздо больше хочу быть вокалистом, нежели боксером. (смеется) Это нравится мне куда больше!

На вашем официальном веб-сайте представлен очень плотный график турне: все расписано до 2011 года. Вы говорили, что пытаетесь связаться с российскими промоутерами, но когда мы вероятнее всего сможем вас здесь увидеть?

Да, как я говорил раньше, мы сотрудничаем с российскими промоутерами. Пока что даты выступлений на следующий год не определены, так что мы работаем над этим. Это зависит только от российских промоутеров и концертных агентств; мы пытаемся выработать совместное решение, которое бы обрадовало российских фэнов. Но я лично почти уверен, что мы сможем выступить в России в следующем году.

У вас очень длинная творческая биография – почти 20 лет. Теперь ты – знаменитый швейцарский музыкант. Что ты чувствуешь, оглядываясь назад? Ты удовлетворен своей карьерой, жизнью, путем, который себе избрал?

Ну, все мы время от времени совершаем ошибки, но мне бы хотелось взглянуть вперед и посмотреть в будущее. Никогда не знаешь наверняка, что случится. Конечно, пока я горжусь тем, что мы сделали. Я смотрю на то, что у нас было, на действительно успешные 17 или 18 лет, десять студийных альбомов, еще больше сборников и концертных альбомов, и думаю, что планы на будущее практически те же, какие были на протяжении последних десяти лет: студийный альбом раз в два года, большое количество концертов, всегда высокие планки – я имею в виду, что мы всегда хотим быть успешнее и лучше, чем раньше. Вот все, что я об этом думаю. Полагаю, никто не знает, что принесет будущее, но, надеюсь, что много хороших концертов.

Не так давно я где-то читала, что ты собираешься продолжить работу над сольным альбомом…

Я думаю, что это как раз та муха, из которой журналисты усиленно пытаются сделать слона. (смеется) Я имею в виду, что, действительно, когда-нибудь мне хотелось бы записать сольный альбом, что, кстати, совсем не означает, что я не получаю удовольствия от работы в Gotthard. Мой главный проект – это Gotthard, и я собираюсь быть его частью до тех пор, пока он существует. Но у меня есть композиции, которые, возможно, не совсем вписываются в стиль Gotthard, и, наверное, я попробую записать их с другими музыкантами. Это то, что хотелось бы сделать любому музыканту после 19 лет работы с одними и теми же людьми. Вот что-то такое я собираюсь сделать в будущем, но
уж точно не в ближайшие два-три года; для этого нужно время. Раньше или позже, но мне бы хотелось это осуществить – вот так будет правильно.

Что это за материал? Я имею в виду композиции для твоего сольного проекта. На что это похоже в стилистическом плане?

Это не сильно отличается от музыки Gotthard. Но, разумеется, в сольном проекте ты можешь поэкспериментировать с различными штуками, инструментами, например, серьезно поиграться с вокалом, что невозможно в группе, поскольку ты здесь – единственный вокалист. Мне бы хотелось записать особые вокальные партии, наложив их на свои основные партии в разных треках. Какие-то эксперименты – я на самом деле не знаю, как это будет звучать. Это одно из преимуществ – то, что я собираюсь пробовать различные вещи. В действительности это будет сюрпризом и для меня. (смеется)

На протяжении своей продолжительной творческой карьеры вы выпустили десять студийных альбомов, пять концертных альбомов, не считая пластинок, миньонов и т.д. Ты замечаешь изменения в музыкальной индустрии? Следуете ли вы каким-то новым тенденциям в этой области или же предпочитаете приходить в студию, записывать вокальные, гитарные и ударные партии, затем сводить их и все?

Мы стараемся придерживаться того, что делаем лучше всего – живой игры. В студии нам также нравится играть вместе. Мы не используем слишком много электронных элементов, но, разумеется, новые технологии дают тебе возможность попробовать новые вещи, различные технологии звукозаписи, о которых мы, конечно же, знаем, и которые попытались реализовать также и на новом альбоме. Я думаю, что вся эта индустрия, и сфера продаж, и способы выпуска и продажи альбомов меняются довольно быстро, и в будущем группе будет нелегко жить лишь за счет альбомных продаж. Полагаю, что большое количество скачиваний, бесплатных скачиваний наносит вред всему музыкальному бизнесу. Но хорошей стороной этого является все более возрастающая важность концертных выступлений. За этим реальное будущее. Но индустрии придется кардинально меняться, если они хотят выжить лишь за счет альбомных продаж, и им придется придумывать что-нибудь новое или, по крайней мере, показать молодому поколению, что музыка не бесплатна – я имею в виду музыку как индустрию. Конечно, мне хотелось бы приобретать музыку за меньшие деньги, но в эту отрасль вовлечено много людей, каждый из которых хочет есть, и это делает результат таким дорогостоящим. Но я почти уверен, что бизнес найдет выход и будет создавать музыку, которая будет по карману каждому. Всем таким, как мы, нужна музыка, чтобы выжить. Я думаю, что это очень важный элемент человеческой натуры. И она не подвластна времени!

Когда вы сочиняете музыку, что вы ожидаете от слушателя вашего нового альбома?
(в этот момент я услышала колокольный звон, настолько громкий, что я с трудом слышала Стива)


Извини, похоже, мне нужно найти другое место – тут звонит куча колоколов, и я не могу разобрать ни слова.

Конечно. Когда ты сочиняешь музыку, что ты ожидаешь от ее слушателя?

Разумеется, это зависит от того, кто слушает композиции. Конечно, если ты можешь донести смысл – будет ли это чувство собственного достоинства, или любовь к кому-то, любовь друг к другу – я имею в виду то, что в песню всегда закладывается огромный смысл. Но, разумеется, не каждый его поймет. Думаю, что, в конечном счете, если ты можешь дать людям хороший импульс, наполнить их эмоции положительной энергией, то это всегда нечто особенное. Для этого и существует музыка..

Что должно произойти, чтобы ты прекратил заниматься музыкой? В принципе, это возможно?

В данный момент – нет. Мне бы хотелось верить, что этого не произойдет в ближайшем будущем. Конечно, если так случится, что я не смогу вообще больше петь, или заболею, или что-то еще, и не смогу петь, то это будет конец – по крайней мере, для меня. Но до тех пор, пока Бог дает мне такую возможность, порох в пороховницах еще есть, я буду продолжать это делать, и до тех пор, пока будет существовать возможность жить музыкой и получать счастье от того, что ты делаешь – я буду этим заниматься.

Ты сказал, что на новом альбоме ты поешь о вере, и это одна из главных тем альбома. К каким другим темам ты обращаешься?

На это очень сложно ответить, поскольку очень тяжело собрать все темы под одной крышей. Каждая песня по-своему индивидуальна. Там есть довольно-таки рок-н-ролльная композиция, что-то вроде: "Мне все равно, я хочу хорошо провести время, и мне плевать, что говорят люди". Потом там есть такая композиция, как "I Know, You Know", затрагивающая огромную проблему – как все стараются закрыть глаза и забыть об окружающих проблемах, в том числе и о проблемах других людей, которые являются, может, твоими соседями, а, может, и знакомыми. Но если каждый будет в действительности так поступать, то это будет общество тупых. Эгоистический путь мышления не приведет наш мир к новому уровню развития. Так что это очень сложно, но главными, я думаю, являются песни о любви, эмоциональные композиции, текст которых содержит кое-какой мой опыт, или некие фантазии, как, например, в "Shangri La", где говорится о некой мистической, волшебной женщине, которая может уготовить тебе одновременно и рай, и кучу неприятностей. Так что, как видите, это очень сложно. Они все очень разные
.

Я знаю, что ты слушаешь большое количество музыки, что, конечно же, не может не влиять на твои собственные композиции, твое личное творчество. Вдохновляют ли тебя другие вещи, такие, как книги, театры, фильмы или что-то другое?

О, да! Вдохновение повсюду, я думаю, что это всегда зависит от твоих интересов. И ты стараешься, сознательно или нет, заложить эти темы в основу своих песен. Ты всегда зависишь от своих чувств в данный момент времени. Но я полагаю, что в большинстве случаев основу композиций и текстов составляет личный опыт. Тебя вдохновляет все: это может быть мотогонка или какие-то иные виды спорта, или, может быть, водное путешествие, или что-либо еще, однако в большинстве случаев это люди, с которыми ты встречаешься и разговариваешь, новости, которые узнаешь из газет – существует масса вещей, которые вдохновляют. Особенно это касается всех СМИ.

Скажи, а твои родные одобряют деятельность Gotthard и все, что ты делаешь?

Ну, все гордятся тем, что я делаю вообще, и тем, что я делаю в рамках Gotthard. Думаю, что нелегко – быть родом из Швейцарии и жить вне музыки, потому что это очень маленькая страна. На заре моей карьеры все говорили: "Не делай этого, из этого все равно ничего не выйдет". Но так всегда и везде, некоторые страны вообще не варятся в рок-н-ролле, и Швейцария, вероятно, как раз из таких. Но мы смогли показать людям, что это возможно, что мы хорошо проводим время, что это работает. Так что горжусь и я, и мои родители, и родственники, конечно, тоже.

Вы можете описать процесс создания новой композиции? У вас в группе царит демократия или все же есть лидер, который говорит, что нужно делать, а что – нет?

Конечно, у нас демократия. Каждый может предложить свои идеи, но, в конечном счете, песни пишем в основном мы с Лео Леони. Так как у нас в группе есть еще и Фредди Шерер, мы очень много работаем втроем. Мы хорошо понимаем друг друга и отлично срабатываемся. Мы всегда открыты для идей, так что привносить их может каждый.

Вы уже три раза были в России. Есть что-то такое особенное, что запомнилось тебе в нашей стране больше всего? Может, что-то поразило или заинтересовало тебя?

О, я помню, что был очень поражен и счастлив во время пребывания в Санкт-Петербурге, который оказался для меня потрясающим городом. Мы любовались красивыми местами, замечательными людьми. Но я помню также и специальный концерт в Москве, в Кремле – нам предоставилась возможность выступить в Кремле – и это было потрясающе, видеть людей, сидящих в этом прекрасном месте. А контроль был такой, как в аэропорту! (смеется) Но это была замечатель
ная ночь, все были довольны, и для нас играть там было чем-то особым. И это было просто прекрасно.

Ну, Стив, огромное вам спасибо за этот замечательный разговор! Мы узнали о тебе много интересного! Удачи и тебе, и Gotthard. Это все, если только ты не хочешь что-нибудь сказать нашим читателям…

О, я бы с удовольствием! Большое вам спасибо за вашу поддержку! Здорово, когда у тебя есть фэны по всему миру, особенно в таких странах, как Россия, которую я считаю особой нацией, и фэны у вас тут тоже особенные, так что продолжайте в том же духе и надеюсь, что мы встретимся в следующем году во время нашего турне. Продолжайте отрываться!

Непременно! Еще раз спасибо!

Тебе также, Ксения, всего самого лучшего! Spasibo!

Беседовала Ксения "Wolfin" Хорина
© Russian DarkSide E-Zine
18 ноя 2009
the End


КомментарииСкрыть/показать




/\\Вверх
Tiamat Рейтинг@Mail.ru

Rambler's Top100
1997-2016 © Russian Darkside e-Zine.    Если вы нашли на этой странице ошибку или есть комментарии и пожелания, то сообщите нам об этом