Arts
ENG
Search / Поиск
LOGIN
register




Интервью
A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z #


Uli Jon Roth


Никогда не любил шреддеров

Prologue
4 октября в Москве в клубе Stereo Hall, 5 октября в Ярославле в клубе Горка и 6 октября в Санкт-Петербурге в Jagger'е выступит Uli Jon Roth - оригинальный гитарист Scorpions, с которым группа выпустила четыре альбома и создала такие боевики, как "Drifting Sun", "Fly to the rainbow", "Dark lady", "Life's like a River", "Longing for Fire", "Pictured Life", "Virgin Killer", "The Sails Of Charon"... Гитарист оказал огромное влияние не только на звучание Scorpions и помог заложить основы будущей всемирной славы коллектива, на его музыке воспитывается уже не первое поколение гитаристов. Подробнее о предстоящих концертах, о прошлом со Scorpions и причинах ухода из группы, о секретах гитарного мастерства и многом другом с Uli Jon Roth'ом поговорил наш корреспондент буквально за полторы недели до концертов в России.
Привет, Ули! Как дела?
Да отлично дела, а у тебя как? Ты в Москве?

Да, а Вы где сейчас?
Я в Англии, сейчас я живу здесь.

Вы там постоянно живёте?
Да, я переехал сюда ещё в 80-х.

Почему решили переехать именно в Англию? Большинство европейских музыкантов переезжают в США, даже некоторые британцы.

Америка мне тоже нравится, но я предпочитаю Англию. Это моё любимое место для жизни.

Это как-то связано с английской культурой? Вряд ли Вы переехали туда из-за хорошей погоды.

Ха-ха, да уж, погода здесь так себе, но, честно говоря, в Германии климат не лучше, а уж в России и вовсе хуже. Не знаю, мне просто очень нравится атмосфера в Великобритании, я здесь чувствую себя как дома. Трудно объяснить, это всё на уровне чувств. Вот мне нравится бывать в Германии, но не нравится там жить. В Германии слишком много правил, всё слишком строго для меня, сплошная бюрократия, которую я не люблю. Мне нужно больше свободы.

А когда Вы впервые посетили Британию?

Это было в 1975, ещё со Scorpions. Мы тогда как раз начали очень активно гастролировать. Первый приезд был сразу после выхода альбома «In Trance». Страна мне сразу понравилась, и нравится до сих пор. Не всё, конечно: например, дороги здесь скверные, все ездят медленно. Но в основном всё классно.

В России Вы уже бывали?

Лишь однажды. Я посетил Москву и Уфу, но это было довольно давно и к тому же не очень складно, так что грядущие концерты будут моим первыми полноценным выступлениями в России. И я их очень жду!

Уфа — не самый популярный пункт в гастрольных расписаниях зарубежных звёзд. Как Вас туда занесло и какие вообще впечатления остались от выступлений?

Да, я помню, что город был гораздо меньше Москвы. Организовано всё было неважно, но концерт получился весьма приятный. Это было в 2011 году или вроде того. Какое-то полузакрытое шоу было, немногие знали о нём вообще. Поэтому я не могу назвать тот случай полноценными гастролями в России.

На этот раз Ваши концерты в Москве и Санкт-Петербурге пройдут в небольших, но очень уютных, атмосферных клубах. Такие же я видел и на ваших видео из других стран. Вам нравится выступать в подобных местах?

Да нет, мне любые залы нравятся: и большие, и маленькие. Во всём есть свои плюсы и минусы. Но с российской аудиторией у меня не налажены давние отношения, по
этому лучше начинать с небольших залов. Сыграю так и посмотрим, к чему это приведёт. Я знаю, что Scorpions очень любят в России, но они и выступают у вас уже очень давно. Причём это началось уже задолго после моего ухода из группы, и ранний период Scorpions вашей публике не так хорошо знаком. А ведь именно в первые 5-6 лет я был наиболее активен в этой группе. Но на этот раз я постараюсь познакомить русских меломанов с этой музыкой.

Да, Вы правы, Scorpions едва ли где-то ещё популярны так же, как в России. Они выступают здесь каждый год на многотысячных стадионах.

Нет, ну в США их тоже очень бурно встречают. И в Греции, например. Если не ошибаюсь, у вас это началось с «Wind of Change». И мне это нравится, классная ведь песня.

Большинство людей, которые знают имя Ули Джона Рота — они всё-таки знают его как легендарно гитариста-виртуоза, а не просто бывшего участника Scorpions. Вот, например, если речь идёт о Рудольфе Шенкере, то все сразу вспоминают Scorpions, а в Вашем случае это не так, верно?

Да, вся моя жизнь после Scorpions была полна самостоятельного творчества. Я старался не опираться на одно лишь наследие группы, как это делают некоторые музыканты. Но вот именно сейчас я гастролирую с программой, посвящённой моему творчеству в Scorpions. Я решил всё-таки вспомнить прошлое, хотя не делал этого уже очень давно. После ухода из группы я почти никогда не играл те песни. Но недавно я попробовал сделать это пару раз, и мне понравилось. Но, разумеется, даже в этот раз я поиграю кое-что из своих новых вещей.

Это отлично, всё-таки сами Scorpions редко играют песни того периода.

Да, я надеюсь, российским зрителям это понравится. Но это правда будет интересная и разнообразная программа. Будут даже несколько акустических номеров.

Вы ведь привезёте свою уникальную гитару Sky?

Конечно, сразу несколько штук! Скажу даже больше, я привезу парочку совсем новых гитар, которые должен получить из мастерской буквально на днях. Одна из них — новая серийная модель Sky Elite. Она такой же формы, но у неё совсем другая расцветка и несколько новых технических фишек. А вторая — это восьмиструнная фламенко-гитара в форме Sky. На ней я как раз буду исполнять акустические номера. Я вот только сегодня общался с гитарным мастером, он заканчивает работу над покрытием корпуса, так что это дело пары дней.

Вы ведь знаете, что восьмиструнные гитары сейчас популярны в тяжёлой музыке?

Да, но у меня совсем не такая, конечно. С фламенко-гитарой совсем другая история. Она расширяет творческое мышление, потому что там п
роще менять тональности прямо во время игры. Но восьмиструнные электрогитары мне совсем не нравятся.

А Вы вообще следите за современной сценой, за тяжёлой музыкой?

Если честно, нет. Я давно перестал следить и отправился в своё собственное плавание по музыкальным морям. Порой я слышу что-то интересное среди новинок, но чаще всего пропускаю мимо ушей. Меня вообще трудно назвать активным слушателем, я редко слушаю музыку, я больше сам играю. В молодости я много слушал, теперь нет. Ну разве что иногда, и то за рулём.

Может, Вы можете отметить каких-то молодых гитаристов, как профессионал?

Трудно сказать, конечно. Никто не впечатлил меня так, чтобы я прямо вот ахнул. Меня до сих пор поражают только те, кого я слушал ещё 40 лет назад. Джефф Бек, Дэвид Гилмор — они по-прежнему играют великолепно. Большинство молодых гитаристов играют слишком быстро и слишком пусто. Все эти арпеджио без мелодий ужасно скучны. К сожалению, для меня они все звучат одинаково. Даже когда я слышу что-то интересное, я уже не придаю этому особого значения, все мои мысли устремлены в другую сторону. Прости, если расстроил таким ответом, ха-ха-ха.

Интересно, что Вы завели разговор о скоростных гитаристах, ведь многие считают Вас одним из первых шреддеров.

О нет, я никогда не любил шреддеров. Для меня это вообще отрицательная характеристика. Это значит играть быстро, бессмысленно и бездушно. Да, я был одним из первых, кто начал играть быстрые арпеджио, но это был лишь один из множества способов донести свою музыкальную идею. А потом куча гитаристов взяли только эти арпеджио и сосредоточились на них. Получилась ерунда, мне это не по душе.

Ну, думаю, Вас никто не хочет оскорбить, говоря это слово.

Я знаю, знаю, я не обижаюсь. Я понимаю, с чего это всё пошло, но я слишком сильно расстроен всей этой ерундой. Выходит парень с гитарой и за 10 минут насыщенной игры так и не выдаёт ни одной толковой мелодии. Просто какие-то запилы и фишки, эффекты, но никакой музыки. Это грустно. Я хочу слышать мелодию, гармонию. Я хочу, чтобы музыка трогала меня до глубины души. Ну или хотя бы услышать что-то новое. Но сейчас по сути все топчутся на одном месте. Повторяют то, что уже давно было сказано другими.

Лучше меньше, да лучше, верно?

Совершенно верно! Именно это я и хочу сказать. Чем старше я становлюсь, тем лучше у меня получается уложить мысль в 2-3 ноты. Да, безусловно, иногда просто необходимо сыграть быстро, сыграть много нот, чтобы выразить определённые эмоции. Но это в любом случае должно быть музыкально и логично. А при взг
ляде на многих современных гитаристов у меня складывался впечатление, что они влюблены в свои пальцы. Ради чего это всё?

Может, Вы хотите дать какой-нибудь совет молодому поколению?

Да уж, хотелось бы. Сейчас многие умеют играть быстро и это уже перестало быть чем-то особенным. Но вот сказать своей играть что-то значимое умеют совсем немногие. Музыка — это ведь как речь. Я могу сказать тебе 20 слов очень быстро и получится «блалдпдвыарп» — бессмыслица. Так не лучше ли сказать одно умное, осмысленное предложение медленно и с выражением? Никто не хочет задумываться. Лучше меньше, да лучше — если это правильное «меньше». Не подумай, что я какой-то самовлюблённый тип, ведь к самому себе я отношусь так же критично. Слушая старые записи, я понимаю, что зачастую перегибал палку, играя кучу лишних нот. Сейчас я более, хе-хе, экономный.

Пару месяцев назад я смотрел видео с разбором вашего оборудования на канале Premier Guitar, помните такое?

Да-да, это было в Нэшвилле, эти ребята там обитают. Мы выступали с Энди Тиммонсом и они, вроде бы, изначально пришли к нему, но заодно предложили и со мной сделать видео. Я был не против, хотя получилось всё без подготовки. Люблю импровизацию. А как тебе это видео, понравилось?

Да, просто отличное! Там в комментариях все говорят, какой Вы милый и приятный в общении человек, настоящий музыкант. Видно, что Вам действительно интересно рассказывать о своём оборудовании.

И да, и нет. Понимаешь, сама по себе тема усилителей, педалей и гитар — она довольно скучная. Но большая часть моего оборудования была создана с моим личным участием, так что это моё детище. Мне приятно рассказывать о своих примочках, ведь это воплощение моих идей и желаний.

Я ведь почему вспомнил это видео. По-моему, это хорошая иллюстрация той мысли: лучше меньше, да лучше. У Вас немного педалей и довольно простые усилители без встроенного перегруза.

Да, у меня чистые усилки. Я, правда, не знаю, что мне выставят в России. Свои собственные усилители я привезти не смогу, так что придётся искать какие-то компромиссные варианты. Но обычно я играю на усилителях без перегруза. Весь овердрайв идёт из моей гитары Sky — в неё встроен предусилитель и она сама перегружает усилок, когда нужно. Именно так получается мой собственный звук.

Можно ли сказать, что весь звук — в руках?

Нет, я бы так не сказал. Всё-таки нужно подходящее оборудование. Если бы я играл на другой гитаре, я бы по-прежнему звучал как Ули Джон Рот, но я бы не смог исполнить многие фишки. Знаешь, каким бы выдающимся гонщиком ты ни б
ыл, у тебя не получится прийти к финишу первым на Фольксвагене Жуке. Это просто невозможно. Гитара Sky идеально отвечает всем моим требованиям к инструменту, потому что создана с учётом этих требований. Без неё я был бы ограничен.

Я не хотел выглядеть типичным дурачком-журналистом, который спрашивает Вас только о Scorpions, поэтому постарался задать побольше личных вопросов. Ну теперь-то можно спросить о Scorpions, ха-ха-ха?

Ха-ха-ха, задавай любые вопросы, не переживай! У вас интернет-сайт на русском, верно?

Да, Darkside — это большой российский портал о тяжёлой музыке и смежных жанрах. Новости, репортажи с концертов, рецензии, вот это вот всё. Аудитория довольно большая.

Я знаю, что у вас любят рок и металл. А гитаристов у вас много?

Ну, вряд ли так много, как в Германии или США, но с каждым годом становится всё больше. Вы слышали какую-нибудь российскую рок-музыку?

Нет, к сожалению, но дело не в России. Я уже говорил, что вообще почти не слушаю музыку сейчас, особенно новую. У меня нет телевизора, даже радио в машине я редко включаю. У меня есть один русский друг, гитарист из Санкт-Петербурга, он работает в Гамбурге. Честно говоря, это вообще единственный русский, которого я знаю.

Но классическую музыку из России Вы-то наверняка знаете?

О да, разумеется! Я слушал очень много Чайковского, Мусоргского, Стравинского. В России достаточно прекрасных композиторов. Рахманинов просто великолепен. Римский-Корсаков был настоящим талантом. Мне также очень нравится звучание русской народной музыки. Я интересуюсь фольклором со всех концов света и могу сказать, что русский фолк очень самобытный. Мне кажется, что слушая эту музыку, можно понять русскую душу. И если я правильно её понял, то мне она видится очень дружелюбной, тёплой, но всегда немного грустной, отрешённой.

Пожалуй, Вы и правы. Между прочим, сейчас в России многие играют народную музыку, даже фолк-рок и фолк-металл. Прежде всего русский, славянский фолк, но и другие народы тоже не отстают.

Это прекрасно! У вас очень музыкальная страна, это так хорошо для культуры. Россия воспитала многих виртуозов классической музыки, которые востребованы по всему миру. Более того, ваши композиторы и исполнители значительно повлияли и на всю западную музыку тоже. Ойстрах, Мильштейн, Рихтер — я слушал этих виртуозов в детстве и был просто шокирован таким восхитительным исполнением.

Очень приятно слышать такое! Но пока я не забыл, надо всё-таки задать пару вопросов о Scorpions. Вы ещё поддерживаете с ними контакт?

Нечасто. Только если мы встречаемся на каких-то мероприятиях. Например, в прошлом году мы вместе с Клаусом Майне снимались для фильма с интервью о группе. Но мы в прекрасных отношениях. Каждый раз мы очень тепло разговариваем, мы всё ещё друзья, скорее даже семья. Мы очень любим друг друга, у нас нет никаких проблем, мне приятно проводить с ними время. Кстати, прямо после Санкт-Петербурга я вылетаю в Токио, где будет фестиваль с участием Scorpions. Обязательно пообщаемся. И ещё в начале следующего года мы вместе участвуем в музыкальном фестивале 70 000 Tons of Metal — он пройдёт на круизном лайнере в Карибском море.

Вы знаете, что они взяли в группу Микки Ди, бывшего барабанщика Motorhead? Как думаете, они сыграются?

Да, я знаю. Я хорошо с ним знаком, отличный парень. Трудно сказать об их союзе, я ещё не слышал их вместе, но они все прекрасные музыканты, так что вряд ли возникнут какие-то проблемы. Характерами они тоже должны сойтись, все ведь добрые парни.

Приятно слышать, что у вас нет никаких обидок с ребятами из Scorpions.

О нет, никаких обидок никогда и не было. Поэтому я всего с теплотой вспоминаю эту группу. За все 5 лет, что я провёл с ними, у нас даже ни одного спора не возникло, ни одного злого слова не было сказано. С тех пор ничего не изменилось, я очень ценю это. К сожалению, в других группах такое редко встретишь.

Это замечательно, учитывая, сколько ругани в последние годы сейчас звучит между братьями Шенкер.

О нет, позволь мне тебя поправить. Это только Майкл ругается на Рудольфа. Руди ничего плохого о нём не говорит. Весь этот сыр-бор только из-за Майкла, и я это не одобряю.

Тем лучше. Почему Вы вообще ушли из Scorpions?

Я просто понял, что у меня другая судьба. Я решил свернуть на другой путь. Мы прекрасно провели эти 5 лет, но я искал другого. Scorpions хотели двигаться в сторону коммерческого успеха, и я не имею права их в этом упрекать. Именно поэтому они сейчас играют на стадионах. Это был их сознательный выбор и они добились своего, что я очень уважаю. Я мог бы остаться в группе, но я не был бы счастлив. Я даже не могу сказать, что мне не нравятся более поздние песни. Они мне нравятся. Рудольф и Клаус — прекрасные композиторы, одни из лучших в своём деле. Многие их песни просто безупречны. Но я не хотел быть частью такой серьёзной коммерческой машины. Мне нужна творческая свобода, даже если я не заработаю больших денег. Я могу полностью сосредоточиться на музыке и вдохновении, не заботясь о том, как бы мой новый альбом не провалился в продажах.

Но где-глубоко в душ
е Вы когда-нибудь жалели об уходе, глядя на их выступления перед десятками тысяч зрителей?


Да я и сейчас жалею, что не могу летать на частном самолёте, как они, ха-ха-ха! Тут не буду спорить, коммерческий успех решает много бытовых проблем. Ты летаешь по всему миру с комфортом — что может быть лучше? Я люблю путешествовать, люблю летать, и сейчас не могу себе позволить личный самолёт, так что мне, конечно, немного завидно, и я не стыжусь этого. Что касается стадионных концертов... не могу сказать, что завидую. Это по-своему круто, но в большом зале трудно установить тонкую, интимную, по-настоящему эмоциональную связь со зрителем. В 80-х мне всё это наскучило, я вообще практически ушёл из музыкального бизнеса. Я хотел писать симфонии, как великие российские композиторы. И я писал их, и был счастлив. У меня бы не получилось такого, будь я музыкантом стадионной группы. Это два разных мира.

Какая у Вас любимая песня Scorpions из Вашего периода?

Одной любимой точно нет. Есть те, что нравятся больше, конечно — именно их мы сейчас и исполняем на концертах. Всё зависит от настроения. В один день мне больше понравится одна песня, а уже следующий вечер — другая. Мы всегда их по-разному играем, никогда не повторяемся. Каждый вечер мы играем «Sails of Charon» и каждый вечер она звучит по-особенному. Мы импровизируем там в середине, мне это нравится. Рок должен быть опасным, а предсказуемость не может быть опасной. Поэтому в роке всегда есть место для неожиданностей. Я люблю удивлять даже самого себя, поэтому мне до сих пор приятно играть. А вот ребятам в Scorpions приходится играть одно и то же на каждом концерте. Они молодцы, что делают это ради зрителей. Я бы так не смог.

Значит, русские поклонники точно услышат Ваши любимые песни Scorpions?

Да, обязательно. Мы всегда играем главные хиты: «Sails of Charon», «We Burn the Sky», «In Trance», «Fly to the Rainbow», «Dark Lady», «Catch Your Train», иногда «Virgin Killer». Но они всегда звучат немного по-разному. А иногда и очень по-разному.

Я помню, смотрел интервью кого-то из группы Machine Head или Kreator, точно не помню. И этот парень сказал, что песня «He's a Woman, She's a Man» — первая в истории песня в стиле трэш-металла.

Ну да, там такой жёсткий рифф, многие группы потом старались звучать так же. Думаю, песня оказала своё влияние.

Многие сейчас знают Scorpions как ту самую группу с классными балладами, но на самом деле немногие в курсе, какое большое влияние вы оказали на тяжёлую сцену, включая даже очень тяжёлый трэш. Вы вообще задумывались, что можете породить таких монстров?

Нет, конечно же. Это всё появилось гораздо позже, группы вроде Metallica. Я такое не слушал в то время. Уже многие год спустя я узнал, что они выросли под нашим влиянием. Даже в те времена, когда я играл в Scorpions, я не думал о таком. Я просто творил лучшую музыку, на которую был способен. Я не думал, жёстко это будет звучать или нет. Но я определённо стремился создать что-то новое, и у меня, видимо, получилось.

Забавно получается. Вы лично оказали огромное влияние на новое поколение скоростных гитаристов-шреддеров и на целые жанры тяжёлой музыки, но при этом Вам не нравится ни то, ни другое.

Нет, ну мы всё-таки не были единственными, кто оказал такое влияние. Но ты прав, я никогда не придавал этому большого значения. Я ушёл из группы в 1978 и как раз в то же время появились Van Halen, которые многому научились у Scorpions, даже исполняли «Catch Your Train» и «Speedy's Coming». Трэш появился чуть позже, когда я уже был в совсем другой части музыкального мира. Я понятия не имел, что происходит на сцене. Вот о своём влиянии на гитаристов я хорошо знал. Но я удивлялся всему этому, потому что музыка, выросшая под нашим влиянием, звучала совсем не похоже на то, что мы хотели сделать. Это странный процесс. Я не чувствовал своего влияния в этой музыке, но люди говорили о нём.

Вы вот так случайно изобрели что-то новое, это удивительно!

Не случайно, конечно. Но я точно не стремился к этому. Трэш-металл, дэт-металл, спид-металл... да чего там, я вообще не люблю металл. Поэтому сейчас чувствую себя немного виноватым, ха-ха-ха. Говорят, что яблоки от яблони недалеко падает, но тут получилось так, что из упавшего яблока выросло совсем другое дерево. И его плоды мне не нравятся. Что-то пошло не так. Я точно не хотел породить армию шреддеров. Я хотел, чтобы люди играли мелодично и чувственно. Может, в этих песнях я играл быстро, но смысл был не в этом.

Но что сделано, то сделано.

Да, поэтому я неправ сейчас, когда осуждаю это. Это музыкальная природа, она развивается своим путём, как живой организм. Её не загонишь в рамки. Может, через 20 лет на трэш-металле вырастет новое поколение музыкантов, которые будут играть музыку, более близкую мне.

Хотелось бы надеяться! Большое спасибо за такое долгое и интересное интервью, Ули! Вы очень приятный собеседник, и это не пустая лесть. Вы стали легендой задолго до того, как я вообще родился, так что это большая честь для меня.

О, и тебе спасибо за прекрасные вопросы, мне было интересно пообщаться. Мне, может, стоит извиниться, если я кого-то обидел своими словами про металл и про шреддеров. Я цел
ый час твердил тебе, что не люблю то, не люблю это. Много негатива, это нехорошо. Но металл — это брутальная музыка, так что мои слова вряд ли заденут этих брутальных ребят, ха-ха-ха! Я просто старался быть честным.

Вся суть интервью в честности, а не в доброжелательности, так что всё отлично.

И то верно. Ты придёшь на какой-то из российских концертов?

Да, обязательно, я буду в Москве.

Отлично, обязательно поздороваемся. Напомни, что ты тот парень, с которым мы говорили по телефону о гитарах и металле. Я буду рад встретиться. Пока!

Беседовал: Шамиль Усаров
Благодарим ALIVE Concerts и лично Евгения Силина за организацию интервью.

30 сен 2016
the End


КомментарииСкрыть/показать 1 )




/\\Вверх
Abney Park Рейтинг@Mail.ru

Rambler's Top100
1997-2017 © Russian Darkside e-Zine.    Если вы нашли на этой странице ошибку или есть комментарии и пожелания, то сообщите нам об этом