Arts
ENG
Search / Поиск
LOGIN
register




Интервью
A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z #


Pyogenesis


Не собираюсь что-то менять, чтобы кому-то понравиться

Prologue
Эта беседа состоялась в прокуренной гримерке в месте новой дислокации андерграундного клуба Brooklyn Hall. Фронтмен PYOGENESIS Flo Schwarz смолил одну за другой, открывая доселе неизвестные подробности истории группы, которая за годы своего существования скакала из стиля в стиль из дум-дэта в альтернативу, поп-панк и бог знает во что еще. С 2002-го по 2015-й гг. коллектив не выпустил ровным светом ничего, а два года назад триумфально вернулся с первой частью трилогии "A Century In The Curse Of Time" с реверансами в сторону стим-панка. Следующий альбом, концептуально вторая часть трилогии, "A Kingdom To Disappear" вышел в этом году, донельзя эклектичный, с элементами брутальщины, панка, мейнстрима, смеси гроулинга и чистого вокала, третья часть только готовится... В поддержку нового альбома PYOGENESIS приехали с концертами в Москву и Санкт-Петербург, помимо основной программы исполнив свой культовый EP Ignis Creatio.
Фло, в который раз ты и PYOGENESIS в России? Что ты знаешь о России, читаешь ли наших классиков? Может быть, ты вставишь что-то на эту тему в третью часть своей трилогии?

Мы побывали в России четыре раза и каждый из них играли по несколько концертов. Также я приезжал сюда пару раз с другими группами, с которыми работаю, или просто погулять. Я знаком с русской литературой, например, сейчас я читаю книгу о детстве Максима Горького. Мечтаю проехать по Транссибирской магистрали. Думаю, вы в курсе, что это 14-дневное путешествие на поезде из Москвы во Владивосток. Я не раз говорил, что история Германии и России связаны между собой, особенно начиная с 1750 года. Может быть, я включу что-то о России в третью часть своей трилогии, но пока не уверен.

Когда ты начинал музыкальную карьеру, кто был твоим кумиром, благодаря которому тебе захотелось взять в руки гитару и собрать собственную группу?

Моими кумирами были шведы Bathory, а также я очень любил панк. За два года до образования группы я впервые познакомился с творчеством Bad Religion. Для меня это было настоящее открытие, потому что они играли быстро и очень мелодично, но, вместе с тем, не слащаво, в их музыке много меланхолии. И это меня очень вдохновило. Мы тоже стараемся передать подо
бное чувство меланхолии в нашем творчестве, в нашей мелодике.

Когда и как ты познакомился с Тимом «Асмодеусом» Эйерманом?

В 1991-м в RockFabrik – есть такой очень известный рок-клуб около Штутгарта. Там в те времена собиралась вся металлическая тусовка. Все дэтстеры и блэкстеры встречались в клубе каждое воскресенье с трех до девяти часов, по сути, в дневное время. После девяти вечера наступало время фанатов хард-рока. А нам всем тогда было по 18-20 лет, и мы врубались в экстремальный металл. Поэтому после девяти нам приходилось сваливать, потому что приходили «позёры». Вот там я и познакомился с Тимом. Стоит отметить, что в этом клубе образовалось много групп. Например, немецкий Atrocity, Crematory… Порой люди ехали в RockFabrik за двести-триста километров каждое воскресенье, чтобы встретиться с поклонниками новой интересной музыки. Но это продолжалось всего пару лет, потому что все поклонники дэта и блэка быстро повзрослели… Но в Facebook есть группа, посвящённая именно тем воскресным тусовкам в RockFabrik. Мы встречаемся там раз в два года, опять же, в воскресенье, играем те же песни, которые исполняли тогда, и это очень клёво!

Какой альбом Pyogenesis является твоим любимым и какой – самым коммерчески успешным?

Самый коммерчески успешный - «She Makes Me Wish I Had A Gun», а мо
и самые любимые – последние два, потому что они звучат однородно, монолитно, а не как сборник разных песен, как мы делали на ранних релизах.

А мой любимый - «Twinaleblood». Что означает это название?

Ничего не означает. Это просто сочетание трёх слов, которое придумал Тим!

В 1999-м году вы прекратили с ним сотрудничество. Как это произошло?

Точнее, это было в декабре 1998-го.

Значит, metal archives ошибаются?

Это было в декабре, поэтому, наверное, новость была опубликована в январе 1999-го. Тим присоединился к Liquido, которые были очень популярны в Германии. Их сингл поднялся до третьего места в чартах. Мы выпустили альбомы почти в одно и то же время. Я имею в виду альбом Mono. И ему пришлось выбирать, потому что он не мог играть два концерта в разных городах одновременно. Он решил остаться в Liquido, потому что в денежном плане они были более предпочтительны.

Общаешься ли ты с другими бывшими членами группы? Например, с басистом Романом Шонзи?

Да, Роман как раз сегодня прислал мне email. В приложении была какая-то фотография, которую я не смог посмотреть. В письме он написал: «Я наконец-то разобрал вещи на чердаке». И он там что-то нашёл, сфотографировал и хотел показать мне. Я
пока не посмотрел. И он заезжает каждый раз, когда бывает проездом в Гамбурге. Я также являюсь менеджером нескольких групп и когда езжу в Голландию по делам, то заезжаю к нему. Так что мы поддерживаем отношения.

Кстати, я не нашёл информации что у него с рукой?

Он родился таким. Это связано с сердечной недостаточностью, которая привела к тому, что его кисть не развилась нормальным образом. Но при этом он – отличный музыкант! Он играет на басу и гитаре с помощью металлического наконечника, который он надевает на руку.

Что ж, это заслуживает уважения. Итак, вскоре тех событий ты основал студию Hamburg Records. Расскажи, когда ты решил этим заняться и каковы твои функции?

Изначально я основал Hamburg Records, чтобы переиздать старый материал Pyogenesis, потому что контракт на его выпуск длился всего пару лет и в итоге мы вернули себе права. Поэтому я переиздал старые релизы и выпустил новый «She Makes Me Wish I Had A Gun» в 2002-м. С этого всё начиналось. Сейчас мы занимаемся мерчандайзингом, паблишингом, мы работаем с такими мейджор-группами, как Eisbrecher. Я знаю, она популярна в России.

Что же заставило тебя вернуться? Накопилось достаточное количество песен, которые ты хотел показать людям?

Да, конечно. Я люблю музыку. Люблю с
очинять песни, это моё хобби. Кто-то лазает по горам, а я пишу музыку... Кто-то покупает новые маунтин-байки, я же покупаю новую гитару, комбик, другое музыкальное оборудование. Я занимаюсь этим всю жизнь. И музыка, которую я писал все эти годы, они никуда не делась, она до сих пор звучит у меня в голове. И я могу ею поделиться, пускай даже она не тронет широкую публику. Для меня также важны тексты, которые я пишу. Я всегда рад, если люди ценят мое творчество. Это не самое главное, но если я до кого-то достучался – прекрасно. Мне важно воплощать в песнях свои мысли, образы, моё отношение к миру. Это потрясающее чувство!

Ты снова объединил усилия с Тимом в 2014-м. Что же случилось дальше?

Мы отыграли с ним один концерт. Но, к сожалению, ничего не срослось.

Понятно. Что ж, вы успешно справились и без него, хотя ваш вокальный дуэт был уникален. В последние годы у группы было несколько туров. Что тебе нравится больше – студийная работа или живые выступления?

Я люблю и то, и другое. Во время перерыва я всё равно писал музыку для себя. Я не выступал с Pyogenesis, хотя предложения всё время поступали. Просто мне казалось, что время ещё не пришло. Я не мог себе представить студийную деятельность без концертной. И в то же время не хотел выступать без выпуска новых альбомов. Ведь идеально делат
ь и то, и другое. Мне потребовалось 13 лет, чтобы выпустить новый альбом, но зато за ним последовал ещё один альбом всего через 16 месяцев.

Видимо, у тебя действительно было много готового материала? Всё это время ты копил идеи и теперь просто начал компоновать их в виде альбомов?

Нет. Есть песни, которые я придумал в 2001-м году, как, например, Lifeless. Вступительный рифф и рефрен вообще написаны в 91-м. Но остальные вещи новые. Кстати, «A Kingdom To Disappear» тоже была написана в 2001-м. Да, я всё время сочиняю песни, но сейчас делаю несколько иначе – я сразу думаю, какие песни подходят друг к другу, и в каком порядке их лучше расположить. И многие приходится откладывать, даже потенциальные хиты, если они не вписываются в трэклист альбома. Может, они попадут в следующий релиз, может, нет. Может, они вообще никогда не будут выпущены.

Кстати, финальные песни на последних двух релизах очень длинные, меланхоличные и атмосферные. Ничего подобного раньше у вас не было. Вы планируете записывать в будущем что-то в их духе?

Everlasting Pain, последняя песня с последнего альбома, одна из моих самых любимых песен Pyogenesis. Даже не верится, что она идёт 14 минут. При прослушивании она не кажется такой длинной. Может, кто-то считает её затянутой и скучной, но я – нет.

Мне кажется, композиция развивается вполне логично.

И я получаю удовольствие, обыгрывая музыкальные темы, но при этом, не теряя к ней интереса. Я не обязан писать хиты на 2,5 минуты, потому что мы не модная группа. Нам не нужно радио, оно всё равно нам недоступно. Поэтому мне не приходится сталкиваться с этими правилами лэйблов по поводу длины композиций.

Да, творческая свобода – это очень важно. Кстати, как продвигается анонсированная третья часть трилогии, посвящённой историческим событиям в Европе периода индустриализации?

Несколько песен уже записаны.

И последний вопрос. Расскажи о твоем соло-проекте Act Of Grace. Когда он был основан и что вы записали в его рамках?

Откуда ты вообще о нём узнал?

Из metal-archieves.com

(смеётся) Мы замутили его с Тимом. Только мы вдвоём, драм-машина, питчшифтер, бас-гитара и всё. Мы записала всего пару песен, ничего серьёзного. Просто у нас было свободное время. Кто-то рисует или катается на коньках, а мы просто сели с четврёхдорожечной порто-студией и записали это демо.

В каком году это было?

Кажется, в 1992-м.

То есть, когда вы пишете музыку, вы не задумываетесь о реакции публики
, о цифрах продаж и так далее?


Нет. Донести до людей свои идеи для меня - не самое главное. Я скорее делаю это для себя. И если другим это нравится – я очень рад и благодарен. Но я не хочу ничего менять для того, чтобы кому-то понравиться. Главное, чтобы я сам остался доволен. Это то, что для меня важно.

Не все оценили ваши последние камбэк-релизы. Для многих они слишком эклектичны. Что бы ты посоветовал для того, чтобы въехать в них?

Никаких советов я дать не могу. Нравится вам они или нет – мне всё равно. Конечно, это может прозвучать грубо... Но могу сказать одно – меланхолия проходит красной строкой через все песни. В начале нашей беседы мы упомянули Bad Religion. Например, если сравнить их с Ramones, то первые выигрывают именно благодаря меланхолии. Я люблю обе группы, но Bad Religion цепляют больше. Их меланхолия не утомляет даже после часа прослушивания, я могу долго слушать их музыку, а вот два часа подряд Ramones я выдержать не смогу, даже если по отдельности все эти песни мне нравятся. Их эмоциональная глубина находится на совершенно ином уровне и именно это очень важно для меня. Вообще, музыка с настроением, грустная музыка настраивает меня на определённые мысли. Иногда возникает желание заплакать. Хотя я не плачу, но она заставляет меня чувствовать себя таким образом. Это особое состояние.

Довольны ли музыкальные критики? Доволен ли лэйбл продажами последних альбомов? Есть ли у вас контракт на выпуск следующего альбома?

Все три части трилогии выходят на AFM Records. Йохан, основатель этого лэйбла, мой земляк. Мы оба родились в Штутгарте и познакомились ещё в 94-м. Он переехал в Гамбург в то же время, что и я. Так, что мы с ним оба швабы. Я доверяю ему, он надёжный партнёр, ему нравится моя музыка. И если возникают какие-то проблемы, я не прошу своего менеджера связаться с ним, я звоню ему сам и говорю: «Привет, Йохан, есть разговор». И мы всегда находим решение.

Беседовали: Дмитрий Дасов, Ирина The Sinner Иванова
25 ноя 2017
the End


КомментарииСкрыть/показать



просмотров: 206




/\\Вверх
Eluveitie Рейтинг@Mail.ru

Rambler's Top100
1997-2017 © Russian Darkside e-Zine.    Если вы нашли на этой странице ошибку или есть комментарии и пожелания, то сообщите нам об этом