Arts
ENG
Search / Поиск
LOGIN
register




Интервью
A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z #


Voodoo Circle


Это была самая легкая смена вокалиста в истории рока!

Prologue
Группа VOODOO CIRCLE, основанная гитаристом и композитором Alex Beyrodt'ом (также Primal Fear, проект Rock Meets Classics, Silent Force, ex-Sinner), в этом году отметила свое десятилетие пятым по счету альбомом. Несмотря на то, что главный в этом коллективе - музыкант, прославившийся в тру-металлических проектах, VOODOO CIRCLE рубит типический классик хард-рок, заставляя вспоминать музыку Deep Purple, Uriah Heep, Whitesnake и других монстров рока. Это звучание, которое уже не одно поколение впитало в себя чуть ли не с детства, и, кажется, именно таким слушателям и посвящен диск под названием "Raised On Rock", выпущенный 9 февраля на AFM Records. Помимо Алекса, в состав группы входят его коллеги по Primal Fear басист Mat Sinner и барабанщик Francesco Jovino. Это первая работа VOODOO CIRCLE с новым вокалистом Herbie Langhans (Avantasia, Sinbreed) после ухода David Readman. О том, как зазвучала группа и было ли легко сохранить коллектив после столь важных изменений, мы поговорили с Алексом Байродтом по Скайпу. Алекс оказался очаровательным собеседником, готовым посмеяться даже не над самыми приятными вопросами!
Привет, как дела, как погода?

У нас сегодня был снег! (разговор проходил в конце января – прим. авт.) Но тут очень красиво за городом.

Во Франции?

Да! О, ты знаешь, что я живу во Франции? Ну, хорошо…

Так ты же в Фейсбуке об этом постоянно пишешь! А почему ты переехал во Францию из Германии?

На самом деле, я же вырос очень близко к границе с Францией, в городе, который называется Саарбрюккен. Так что для меня всегда было вполне естественно перемещаться туда-сюда, например, съездить за покупками во Францию. Это очень удобно, границ нет, ты просто едешь – и оказываешься во Франции. В начале прошлого года я искал новое жилье, и нашел это место, а оно было уже за границей, во Франции. Но для меня нет никакой разницы: всего десять минут, и ты в Германии!

Поздравляю с выходом нового альбома “Raised On Rock”, мне он очень понравился! Думаю, не ошибусь, предположив, что он посвящен людям, выросшем на старом добром роке. Это именно та публика, которая любит Voodoo Circle, или у вас есть и молодые фэны? Какой вы видите свою публику?

Да, определенно, наша публика довольно возрастная, но что хорошо – эти люди приводят на концерты своих детей. Это круто, мне всегда очень приятно общаться, фотографироваться, поддерживать контакт с этими ребятами. С Voodoo Circle мы играем классик хард-рок, не очень популярную на сегодняшний день музыку, но все-таки поклонников у нее по-прежнему немало, они находят нас по поиску в Интернете, и становятся нашими поклонниками.

Еще до записи “Raised on Rock” группа претерпела серьезн
ые изменения в составе. В первую очередь я, конечно, имею в виду уход David’а Readman’а, который был в коллективе в самого начала… Что же было не так?


На самом деле, все было так, все было очень круто с Дэвидом, мне очень нравилось работать с ним как с вокалистом и, по крайней мере, как я думал, мы были друзьями. Мы работали вместе с удовольствием, никогда не было никаких знаков, что его что-то не устраивает. А вот как все произошло на самом деле: однажды, когда я был в Нью-Йорке, я получил сообщение по электронной почте от него, что он уходит. Я буквально приземлился, достал телефон, включил его, скачал почту, а там письмо от Дэвида: “Извини, но я ухожу из группы”. И представь себе, до сих пор я не знаю, почему он решил уйти! Не понимаю. Я спрашивал Дэвида несколько раз, но каждый раз он уходил от ответа. Однако работать с ним, играть с ним, просто быть вместе с ним было великолепно. Мы никогда не ссорились, никогда не было такого, чтобы меня что-то не устраивало в исполнении Дэвида, и его сообщение о том, что он уходит из группы стало огромным сюрпризом.

Как ты познакомился с Херби? Как я поняла, это произошло на Wacken Open Air? Как быстро ты понял, что он - это именно то, что нужно Voodoo Circle?

Получилось довольно забавно. Как я тебе уже сказал, когда я получил письмо от Дэвида, я бы в Нью-Йорке. Я отправился туда с Primal Fear, у нас начинался тур по Америке, откуда мы отправились затем в Канаду, Японию, Австралию… это было долго путешествие! Так вот, пока я колесил по Штатам, Херби прислал сообщение, где предложил свою кандидатуру для нашего другого проекта Rock Meets Classic. Он написал всего неделю спустя после ухода Дэвида! И мы с Мэтом (Синнером – басист Voodoo Circle, Primal Fear – прим.
авт.) сразу подумали, что это «наш» человек, что это отличный певец, его выступление с нами на Wacken было великолепным! Его сообщение стало своего рода знаком. Мы ответили Херби положительно, и он просто обалдел, потому что давно является поклонником Voodoo Circle, у него есть все наши диски! Короче, я послал ему песню, чтобы ее спел, и мы посмотрели, как это звучит с его вокалом. Эта вещь стала любимой песней его жены, а что до меня – это звучит как нельзя лучше и подходит для нашей музыки. Вот поэтому он получил эту работу. Но на самом деле, у нас и не было других кандидатов! Я так думаю, что это была самая легкая смена вокалиста в истории рока! (Смеется)

Правда? То есть вообще не было никаких дискуссий, прослушиваний?

Ничего! Один ушел, другой пришел. Написал письмо и был принят в группу. Честно говоря, менять певца – это всегда сложно. Это всегда рискованно и в большинстве случаев это конец группы, если речь не идет о таких монстрах как AC/DC или Iron Maiden. Если посмотреть на другие группы, не из «чемпионской лиги», со сменой певца группа заканчивается, но это не случай Voodoo Circle. И после того, как я прочитал довольно много рецензий на альбом и дал несколько интервью, я понял, что многим Voodoo Circle сейчас нравится даже больше, чем раньше. Может быть, потому что наша музыка теперь звучит более оригинально и в большей степени обладает своим собственным «почерком».

Какие идеи и вещи вы смогли воплотить с Херби по сравнению с его предшественником, что изменилось?

В первую очередь, мы хорошо провели время! Херби пришел из традиционного хэви и пауэр. Затем он пел в Avantasia. Но он никогда не пробовал работать в группе, ориентированной на классик рок. Для н
его это был определенный вызов, проба чего-то нового. В первый раз я услышал его голос, когда разучивал наш номер для выступления на Wacken с Rock Meets Classic. Когда Херби начал петь, я понятия не имел, кто это. В первый момент я даже подумал, что это Йорн. Мне показалось, что он поет просто великолепно. Я сразу почувствовал этот блюзовый «налет», блюзовые нотки в его вокале, но мне показалось, что сам Херби об этом не подозревает. Думаю, никто не работал с ним с этой точки зрения до Voodoo Circle. У него не было ни единого шанса сделать что-то в подобном ключе до нас. С одной стороны, перед Херби стояла непростая задача, с другой – это очень сильно его мотивировало. Он узнал очень многое о своем собственном пении, своем голосе, и сейчас он добился всех этих разнообразных оттенков… После записи демо мы встретились у меня дома во Франции, поработали вместе над некоторыми мелодиями, получив при этом огромное удовольствие! Это вот такое ощущение, как когда ты влюблен в кого-то, как новая любовь – то же самое бывает у нас, музыкантов. (Смеется)

Херби помогал писать песни, как я понимаю? Как и Дэвид раньше…

Да, конечно! Мы работаем так же, как и с Дэвидом. На все сто. Как я уже сказал, это была самая легкая смена состава (смеется). Что касается песен, наверное ты знаешь, что музыку в основном пишу я. А с голосом Херби я смог вернуться к некоторым вещам, которые я сочинил давно, году эдак в 2007. В них больше влияния Rainbow, они оказались более блюзовыми, были основаны на более классических гармониях, и несли в себе мистический дух Ronnie James Dio. Поскольку Херби пришел из хэви и пауэра, я подумал, что это может сработать с ним. В итоге все эти вещи на альбоме!

Давай закончим с вопросом со
става Мэтом Синнером. Пару лет назад он объявил о том, что уходит из Voodoo Circle. Каково же было наше удивление, когда его довольная физиономия появилась на первой официальной фотке группы вместе с Херби. Меня затерзали вопросами товарищи в соцсетях – откуда взялся Синнер, он же ушел?

Ну… его уход был только слухом! (Смеется). Мы просто подумали, что надо дать какие-то новости, и решили развлечь народ вот таким вот «фейком», что Мэт ушел. На самом деле, этот слух запустил Дональд Трамп, вот и все, что я могу сказать!

Многих волнует, планируешь ли ты когда-нибудь возродить Silent Force?

В настоящий момент деятельность Silent Force полностью заморожена, но, конечно, всегда есть шанс, что в будущем можно что-то придумать с Silent Force. У нас до сих пор много поклонников, и они постоянно спрашивают, будет ли когда-нибудь новый альбом и т.д. Думаю, что если наступит правильный момент, мы можем поговорить об этом.

Ты используешь одни и те же гитары для Primal Fear, Voodoo Circle, Rock Meets Classic?

У меня большая коллекция гитар. Для Primal Fear я использую, в основном, гитары Les Paul, потому что там нужны очень «жырные», тяжелые гитары. Для Voodoo Circle я беру разные гитары практически в каждой песне, так как звук сам по себе очень разный с разной динамикой, разными звуками. И там я постоянно перехожу с Les Paul’ов на Strat’ы, со Strat’ов на Telecaster’ы, использую акустические гитары. А в тур с Rock Meets Classic я беру, пожалуй, штук десять разных гитар, потому что нужно сыграть очень много песен с разными приглашенными «звездами» и, особенно потому, что надо использовать много совершенно разных настроек! Некоторые певцы предпочитают, чтобы был по
ниженный на пол-тона строй, другие на – целый тон, есть вокалисты, которые любят обычные настройки, да и сами песни все разные. Поэтому мне приходится реально везти с собой МНОГО гитар, чтобы просто открыть чехол и играть.

Что ты можешь рассказать интересного о предстоящем в апреле туре с Rock Meets Classic?

С нами едет Michael Sadler из SAGA, мы дружим где-то с начала 90-х, он некоторое время жил в Германии, веришь или нет, неподалеку от меня! Мы подружились, работали вместе над кое-какими его сольными записями, но мы никогда не выходили вместе на сцену. И мы ждем предстоящего тура с нетерпением! Eric Bazilian из THE HOOTERS уже выступал с нами года четыре назад. Это великолепный музыкант и очень приятный человек! Очень спокойный, позитивный, харизматичный и крутой! Также с нами едут Leo [Leone] и Nick [Maeder] из GOTTHARD, они тоже очень крутые. Мне очень нравится GOTTHARD и их песни. Много лет назад мне звонил Лео, это было в 90-х, в то время они искали гитариста, но я так ему и не перезвонил. Так что я упустил свой шанс! (Смеется). Также с нами будет выступать саксофонист из SUPERTRAMP. И Francis Rossi из STATUS QUO! Думаю, это прекрасный состав, и еcли у тебя есть шанс посетить одно из наших шоу, тебе точно понравится! Оно очень динамичное, есть оркестр, песни, которые мы исполняем, всем известны чуть ли не с детства – это очень волнующе и эмоционально.

У тебя есть какое-то классическое образование, опыт?

На самом деле, нет! Я самоучка. Обучился играть на гитаре самостоятельно, слушая Блэкмора, Мальмстина и других легенд. Я много изучал классические гармонии, но я не умею читать и записывать ноты, так же как и Гэри Мур или Ричи Блэкмор… Многие великие гитаристы не зна
ют нот, они просто играют рок!

Мне кажется в Германии не так много гитаристов неоклассического плана. Как ты пошел в этом направлении и стал так называемым шредером, если к тебе можно отнести эту характеристику?

Я не считаю себя неоклассическим гитаристом. Одно время я действительно поставил перед собой задачу изучить все эти технические приемы, стать способным играть все эти гармонии и структуры очень быстро. Я много слушал и изучал такие вещи, но потом, когда я понял, что уже овладел ими, то почувствовал, что пора вернуться к корням, а мои корни – это играть очень блюзово, мелодически. На первом альбоме Voodoo Circle я все еще был под влиянием неоклассики, но затем я стал все больше раскрывать свои корни, блюз, мелодик, и это можно услышать уже на втором альбоме. Мне очень нравится играть такую музыку, но я не отношу себя к категории шредеров и неоклассических гитаристов.

А ты не хочешь записать полностью сольный альбом?

Никогда говори никогда. Я думал об этом когда-то, но было столько работы с Sinner… (смеется). Может быть, в будущем наступит момент, когда я запишу сольник.

А что там за всякие такие хитрые издания у нового альбома Voodoo Circle? Какой-то особенный винил…

С такого рода музыкой винил просто необходим! Этот стиль, в общем-то, и был создан для того, чтобы проигрываться на виниловых пластинках. Но, безусловно, у нас есть и CD, в том числе и диджипак-издание с бонус-треками, японское издание со своим бонусом. Все как обычно. Что касается меня, то мне всегда трудно выбрать песню, которую нужно оставить на японский бонус. Но в наше время не проблема найти такие вещи в Интернете, и даже платить не нужно! (Смеется).

А ваша аудитория пользуется цифровыми стримингами?

Конечно, но я предпочитаю физические продажи, потому что Spotify и подобные вещи – реально очень плохие для музыкантов. Например, если твою песню прослушали миллион раз, ты получишь 60 евро. Мне кажется, что-то с этим не то… Причем, сам Spotify, кажется, получает сто миллионов долларов ежемесячно, не вкладываясь в промо, а музыканты не зарабатывают практически ничего. Это абсолютно неправильно. НО, к сожалению, я не могу что-либо поменять, и приходится играть по их правилам. Надеюсь, такая система будет разрушена.

Беседовала: Ирина The Sinner Иванова
25 мар 2018
the End


КомментарииСкрыть/показать



просмотров: 1849




/\\Вверх
Реклама на DARKSIDE.ru Рейтинг@Mail.ru

1997-2018 © Russian Darkside e-Zine.2,5383198261261    Если вы нашли на этой странице ошибку или есть комментарии и пожелания, то сообщите нам об этом